Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Москва-2019. Новые формы протеста. Итоги акций либералов 14, 20, 27 июля и 3 августа 2019 года. Записка ЦИПКР

Иванов П.В., зав. отделом по протестной работе МГК КПРФ Волков Н.Ю., секретарь МГК КПРФ, зам. зав. Отделом ЦК КПРФ Ответственный за выпуск: секретарь ЦК КПРФ Обухов С.П.

В июле 2019 года в Москве прошли громкие акции протеста с политическими требованиями. Основные акции проходили 14 июля и далее по субботам, 20 июля, 27 июля, 3 августа. Намечена согласованная акция 10 августа на проспекте Сахарова в Москве. ФБК (Штаб Навального) пытается сделать эту акцию всероссийской.

Общие сведения и основные факты

Причиной и поводом для протеста послужил отказ в регистрации ряду оппозиционных кандидатов на выборах в Мосгордуму (было отказано всем кандидатам из команды Навального, всем кандидатам из команды Гудкова, большинству кандидатов от «Яблока» и т.д). Также по искам провластных спойлеров была отменена регистрация кандидата-коммуниста Тимура Абушаева и поддержанного КПРФ кандидата Сергея Цукасова. В начале акций ключевым требованием протестующих был допуск к выборам независимых от власти кандидатов, однако, позднее стали появляться требования роспуска Московской городской избирательной комиссии и, в целом, смены власти в стране.

Ключевым фактором организации митингов послужили медийные ресурсы известных либеральных политиков (Навальный, Кац), дружественные им СМИ (телеканал Дождь), крупнейшие либеральные СМИ, освещающие и в разной степени поддерживающие этот протест («Эхо Москвы», «Ведомости», «Коммерсант», РБК и др.), аккаунты в соцсетях десятков незарегистрированных кандидатов и сотен сочувствующих им московских активистов. По целям и задачам, а также по вкладу различных акторов в организацию этих протестов их можно однозначно охарактеризовать, как либеральные.

По составу участников протестов картина следующая. Акция 14 июля проходила у здания МосГорИзбиркома и была несанкционированной. В ней приняло участие до 2 тыс. человек, в основном это либеральный актив. Присутствовало несколько кандидатов в депутаты от КПРФ. После этого либеральный актив численностью около 500 человек ежедневно собирался на Трубной площади (в формате встречи с кем-то из кандидатов в депутаты). 20 июля на Проспекте Сахарова прошла санкционированная акция протеста, в которой приняли участие 22 тыс. человек. Наряду с либеральным активом подключились протестные группы и люди разных взглядов, в т.ч. коммунистических. Акция была заявлена Либертарианской партией и сцена контролировалась либералами.

27 июля в центре Москвы прошла несанкционированная акция, которая привлекла широкие слои московского протеста (либералы – численное преобладание, социалисты, монархисты, анархисты, националисты, коммунисты, аполитичные граждане). Акция проходила в формате перемещения больших групп протестующих по площадям и переулкам в центре Москвы, скандирования лозунгов и перекрытия дорог. В центр Москвы 27 июля были стянуты огромные силы МВД, Росгвардии, иных силовых структур из многих регионов. На многих площадях столицы нескольким сотням митингующих противостояли тысячи правоохранителей. В результате акций были задержаны и доставлены в ОВД 1376 человек. Стоит отметить, что в ряде случаев имело место грубое и неизбирательное насилие со стороны сотрудников силовых структур. Часто вместо разгона демонстрантов сотрудники правоохранительных органов, напротив, запирали протестующих в квадрате, не давая никакого выхода. Избиение дубинками протестующих, которое имело место в некоторых эпизодах, не коснулось организаторов протеста. Однако, «под раздачу» наряду с протестующими попадали как случайные прохожие, так и туристы. Ряд провокаторов, призывавших толпу нападать на полицейских, оказались связаны с МВД и после начала столкновений прятались за спинами полицейских. СМИ облетела новость, что была разбита голова депутата района Хамовники А. Парушиной. Огромное число задержанной и факты насилия дали повод для громких заявлений СМИ и политикам западных стран, включая президента США Д.Трампа.

В преддверии громко разрекламированной несогласованной акции, связанной с массовым хождением представителей оппозиции по Бульварному кольцу, были арестованы либо задержаны многие лидеры либеральной оппозиции и организаторы акций. С началом акции большинство участников ожидало, что в протестных чатах, где они осуществляли свою координацию, будет указана главная точка сбора в центре Москвы. Однако, этого не было сделано. В результате шествие 3 августа охватило 9 километров Бульварного кольца и прилегающие к нему улицы внутри Садового кольца (Новый Арбат, Арбат, Цветной Бульвар и т. д. примерно ещё 10 км., итого около 20 километров московских улиц). Это шествие было достаточно массовым, но не организованным. Оно выглядело достаточно блёкло из-за рассредоточения людей по огромной территории. Полицией были задержаны 1001 участник этого шествия.

При этом мы не согласны с оценками экспертов, резко занижающих численность акции 3 августа (большая часть этих оценок – работа пропаганды). Оценки ОВД-инфо и наших собственных источников позволяют заключить, что число участников акции составило 15-20 тысяч, т.е. не было намного меньше числа участников прошлых акций 20 и 27 июля. А учитывая, что эта акция была несогласованной, она не только не показала спад, но скорее даже показала рост протестного потенциала.

Однако, определённым поражением протестующих стала их неспособность провести акцию эффективно и показать свою численность. Усилия правоохранителей по обезглавливанию и нейтрализации протеста 3 августа можно считать достаточно успешными.

Анализ причин и «закулисной» подоплёки протеста

Выше указывалось на пёстрый и широкий состав участников протестных акций: помимо либералов, участвуют граждане различных политических взглядов. Однако, это не отменяет факта изначальной заточенности этих акций под цели и задачи несистемных либералов. Также серьёзный «либеральный отпечаток» на акции накладывают присущие либералам методы и технологии организации протеста. Очевидно просматриваются две цели протестующих, кроме заявленных. Это дискредитация мэра Москвы С.С. Собянина и свержение действующей власти. Последнее подтверждается тем, как меняются лозунги в протестных группах, пабликах и чатах после 27 июля. Требования, связанные с выборами в МосГордуму отходят на третий план и на первый план выходят требования смены власти.

Уже 30 июля в протестных группах, пабликах и чатах появляются детально проработанные инструкции для протестующих следующей тематики:

  • как самоорганизоваться на площади в отсутствие лидеров
  • как избежать задержаний и сохранить силы на сутки протеста
  • как организовать группы медицинской помощи протестующим, пострадавшим в стычках с полицией
  • как самому сделать и распространить листовки, призывающие на новые акции протеста
  • как разведывать и передавать в нужные чаты перемещения и состав подразделений полиции и других правоохранителей
  • что взять с собой на площадь представителям силового крыла протеста и т.д.

Все эти инструкции появились в сети Интернет практически одновременно и по высочайшему качеству своей проработки (как содержательной, так и оформительской) не имеют ничего общего с прежде имевшими место в российском сегменте Интернет текстами. Само появление этих инструкций указывало на попытку вывести протест 3 августа на качественно-новый уровень. Было даже анонсировано формирование некоего «силового крыла» протеста, однако, пока эти заявления остались лишь заявлениями.

Опыт имевших место в различных странах «оранжевых переворотов» однозначно указывает на сходство данного протеста в Москве по целям, задачам и методам с указанными переворотами, которые производились ранее спецслужбами, олигархическими структурами и СМИ различных стран в интересах западных держав и при содействии их спецслужб. Несомненно, что указанные выше методички для протестующих сделаны профессионалами из спецслужб и политтехнологами высочайшего уровня. Однако, пока по факту все доказательно изобличённые провокаторы, возбуждавшие толпу на насильственные действия, работают совместно с МВД, т.е. принадлежат к российским, а не западным спецслужбам. Связано ли это с работой части российских спецслужб на интересы Запада? С попыткой российских силовиков вмешиваться в управление либеральным протестом и «стравливать пар» или провоцировать преждевременную (с точки зрения организаторов протеста) эскалацию? С ситуацией, когда «башни Кремля» настолько увлеклись разборками в преддверии «транзита власти», что не замечают, как Запад может воспользоваться раздраем в элитах и перехватить управление над протестами? С ростом профессионализма и самоуверенностью российских спецслужб, освоивших западные технологии управления протестом и не боящихся использовать их в столице России? Эти вопросы пока остаются без ответа.

В любом случае нужно предостеречь от двух крайностей. Первая ошибка – «за деревьями не видеть леса» и наивно полагать, что данные протесты – исключительно вина российских (и московских) властей и лишь реакция недовольных жителей на нарушения прав. Во-первых, очевидное одновременное попрание социально-экономических и политических прав граждан летом-осенью 2018 года, связанное с пенсионной реформой и фальсификацией многих выборов в сентябре 2018-го не привело к столь серьёзным протестам. Этим отличается стихийный протест народа, поддержанный КПРФ и другими истинно-оппозиционными силами от нынешнего протеста, прямо или косвенно поддержанного крупнейшими интернет-СМИ правящего режима и организованного при содействии, в том числе и отечественных спецслужб. Во-вторых, протестные акции июля 2019 года являются очевидным продолжением либеральных акций в защиту Ивана Голунова (июнь 2019 года). Это просто две стадии одного и того же протеста. Очевидно, что политтехнологи, планировавшие «дело Голунова» являются частью той же команды, которая организует протесты в июле. Организация столь разных, на первый взгляд, по причинам событий в одну заранее спланированную кампанию, показывает, что мы совершенно точно имеем дело с политической технологией далеко выходящей за пределы избирательной кампании 2019 года и нацеленной на смену власти в России в ходе «транзита власти» в 2024 году или накануне его. В Мире очень мало политических игроков, кто способен спланировать и реализовать такой масштабный и глубокий замысел. До недавних пор практической монополией на такие технологии обладали власти США (а возможно, и сейчас обладают). Таким образом «оранжевый оттенок» и «американский след» в произошедших в июле 2019 года и планируемых в августе-сентябре 2019 года протестных событиях – очевиден.

Вторая крайность и вторая ошибка – «видеть за каждым углом Госдеп» и считать, что ключевой фактор в возникновении протестов – это деятельность американских и иных западных спецслужб. Во-первых, эта версия не соответствует действительности. Во-вторых, она ожидаемо враждебно и порой даже агрессивно воспринимается не только участниками протеста, но и в целом большей частью молодёжи и городских жителей, не довольных политикой властей. И дело не только в том, что неуклюжие, неправовые и откровенно антинародные шаги российской власти создают фундаментальную почву для недовольства и протестов. Дело в том, что важным элементом московского протеста 2019 года является вполне лояльное освещение протестных акций подконтрольными Кремлю и госкорпорациям «Эхо Москвы» (собственник «Газпром-Медиа»), «Ведомости», «Коммерсант», РБК и другими издания, которые являются не только легальными, но, по-большому счёту являются и прокремлёвскими. Аналогично, провокации на митингах. Значительная их часть – дело рук самих российских силовиков. И где Госдеп и ЦРУ? И есть ли их влияние на московский протест?

Безусловно, это влияние есть. Но бессмысленно на улицах Москвы искать американских шпионов или наёмников, работающих за «печеньки». Мы имеем дело не с прямым, а с косвенным управлением. Американские и британские агенты в Москве сидят в креслах генеральных директоров, в просторных телестудиях, носят большие погоны и занимаются политикой. Вспомним список российских депутатов, имеющих собственность за рубежом. Вспомним подданного Британской королевы телеведущего Сергея Брилёва и заступающегося за него Дмитрия Пескова. Вспомним полковников, похитивших миллиарды, и помощника полпреда президента, работавшего на зарубежные спецслужбы. Вспомним, что блокирующий пакет (25,20%) акций «Газпрома» находится в собственности крупнейшего американского банка The Bank of New York Mellon.

Конкурирующие группы либералов в Правительстве и несистемной оппозиции предъявляют друг другу обвинения в зарубежных связях. Но эти связи есть у всех групп российского капитала, как составляющих правящую элиту РФ, так и у спонсирующих несистемную оппозицию.

Технологии протеста

В данном разделе мы сделаем акцент на тактику митингующих и способы их организации и самоорганизации. В общественном дискурсе давно обсуждаются так называемые «сетевые структуры» управления и координации в том числе и протестной деятельности, которые, в отличие от классических структур иерархического типа, не имеют ярко выраженных центров управления.

Сразу отменим, что большая ошибка путать «сетевые структуры» со структурами самоорганизации, когда нет внешнего управления и люди сами ставят себе задачи. Практика показывает, что децентрализованные структуры, возникшие как самоорганизованные и не управляемые извне – мало дееспособны, чудовищно неэффективны и либо быстро распадаются на разные общности, либо большую часть своей энергии тратят на внутренние конфликты между группами, отстаивающими разные точки зрения.

Единственный случай, когда сетевые структуры могут эффективно работать – это наличие внешней, заранее выстроенной среды, позволяющей быстро распространять поступившие извне команды. Как правило, в роли такой среды выступают традиционные СМИ или социальные сети. Так, например, классические «оранжевые революции» в модели Джина Шарпа противопоставляют иерархическим структурам государства сетевую структуру организации протестующих, которая приводится в движение через СМИ. В спецоперации по ликвидации СССР на ранних стадиях сетевая структура антисоветского актива координировалась через самиздат и другие подобные «самодельные механизмы», но переломным моментом противостояния советских и антисоветских сил стал переход на сторону антисоветчиков государственного телевидения СССР 19 августа. С этого момента успех антисоветчиков был предопределён.

В целом, только наличие сильной среды, способной быстро донести до разных сегментов сетевой структуры, что, где и как необходимо сделать, превращает саму по себе крайне неэффективную «сетевую структуру» в мощный политический инструмент. Т.е. все сетевые структуры не способны и не призваны вырабатывать и принимать общее стратегическое решение. Их цель - реализовывать заданную извне стратегию. При этом каждый сегмент сетевой структуры волен и должен самостоятельно выискивать тактические решения, в его конкретных условиях максимально эффективные для достижения поставленных стратегических целей. Это создаёт у рядовых участников и «полевых командиров» протеста, организованного по сетевому принципу, возможность творческой самореализации каждого в рамках стоящих перед ним задач, иллюзию свободы и самоорганизации, иллюзию общественно-политического творчества! И это близко к правде, если уточнить, что стратегические цели давно поставлены извне и не подлежат обсуждению. Все, подвергающие их сомнению, в лучшем случае будут тихо выдавливаться из сетевого сообщества, а в худшем есть пример активистов украинской левой организации «Боротьба», избитых нацистами на Майдане в Киеве. Причём для жесткого выдавливания несогласных из сетевой структуры не обязательно чьё-то прямое указание сверху. Это может быть и «инициатива снизу» (или сбоку) от других участков сообщества, искренне стремящихся избавиться от тех, кто мешает сообществу двигаться к заданным ему целям.

В современной России выстраивание политических структур прозападной оппозиции идёт с момента выдавливания из легальной политики откровенно прозападных партий «Союз Правых Сил», «Яблоко» и других в начале 2000-х. Условно, с момента, когда Чубайс заявил о «переходе в оппозицию». С начала 2010-х по 2019-й год эти структуры прозападной оппозиции носили полу-сетевой и полу-иерархический характер.

Элементами иерархического управления являются либеральные партии (на сегодня это «Яблоко», Парнас, ранее «Гражданская платформа» и др.), классические СМИ либеральной направленности («Эхо Москвы», «Ведомости», «Коммерсант», РБК) и либеральные политики и «агенты влияния» старой формации (Чубайс, Кудрин, Немцов, Касьянов, Венедиктов, Сванидзе и т.д).

Элементами же сетевой структуры являются, с одной стороны, система донесения информации сверху-вниз, состоящая из указанных выше классических СМИ, узко-специализированных политических интернет-СМИ (телеканал Дождь, блог Навального), а также современных децентрализованных ресурсов в социальных сетях и мессенджерах (группы, паблики и чаты оппозиции). Другой стороной сетевой структуры прозападной оппозиции являются НКО и координируемые ими или ориентированные на них экспертные (Общероссийский Гражданский Форум Кудрина, наблюдательское движение «Голос» и др.) и протестные сообщества (представленные инициативными группами граждан, в основном в крупных городах). Это, собственно, те сегменты, которые призваны кропотливо работать в рамках поставленных стратегических ориентиров и, в момент необходимости, мобилизовать людей на протест. Важно понимать, что эта система субъектов – многоуровневая и прямую поддержку с Запада (например, гранты, или участие иностранных разведчиков в руководящих органах) имеют лишь субъекты самого высокого уровня. Средний уровень составляющих эту сеть организаций в лучшем случае догадывается, что ему оказывают (небольшую) поддержку из-за рубежа и воспринимает это как симбиоз, выгодный, прежде всего, им самим для решения их насущных правозащитных, градозащитных и иных задач. А структуры нижнего уровня и рядовые активисты на 95-99% используются «втёмную» и не за что не поверят в «иностранный след» в их движении.

Важные свойства, придающие прозападной оппозиции жизнеспособности:

  • хорошая взаимоувязка их иерархических и сетевых структур, участие иерархических по сути, контролируемых крупными олигархами классических СМИ в роли системы, сигналами которой координируется и направляется сетевая децентрализованная структура;
  • хорошая маскировка истинных геополитических и классовых целей и задач крупных акторов и заранее продуманное совмещение их целей и задач с тактическими и текущими интересами малых протестных групп, что не позволяет последним увидеть их участие в более глобальной игре, чем решение своих собственных задач;
  • создание для рядовых активистов возможностей творческой самореализации. Часто для людей, чей талант слабо востребован буржуазным обществом, сама возможность творческого труда настолько важна, что человек (тем более, в толпе единомышленников) сам не задаётся вопросом, зачем нужен его труд, и полезны ли для общества или вредны его последствия.

Описывая эти сильные стороны современных сетевых структур и, в частности, прозападной российской оппозиции, мы ни в коем случае не идеализируем её и не отрицаем использование ими, наряду с указанным выше, в том числе и грубых, примитивных форм работы, таких, как, например, использование платной массовки на митингах, наглая ложь, грубое насилие (киевский сценарий) и т.д. Однако, «секрет успеха» и популярности среди молодёжи всех «оранжевых технологий» и прозападных структур в целом – это именно «творческая» компонента, технологии стремительного вовлечения в процесс бескорыстных энтузиастов, технологии эффективной современной коммуникации. Именно эта «изюминка» во-многом предопределяет их жизнеспособность. Без учёта этого и работы в этом направлении, невозможно ни понять, ни предотвратить «оранжевые перевороты».

Продолжая анализ внутреннего устройства прозападной российской оппозиции следует отметить, что «либералы старой закалки» (Чубайс, Кудрин, Немцов, Касьянов, Венедиктов, Сванидзе) – это поколение политиков, которые не смогли удержать Россию на полностью прозападном курсе. Исповедуемые ими классические методы управления оказались непригодны для реванша против взявших власть элитных групп из сотрудников бывшего КГБ и других советских ведомств.

Поэтому, спустя время, Запад сделал ставку на оппозиционеров нового поколения (Навальный, Яшин, Мария Гайдар (до иммиграции), Галямина, Янкаускас и т.д.). Это либеральные лидеры, впервые проявившее себя в преддверии или в ходе т.н. «Болотных протестов» 2011-2012 года. Это поколение либералов отличается тем, что мыслит уже в сетевой, а не иерархической парадигме, при том, что сами они сформированы эпохой прямого иерархического управления. Т.е. это переходное поколение политиков, расцвет которых в 2011-2024 годах приходится как раз на эпоху, когда прозападная оппозиция в России перешла на полу-сетевую, полу-иерархическую модель организации. Сохраняя наследие Немцова и Кудрина, они активно осваивают социальные сети и мессенджеры, переведя координацию протеста в среды, непривычные и малодоступные для политиков старого поколения. Они тяготеют не к созданию политических партий, а к политическим структурам проектного типа («Штаб Навального», «Политический Uber Гудкова»), где активистам они предлагают не членство в организации с правом голоса, а право, как правило, бесплатно работать на достижение «общей цели», обеспечивая со своей стороны правильную технологию и организацию труда, эффективность вложенных усилий.

Новое лицо российского протеста – что завтра?

Мы считаем, что переломный момент в неизбежном процессе перехода прозападной российской оппозиции с полу-сетевого на полностью сетевой принцип организации состоялся 30 июля 2019 года, когда были опубликованы детальные методички по самоорганизации протестующих на площади. В основу координации и самоорганизации положены чаты в мессенджерах Телеграмм, Ватсапп и других.

Несомненно, что если революционно-политические процессы в странах Северной Африки, получившие название «Арабской весны», также справедливо назывались «Твитерной революцией», то протестные события в Москве в 2019-2024 годах с полным основанием можно называть «Телеграмм-революцией» по названию наиболее политизированного российского мессенджера (независимо от успеха или поражения этой «революции»).

Отличительная черта этих методичек по координации в протестных чатах состоит в том, что они чёрным по белому призывают активистов:

А) не верить лидерам протеста (это объясняется сразу несколькими логичными причинами: недостаточной опытностью некоторых политических лидеров в проведении столь масштабных протестных акций, вероятностью ситуации, когда все известные лидеры находятся в местах лишения свободы, наличием среди лидеров оппозиции «засланных агентов Кремля», их возможными личными мотивами и амбициями, мешающими общему делу);

Б) исходить из того, что администратор чата может быть не только не подходящим лидером, но и засланным сотрудником «Центра Э», провокатором.

Не подлежит сомнению, что эти два пункта адекватны реальности и протестный актив уже охотно понимает и воспринимает их.

Таким образом, именно в июле-августе 2019 года либеральная прозападная оппозиция переходит от модели организации

«Протестующий – Лидер протестной группы – Навальный – Бенефециары протеста»

к более простой модели

«Протестующий – Политтехнологи – Бенефециары протеста».

В первой модели, которая использовалась в 2011-2019 годах рядовой, неопытный протестующий выходил на площадь либо начитавшись сообщений в протестных группах социальных сетей, либо по призыву какого-то местного лидера (ЛОМа) – муниципального депутата, лидера группы против точечной застройки и т.д. Указанные лидеры протестных групп имели опыт борьбы с отдельными властными структурами (структуры ЖКХ, местные администрации) и оппозиционный настрой, при этом, совершенно не имея политического опыта. Упоминавшиеся выше НКО, фонды и организации, оказывая протестным группам эпизодическое содействие и поддержку, тем самым, «прикармливали» их, знакомя их с политическими лидерами либеральной оппозиции (Навальный, Яшин, Галямина, Янкаускас и т.д.) и транслируя им лояльность и доверие к этим лидерам. Эти же лидеры оппозиции к настоящему времени приобрели немалый политический опыт и стали весьма самостоятельными акторами, реализующими и балансирующими интересы и установки

  • зарубежных заказчиков протеста
  • олигархических групп влияния в РФ
  • собственных политических кланов, выросших вокруг них
  • либеральных экспертов и технологов, идеологов российской оппозиции
  • протестной массы представителей «среднего класса», на чьих симпатиях базируется их политический капитал.

Нетрудно видеть, что Запад заинтересован в регулярной ротации собственных ставленников и агентов влияния в покорённых им странах, чтобы не допускать чрезмерного их укоренения и, как следствие, снижения их зависимости от соответствующих западных структур. Причём наилучший вариант – не просто смена старых лидеров на новых, а переход к новой системе управления, когда новых лидеров требуется меньше и их роль снижается и стандартизируется. Именно это сейчас и происходит.

Пошаговые методички по самоорганизации протестующих, учащие идти не туда, куда скажет Навальный, а на ту площадь, которая будет озвучена и, возможно, выбрана голосованием в большом числе протестных чатов, выбивают почву из-под лидеров протеста, отдавая ключевую роль политтехнологам, составляющим эти методички и теневым координаторам, которые смогут удерживать авторитет в этих чатах.

Мы называем эту форму организации «сетевой безлидерный протест». Что не означает его самоорганизованного характера, а указывает на новый формат косвенного высокоуровнего и тонкого управления людьми, впервые применяемый в отечественной политической практике. Понять, как это будет выглядеть, можно из наиболее ярких постов в Телеграме, посвящённых будущим акциям оппозиции.

Ситуация после акции 3 августа

Первое. Российские силовики смогли провести многоплановую подготовку к событиям 3-го августа. Во-первых, это стягивание в Москву заведомо превосходящих сил правоохранителей, включая «тигры», водомёты, вертолёты и т.д. Во-вторых, это аресты и уголовные дела против организаторов протеста, как лидеров, так и среднего звена. Это, с одной, стороны, нейтрализует их, вырывая их из организации конкретной акции 3-го августа, с другой стороны, создаёт им в жизни долгоиграющие негативные последствия и этим, обеспечивает «запугивающий эффект» для других реальных и потенциальных организаторов подобных акций. В-третьих, участие полицейских провокаторов как в событиях на площади, так и в чатах оппозиции помогло им не допустить серьёзной координации протестующих. В-четвёртых, очевидно, было оказано давление «за кулисами» на олигархов, спонсирующих, или готовых спонсировать московский протес.

Сюда же относится начавшееся расследование финансовой деятельности ФБК Навального, которое ряд экспертов оценили как «покушение силовиков на общак оппозиции». Согласно публикациям, в телеграмм-каналах, этот «общак», подконтрольный Навальному, насчитывает несколько миллиардов рублей…

Вероятно, именно подобные причины, побудили оставшихся на свободе соратников Навального и других лидеров оппозиции не идти «ва-банк». Будучи способными назначить для протестующих 3 августа единую точку сбора и, тем самым, резко обострить события, они не стали этого делать.

В итоге, протест не набрал той силы, с которой силовикам было бы трудно справиться. По состоянию на начало августа, ресурсов «силовиков» достаточно чтобы спокойно подавить акции, подобные тем, которые имели место 20 и 27 июля, а также 3 августа.

Второе. «Слив» акции 03.08.19 её организаторами. После 14:30 стало понятно, что тактика перемещения протестующих по большой территории (Бульварное кольцо – 9 км. + прилегающие к нему улицы внутри Садового кольца по которым ходили протестующие – Новый Арбат, Арбат, Цветной Бульвар и т. д. примерно ещё 10 км., итого: 19 км.), не сработала при данной численности. С точки зрения логики протеста, была необходимость объявить общую точку сбора. Однако, никто из ФБК и иже с ними не объявил этого (хотя это уже не однократно делалось на прошедших акциях). Опыт ранее проведённых акций показал, что как только кто-то из так называемых «лидеров протеста» объявлял о точке сбора, данная информация за считанные минуты облетала чаты, группы и соц. сети, и на назначенное место стягивались протестующие. Но этого сделано не было. Хотя силовики ожидали, что такой сценарий возможен и данной точкой сбора будет Трубная площадь, куда стянули неимоверное количество сил (при численности протестующих в данной точке не превышающей и несколько сотен, а после и всего несколько десятков человек).

Возможно, отказ организаторов форсировать акцию связан с тем, что одна из главных задач выполнена – по Собянину нанесён удар, и информационные агентства раскручивают некомпетентность мэра Москвы. Возможно, сыграл роль «погром кассы ФБК», как предупреждение, что с ними будет, если они начнут слушать только своих «западных» партнёров и перестанут сотрудничать с внутренними интересантами (или перейдут красную черту).

Третье. На данной акции впервые была испробована новая форма протеста «сетевой – безлидерный протест». Это очень ВАЖНЫЙ итог прошедшей акции и в будущем мы ещё вспомним о нем и не раз.

Некоторые выводы:

Итоги опробования новой формы протеста явно будут изучены всеми игроками и сделаны выводы. Считаем, что данная форма имеет большие перспективы.

  1. Для выбранной тактики перемещения протестующих на столь больших расстояниях, как периметр бульварного кольца для удачно проведенной акции, необходимая численность протестующих должна составлять не менее 50 тыс. человек. Чем ниже численность протестующих, тем короче должен быть маршрут для перемещения (короче не значит не удачнее; выбор маршрутов должен исходить из ряда факторов).
  2. Так же необходимо отметить низкий уровень (хотя это и естественно, ведь данная форма не «обкатана») координации протестующих.

Следующая сложность, с которой, отчасти, протестующие уже столкнулись – это частичная блокировна («глушение») интернета в местах их скопления и по маршруту следования. Ожидаем, что при росте численности акций, силовики могут перейти в более масштабным отключениям интернета во время акций в центре Москвы. Активисты протеста на этот случай уже тестируют фаер-карты и фаер-чаты – технологии связи «от телефона к телефону», позволяющие обмениваться информацией в отсутствие сети интернет. Следует заметить, пока обкатка этих технологий наткнулась на технические сложности.

  1. Стремление либералов вывести протест на Всероссийский уровень. Руководитель Штаба Навального Леонид Волков заявил о том, что они превратят акцию протеста 10 августа во всероссийскую. Подкрепив согласованную центральную акцию на Проспекте Сахарова пикетами в большом количестве регионов.

5. Представляется вероятным, что нынешний политический кризис и протестная волна в ближайшие несколько лет могут привести к глобальному реваншу ультра-либеральной группировки в России (сценарий «Перестройки 2.0»).

6. При этом, прозападная оппозиция в России сильно усилилась после 2011 года и уже завербовала в свои ряды значительную часть политически активной и сознательной молодёжи. Доминирование в общественном поле либерального дискурса в последние 28 лет сделало возможной ситуацию, когда в ряды фактических противников суверенитета России добровольно вступают умные и активные представители молодых поколений, исходя из своего чувства справедливости и гражданского долга (антикоррупционная волна, абсолютизация правового общества, стремление интеграции с другими странами). Этот процесс неизбежно продолжится даже в случае поражения «Перестройки 2.0» и, тем более, в случае успеха этого проекта.

7.КПРФ, как политическая сила, претендующая на доминирование в обществе и политическую власть в следующие 10 лет просто не может не считаться с этим трудным, но политически значимым пластом общества и обязана выстраивать собственную контрстратегию...

Подготовили: Иванов П.В., зав. отделом по протестной работе МГК КПРФ

Волков Н.Ю., секретарь МГК КПРФ, зам. зав. Отделом ЦК КПРФ

Ответственный за выпуск: секретарь ЦК КПРФ Обухов С.П.