Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Марксизм, КПРФ и проблема защиты русской культуры. Полемические заметки

В соответствии с Программой КПРФ при определении своих целей и задач, стратегии и тактики наша партия руководствуется марксистско-ленинским учением и творчески его развивает, опирается на опыт и достижения отечественной и мировой науки и культуры. Основную идею марксизма Ф. Энгельс на похоронах К. Маркса смог сформулировать одной фразой: «Подобно тому как Дарвин открыл закон развития органического мира, Маркс открыл закон развития человеческой истории: тот, до последнего времени скрытый под идеологическими наслоениями, простой факт, что люди в первую очередь должны есть, пить, иметь жилище и одеваться, прежде чем быть в состоянии заниматься политикой, наукой, искусством, религией и т. д.». Исходя из этого базового методологического принципа марксизма КПРФ совершенно правильно определила свою главную задачу: «Главная задача нашей партии – спасение русского народа» («Коммунисты и русский вопрос» Резолюция X съезда КПРФ).

Сергей Александрович Строев, член КПРФ, помощник депутата Государственной Думы С.И. Васильцова, сопредседатель СПб отделения Всероссийского созидательного движения «Русский лад».
2013-09-02 06:19 (обновление: 2013-09-02 11:10)

Действительно, прежде чем быть в состоянии заниматься политикой, решением вопроса о власти, о том или ином общественно-экономическом строе, не говоря уже об идеологии, культуре, науке и т.д., мы должны решить самую базовую проблему – проблему нашего выживания как народа, обеспечения условий если не размножения и развития, то хотя бы для начала простого жизневоспроизводства и воспроизводства необходимых средств жизневоспроизводства. Однако в современных условиях вопрос выживания Русского народа, равно как и других коренных российских народов, не может быть решён вне решения вопроса об обеспечении материальных средств этого выживания, о переориентации цели всего производства с погони за прибылью на обеспечение нужд и разумных потребностей нации. Такая переориентация, в свою очередь, требует перехода от рыночных отношений (нацеленных исключительно на максимизацию прибыли) к плановым принципам организации народного хозяйства. Иными словами, речь идёт о национализации природных ресурсов, стратегических отраслей производства, транспорта, энергетики и банков, а также о восстановлении (при решающем участии государства) национальной продовольственной безопасности, самодостаточности внутреннего промышленного производства и обороноспособности. Ключевой проблемой современного российского общества является русский вопрос, а русский социализм является ответом на этот вопрос.

Это ясно понимает руководство партии. Как отметил 17 августа 2013 года секретарь ЦК КПРФ К.К. Тайсаев в рамках подготовки к Пленуму ЦК КПРФ по национальной политике: «Во главе угла неразрешенной проблемы национальных отношений уже давно стоит русский вопрос в более широком его смысле — вопрос о русском социализме, без разрешения которого немыслим капитальный "ремонт" государственности. Все коммунисты сейчас прекрасно понимают, что возрождение нашей отечественной государственности и возвращение России на путь социализма — явления неразделимые. <...> Эту позицию всецело поддержали руководители компартий, входящих в СКП-КПСС. Ибо она является созидательной и прогрессивной. Именно с зюгановской программной формулой мы и пойдем на Пленум” (http://community.kprf.ru/page/coordination/news/_/country/kazbek-taysaev-%C2%ABnatsionalnyy-vopros-v-nashey-st-r78 ).

Исходя из сказанного, мы как марксисты должны ясно отдавать себе отчёт в том, что вопросы базиса (материального бытия народа, т.е. национально-этнического выживания, национальной собственности на средства производства, включая природные ресурсы, а также национальной власти) в решении главного вопроса нашей Партии – Русского вопроса – являются первичными, а вопросы, относящиеся к сфере надстройки (науки, искусства, идеологии, культуры в целом) – вторичными и производными от вопросов первой группы. Поэтому недопустимой антимарксистской вульгаризацией и профанацией следует считать подмену главного второстепенным и сведение Русского вопроса преимущественно к проблемам защиты чистоты языка, школьного преподавания классической литературы и сохранения фольклорных ансамблей.

Однако, руководствуясь материалистической методологией в анализе происходящих процессов и в определении приоритетных целей и задач нашей практической деятельности, мы не должны забывать о том, что материализм в марксизме имеет диалектический характер. Это означает, в частности, что отношения между базисом и надстройкой не однонаправленны, что и надстройка в известной мере может по принципу обратной связи оказывать влияние (и подчас весьма существенное) на базис. Так идея, овладевшая массами, становится вполне материальной действующей силой истории. Так, в частности, сама марксисткая теория, относясь к области науки (то есть к сфере надстройки), оказала более чем заметное влияние на общественные отношения вообще и на производственные отношения в частности, в ряде стран (и, прежде всего, в России – СССР) на несколько десятилетий коренным образом изменив сам их характер. Именно поэтому мы должны, хотя и отдавая приоритет в решении Русского вопроса проблемам физического выживания Русского народа, проблемам собственности и политической власти, тем не менее, не сбрасывать со счетов и важность проблем сохранения культуры, играющей важное значение в обеспечении единства нации, защищающей её, в известной мере, от распада на атомизированную «человеческую пыль» (особенно в современных условиях деиндустриализации и резкого падения социализирующей роли производственного труда), а также препятствующей растворению этноса и формирующей его границы, то есть чёткое различение своего и чужого.

При этом, говоря о культуре, о традиционных ценностях, первоочередное внимание мы должны уделить тем сферам, которые ближе всего и важнее всего с точки зрения их влияния на жизневоспроизводство нации. Прежде всего – традиционным семейным ценностям. В этом вопросе мы должны проявить особую принципиальность, так как мировая буржуазная система старательно и не без успеха стремится сделать именно «левых» проводниками своей деструктивной политики, направленной на разрушение семьи как базовой ячейки общества. Первым пробным камнем в расшатывании, а затем и прямом разрушении устойчивых, вырабатывавшихся и шлифовавшихся тысячелетиями семейных норм стала оголтелая пропаганда т.н. «феминизма» – агрессивной социально деструктивной буржуазной идеологии, которая под демагогическим лозунгом «равноправия полов» фактически отрицает значимость биологически детерминированных различий между полами, подменяя их антинаучным представлением о поле как социальном конструкте, т.н. «гендере». Отрицание безусловности половой идентичности, навязывание «культуры унисекс», формирование социальных условий, в которых в мужчине старательно уничтожаются и вытравливаются все черты мужского архетипа, а в женщине – женского, закономерно ведёт к распаду традиционной семьи (что идеологами «нового мирового порядка» открыто и декларативно приветствуется!), к нарушению жизневоспроизводства и к вымиранию народов, усвоивших порочные формы буржуазной антикультуры. Капитализм, нацеленный на максимальное извлечение прибыли, стремится превратить женщину, во-первых, в производителя прибавочной стоимости, а, во-вторых, в активного потребителя, в единицу расширения рынка сбыта. Ради этого он «освобождает» её от её естественного определённого природой предназначения – рождения детей, и от её главных достоинств и добродетелей – верности мужу, целомудрия, роли хранительницы семейного очага. Равным образом и мужчину капитализм лишает его основных фукций – главы семьи, хозяина, добытчика, воина и защитника. Итогом этого становится утрата не только моральных норм, но и самой половой идентичности, поэтому следующим после «гендерного равноправия» вполне закономерным шагом буржуазной деградации человека и общества становится рост всевозможных извращений, а затем и их узаконивание в качестве новой содомской «нормы» бытия (стоит напомнить: в Советском Союзе гомосексуализм карался как уголовное преступление).

В борьбе за превращение человека в полностью управляемого, манипулируемого и расчеловеченного «идеального потребителя», современный капитализм (а, точнее говоря, уже банковский посткапитализм) старательно и целенаправленно разрушает традиционную культуру, не вписывающуюся в формат рынка, в формат коммерческой шоу-индустрии и примитивного потребительства. При этом, в первую очередь, настойчиво осуществляется программа разрушения главного канала передачи культурных норм от поколения к поколению – семьи. Под предлогом искусственно раздутой, гипертрофированной в общественном сознании проблемы семейного насилия, государство, превратившееся в локальную администрацию мирового банковского капитала, в качестве самозванного «защитника» вторгается уже не только в отношения между мужем и женой, но и между родителями и детьми. Под громкие слова о «правах детей» и об их «защите» делается всё для того, чтобы лишить родителей самой возможности воспитывать собственных детей. Вернее сказать – для того, чтобы детей воспитывала реклама, телевозор и молодёжная мода. Независимо от того, является ли это сознательно реализуемой программой геноцида Русского народа или только побочными издержками капиталистической погони за прибылью и превращению всего и вся в элементы рынка, итог один и тот же: стремительная количественная убыль Русского народа и его качественная интеллектуальная и культурная деградация, утрата несущих социальных структур, связи между поколениями и национально-этнической самоидентификации, рассыпание народа на совокупность атомизированных, не связанных друг с другом, а потому беззащитных перед лицом любой организованной силы индивидуумов, если не сказать особей.

В особенности страдает от этого государствообразующий Русский народ. Во-первых, именно на национально-культурное и национально-этническое самосознание Русских правящий режим осуществляет наиболее жёсткое и агрессивное давление, именно любое проявление русского самосознания беспощадно преследуется, в то время как к национальному сознанию и этнической консолидации иных народов правящий режим относится терпимо, а подчас даже покровительственно. Во-вторых, государствообразующий для России Русский народ еще многие столетия назад полностью изжил элементы догосударственного родового общества, став основой для развития цивилизации высочайшего уровня. Именно поэтому в условиях погрома всех несущих цивилизационных конструкций (законности, производства, школы и т.д.) он и оказался наиболее уязвимым, в то время как ряд народностей, лишь поверхностно затронутых влиянием цивилизации, в новых условиях попросту вернулись к сохранившимся у них родовых формам самоорганизации, ставшим основой для замкнутых этнокриминальных сообществ, безнаказанно терроризирующих разобщённое русское национальное большинство.

Ставя задачу спасения Русского народа мы – русские коммунисты – в первую очередь, должны поставить вопрос о защите семьи. Защите, прежде всего, от всякого вмешательства во внутрисемейные дела со стороны государства, под какими бы благовидными предлогами оно ни осуществлялось – до тех пор, пока государственная власть находится в руках откровенно антинародного режима. Главной угрозой на этом направлении на сегодня является система ювенальной юстиции. Естественным и наиболее сильным союзником КПРФ в вопросе защиты семьи и традиционных семейных ценностей (то есть традиционных ролей мужчины как главы семьи и женщины как матери и хранительницы семейного очага, безусловного права родителей на воспитание ребёнка и т.д.) является Русская Православная Церковь.

Вообще стоит отметить, что даже будучи в чисто политическом отношении лояльна в отношении правящего режима, Церковь как устойчивый высококонсервативный институт, сохраняющий традиционные нормы культуры, мировоззрения, социальной организации, человеческих отношений и поведения, самым своим существованием препятствует осуществляемой правящим режимом программе разрушения общества, уничтожения нации и национальной государственности, интеграции в мировой рынок. Поэтому неслучайно лидер КПРФ Г.А. Зюганов отметил, что после ликвидации завоеваний Советской власти армия и Православная вера остались двумя столпами, и именно они будут в первую очередь вырубаться под корень ненавистниками Русского народа и России. В 2012 году мы видели, какая массированная атака была осуществлена русофобскими либеральными силами на Русскую Церковь и Православие как таковое. Однако стоит обратить внимание на то, что эта атака была как минимум поддержана и самим путинским режимом («антиклерикальные» передачи с участием Александра Невзорова на 5 канале и НТВ, раскрутка скандала с Pussy Riot в подконтрольных режиму СМИ), а, вероятнее, именно им спланирована и организована. КПРФ заняла в этом вопросе совершенно чёткую и определённую позицию, однозначно осудив все кощунства и информационные атаки на Православие, Русскую Церковь и её Предстоятеля. Эта позиция Партии не имеет никакого отношения к PR и электоральной тактике, а является принципиальной позицией, декларацией готовности к стратегическому союзу коммунистов с правословными, Компартии с Церковью в общем деле защиты традиционных духовных, культурных, эстетических и моральных ценностей, норм поведения и отношений между людьми. При всём различии в методах анализа и познания действительности, Компартия и Церковь обладают если не полностью тождественными, то, по меньшей мере, сходными и совместимыми представлениями о нормах человеческого бытия, а Моральный кодекс строителя коммунизма по существу является светской, секулярной версией библейских заповедей Ветхого и Нового Заветов.

Немалое количество верующих является сегодня членами Компартии, атеизм никогда не входил в Программу КПРФ. Однако даже если мы посмотрим на Церковь с атеистической точки зрения, мы всё равно не сможем не признать того факта, что она является хранительницей норм и правил жизни, накопленных многотысячелетним опытом человечества и доказавших на практике свою способность обеспечивать жизневоспроизводство общества в самых разнообразно и порой драматически меняющихся обстоятельствах. Этот оформленный в форме религии опыт человеческого бытия представляет собой несомненную ценность. К этому следует добавить то, что Церковь является сегодня «точкой сборки», едва ли ни последним сохранившемся институтом, объединяющим значительную часть Русских людей в социальную структуру (что позволяет им так или иначе коллективно защищаться и выживать в условиях общего распада социума), а также сохраняющим основы национально-культурной самоидентификации Русских как этноса.

Поэтому, мы должны вместе с верующими традиционных для России конфессий бороться за фундаментальные ценности русского и других народов России, а также защищать право верующих и, прежде всего, православных христиан, на исповедование своей веры.

Следующим по важности носителем и передатчиком традиционных духовных и культурных ценностей следовало бы назвать школу. Причём школу классическую, основанную на классно-урочной системе преподавания, школу гимназического типа и желательно с раздельным обучением мальчиков и девочек. То есть такую школу, какой она была и в дореволюционной Российской Империи, и на вершине расцвета СССР – в послевоенные последние сталинские годы. Однако вопрос о восстановлении классической традиционной школы, равно как и вопрос о восстановлении трудовых коллективов (имеющих помимо основной чисто производственной функции важнейшее социализирующее и культурное значение), а также адекватной государственно-правовой системы, адекватной информационной политики в СМИ и т.д. может быть содержательно поставлен только при условии взятия нами всей полноты политической власти в стране.

 

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.