Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Сергей Обухов в «Росбалте»: Возможно ли «государство развития» в «хвосте у дяди Сэма»?

В информационном агентстве «Росбалт» по инициативе члена Президиума ЦК КПРФ, губернатора Иркутской области в 2015-2019 гг. Сергея Левченко прошел экспертный круглый стол «Государство развития: современные методы развития государства».

Сергей Обухов, доктор политичсеких наук, член Президиума, секретарь ЦК КПРФ
2021-04-08 10:25 (обновление: 2021-04-08 11:41)

В дискуссии приняли участие академики РАН, видные экономисты, политологи, практические специалисты, политические и общественные деятели.

С.Г.Левченко, человек, имеющий за плечами богатый управленческий опыт, историю успеха, тем более удивительного, что трудиться ему приходилось в заведомо враждебном окружении: «красный» губернатор региона в нынешней РФ – это исключение. Руководя Иркутской областью, Сергей Георгиевич не только сам добился выдающихся результатов как практик, но осознал всю значимость плана, как инструмента экономической политики. И созвал единомышленников принять участие в дискуссии об образе будущего социалистического государства развития.

В ходе круглого стола обсуждались принципы концепции государства развития и методы их внедрения в современной российской действительности, а также текущая ситуация в России. Участники поделились мыслями о путях перехода от «экономики трубы» к развитию государства, ориентированного на модернизацию экономики и социальной сферы. Было предложено определение государства развития. «Государство развития – это концепция демократического, правового, социального, национально-ориентированного государства, учитывающего интересы всех, прежде всего, трудящихся слоев населения, самостоятельно определяющего стратегические направления развития страны в интересах большинства граждан страны.

В дискуссии принял участие доктор политических наук, кандидат экономических наук, секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов.

С.П.Обухов
Споры об образе будущего социалистического государства развития и нынешние глобальные трансформации

Несколько тезисов на тему «образа будущего» для нынешней России.  

Первое. Сразу хотел бы поставить вопрос: возможно ли «государство развития» в «хвосте у дяди Сэма»?

Или, другими словами, прежде чем нам строить образ будущего в форме государства развития надо понять, где мы оказались и куда идем: камо грядеши, quo vadis, Россия?

Важно понимать, что тридцать лет назад, народ и элита России, устав нести свою имперскую ношу, отказались от собственного цивилизационного проекта. И как образно говорит Геннадий Андреевич Зюганов, «встроилась в хвост дяде Сэму».

А сегодня у мировой «элитки» «не хило подгорает под хвостом» в космических масштабах. И все это сильно затрагивает Россию. Я говорю про явление, которое эксперты назвали «монетарное безумие». С 1 марта 2020 года семь Центробанков мира напечатали почти 10 трлн долларов. За год! Сравним: за 100 лет до 2007 года включительно (это не так уж давно) совокупный баланс семи ЦБ удалось нарастить до объема менее 4 трлн долл. Неплохо, да? За 100 лет до инициализации монетарного бешенства всего 4 трлн, а тут за 1 год уже 10 трлн! Концепция «Бесконечного предложения денег» как и супержестокие ковидные карантины – это только прелюдия и «дрессировка человечества» перед новой глобальной трансформацией-мутацией капитализма.

Сегодняшняя Российская Федерация под руководством В.В.Путина и «Единой России» находится в самом водовороте этого «монетарного безумия». Не будем говорить про взлеты доллара-евро, обрушение рубля, бегство иностранцев из российских долгов, ОФЗ… Спросим еще раз: возможно ли приступать к строительству государства развития, когда валютно-финансовая система страны открыта нараспашку «всем ветрам»?

Опять процитирую Г.А.Зюганова: «Главные рычаги управления в Вашингтоне. Главные финансово-экономические решения принимаются в МВФ и других международных институтах. Плюс нас со всех сторон обложили не только санкциями, но и взрывоопасными геополитическими снарядами. Вот-вот может заполыхать война и на Донбассе. По периметру дуга нестабильности».Даже сценарий «Крепость», на который намекают Путин, Совбез в нынешних условиях и при нынешней влсти смотрится как просто дырявая стена, проницаемая по всем углам для воздействия наших геополитических противников. А ведь кроме сценария «Крепость» у нынешней партии власти еще в запасе сценарий «Капитуляция».

Поэтому ключевой вывод для нынешнего обсуждения: говорить о государстве развития возможно только после вывода России из-под внешнего управления. 

Второе. Социалистическое «государство развития» обязано противостоять глобальным тенденциям по дегуманизации и коммерциализации всех сфер жизни, даже тех, которые, казалось, невозможно коммерциализировать.

Традиционный капитализм, как и предупреждали классики, достиг своего предела развития, став планетарным явлением. Можно напомнить, что ещё Энгельс в 1894 году в комментариях к третьему тому «Капитала» Маркса предупреждал, что после окончательного завоевания мирового рынка капитализму будет очень трудно найти новый базис для экономической экспансии. 

В «Капитале» у Маркса выведена одна из ключевых закономерностей: в процессе капиталистического накопления норма прибыли (и ссудный процент как основная форма прибыли) будет неумолимо понижаться. И это неизбежно приведет к «смерти» капитализма. Отсюда отрицательные процентные ставки, отрицательные нефтяные фьючерсы. Никто не думал, что мы доживем то такого выпуклого исполнения предвидений Маркса.

Отсутствие новых рынков сбыта, условий для воспроизводства капитала уже даже Илона Маска заставляет озвучивать цель – колонизацию Марса для сохранения капитализма. 

Но Капитал нашел направления новой экспансии, превращая в рыночные ранее совсем не рыночные сферы... 

Да, постсоветская периферия освоена и монетизирована. Поэтому нужно вовлечение в оборот нематериальных сфер, духовного производства – образование, медицину, науку, систему «престижей». И это даже в нынешней России – уже максимизировано. 

Да, изворотливость капитализма, капиталократии – этих хозяев печатного станка «фантиков» – не знает границ. Уничтожив мировую систему социализма, Капитал приступает к уничтожению самого себя, или, к своей трансформации в нечто еще более чудовищное. Вспомним фактическую отмену «священного права частной собственности», происшедшую в ходе кризисов последних лет. Она проявилась и как экспроприация вкладов на Кипре у «неправильных» капиталистов, и как отказ банков от тайны вкладов под угрозами санкций от Минфина и Госдепа США. 

Да, капиталократия стремится сохранить власть над человечеством, теперь уже для руководства выстраиваемой ею глобальной распределительной системой, где виртуальные деньги – это не средство обмена, а основа ценности всего – и материального, и духовного. 

Новый инструмент присвоения и управления – «биткоин». Биткоин это симптом всеобщей неуверенности в завтрашнем дне. Абсолютное большинство владельцев биткоинов не верят этим «деньгам», то есть покупают их для того, чтобы потом обменять на реальные деньги. Так обычно поступают с предметами искусства, но не с деньгами. 

Понятно, что в этой гонке по коммерциализации и монетизации всего и вся «государство развития» участвовать не должно. И обязано твердо ограничить сферы духовного производства от коммерциализации.

Сопряженная проблема – мотивация к труду. Социалистическое государство развития невозможно без должной мотивации к труду и формирования трудовой этики. 

Если изучать публикации американских экономистов, то они бьют тревогу: «хряпнулась» протестантская трудовая этика. Труд больше не ведет к благосостоянию. Тот, кто хорошо учится, по прежнему, попадает в колледж - но дальше не получает доступа к хорошей работе. Получается, что он учится зря. Тот, кто тяжело и много работает, сегодня не зарабатывает достаточно, чтобы изменить свое социальное положение к лучшему. И даже хуже того: находясь, вроде бы, на той же ступени социальной лестницы, что его предок два поколения назад, по факту имеет меньше предка. Намного меньше. И меньше всего - стабильности.

А параллельно растет число людей, которые НЕ работают.  И при этом живут фактически не хуже, чем те, кто все еще «пашет» в рамках протестантской этики. Речь идет о ставших уже профессионально дискриминируемыми и требующим компенсации за рабство предков, за прежнее непризнание их особого гендерного статуса, за всевозможную дискриминацию и прочее  людях. Этот огромный люмпенизированный слой - главные избиратели демократов в США и сторонники капиталократии. В этой связи возникает и дискуссия о «базовом доходе: как  в социалистическом государстве развития мы будем решать вопросы мотивации к труду? Ориентировать на социальную помощь, вэлфер?

Здесь уместно вспомнить масштабные разоблачения силовиками в регионах Северного Кавказа масштабных приписок и выплат по ненсуществующей инвалидности, рождению несуществующих детей. Де-факто люди оформляют себе от государства «вэлфер» в «промышленных масштабах». И глядя на масштабы воровства бюджетных денег местными власть имущими трудно осуждать работоспособное, но еле выживающее население, прибегающее к таким уловкам и ухищрениям для получения социальной помощи.

И третье. Социалистическое государство развития возможно только в рамках обособления от всех вышеперечисленных разрушительных тенденций. В рамках хоть планов «Крепость», хоть санкционного «отделения» России от глобальных «прелестей», встает вопрос о мерах по минимизации последствий такого отделения, размежевания.

Скажем, мы объявляем план «Крепость». Но стоит вспомнить  масштабы зависимости России от импорта. Напомню, с 2014 года реализуется так называемое «импортозамещение», но про новую индустриализацию, как предлагает КПРФ – ни слова.

Экономисты (Калинин, Коротеев, Крупин, Нефедов – «Вопросы прогнозирования» ИНП РАН, №1, 2021) смоделировали интересную ситуацию - если бы вдруг в Россию перестал поступать промышленный импорт из Китая и в целом из остального мира. 

Как оказалось, Россия почти совсем не зависит от технологий из Китая. Падение промышленного импорта из Китая на 10% приводит к снижению суммарного выпуска всех отраслей российской экономики на 0,1%. Для обрабатывающей промышленности в целом потеря китайского импорта означала бы сокращение от 1,29% до 4,53% промпроизводства в России по разным моделям.

А вот в целом от импорта технологий – как правило из стран Запада – Россия зависит сильно. В модели исследования «технологическая автаркия» для разных групп отраслей привела бы к следующему:

- Первая группа (критически импортозависимые отрасли, для которых утрата импорта приведёт к падению выпуска более чем на 40% или вообще полной их остановке): лёгкая промышленность, автомобилестроение, машиностроение, химическая промышленность.

- Вторая группа – импортозависимые отрасли, для которых ограничения импорта могут быть существенны: падение их производства более чем на 15%. Это металлургия, производство резиновых и пластмассовых изделий, деревообработка, производство мебели и прочих товаров.

Понятно, что при разработке концепции «государства развития» мы обязаны учитывать вариант «вынужденной автаркии» и экстренную реализацию сценария «Крепость».

Полагаю, что обсуждая вопросы создания необходимой политической и социально-экономической инфраструктуры для внедрения принципов государства развития важно учитывать и три обозначенные мною проблемы.  Ну, и в завершении. Давайте не забывать, что пока мы спорим о будущем социалистическом государстве развития наш сосед - социалистический Китай приступает к строительству пятого космодрома.

Трансляцию круглого стола вёл телеканал "Спец"

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.