Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Газета «Правда». Хроника разрушения системы квалификации научных кадров и проблемы одного из закрытых диссертационных советов на её фоне

Министр образования и науки РФ Д. Ливанов окончательно запутался в проблемах отрасли, которую возглавляет. Но это не мешает ему всеми четырьмя конечностями держаться за занимаемое не по росту кресло.

По страницам газеты «Правда», Георгий Шибанов
2013-08-12 13:26

Чтобы отдалиться от проблем хотя бы на воробьиный скок, он повелел подчинённым разработать «дорожную карту» «модернизации», которая должна будет по-новому проводить государственную аттестацию научных кадров высшей квалификации. Учёные боятся, что прокладывается маршрут к развалу некогда стройной системы. Они помнят, как начиналась эта «дорога» и какие загогулины придавали ей министерские вельможи в течение двадцати с лишним лет.

Георгий Петрович Шибанов — одна из легенд отечественной авиации. Нет, он не устанавливал мировых рекордов скорости или дальности полётов. У него другие рекорды: он был одним из самых молодых за все годы лауреатов премий Советского государства в области науки и техники. Сталинскую премию молодой техник получил в 20 (двадцать!) лет. Второй его рекорд — спасённые от гибели и травм лётные экипажи и от аварий — самолёты. Доктор технических наук профессор Шибанов входит в тесный круг ведущих специалистов страны, чьи работы по безопасности полётов уже стали классикой.

Он автор более 400 научных работ. Не случайно Георгий Петрович — заслуженный деятель науки и техники РФ, заслуженный изобретатель РСФСР, почётный радист СССР. А ещё Г.П. Шибанов — замечательный наставник молодых учёных. Им подготовлено 8 докторов и более 50 кандидатов технических наук. Это, так сказать, его личный счёт. Но в одной из официальных характеристик учёного написано: «При его непосредственном участии подготовлено 27 докторов и более 300 кандидатов технических наук, то есть в среднем готовилось по восемь дипломированных специалистов в год». О проблемах подготовки высококвалифицированных кадров современной российской науки сегодня делится своими наблюдениями и мыслями профессор генерал-лейтенант Г.П. Шибанов.

В СВЯЗИ С ТЕМ, что Высший аттестационный комитет (ВАК) при Совете Министров СССР вместе с разрушением великой страны прекратил своё существование, а специально построенное для него здание на улице Грибоедова в Москве было приватизировано господами А. Яковлевым и Е. Гайдаром для размещения в нём созданной ими «совместной» с зарубежными инвесторами «фирмы», пришлось его российскому правопреемнику в срочном порядке вновь передислоцироваться — теперь уже в полуподвальное помещение в Гнездниковском переулке. Это послужило поводом прорабам «демократических реформ» фактически прекратить аттестацию кадров высшей научной квалификации.

В 1992 году деятельность всех диссертационных советов была официально приостановлена «в связи с необходимостью» пересмотра номенклатуры специальностей и частичного изменения их названий с соответствующей корректировкой паспортов специальностей. В дальнейшем за время проведения «демократических реформ» девять раз приостанавливалась деятельность диссертационных советов в связи с введением правительством разных новых нормативных документов. Все вновь назначенные руководители начинали всегда с их коренного изменения, каждый раз внося элементы неразберихи в деятельность диссертационных советов.

Диссертационный совет при одном из ведущих НИИ министерства обороны (МО) РФ, который функционировал под моим руководством, был переформирован по приказу ВАК РФ 7 апреля 1992 года. Срок его полномочий был установлен до 1997 года включительно. Однако в связи с кадровыми перестановками в правительстве уже через 2 года он вновь подвергся переформированию.

21 февраля 1994 года члены совета попросили меня как председателя обратиться письменно к командованию Военно-Воздушных Сил (ВВС) с просьбой разъяснить нам, почему нашим специалистам, имеющим учёные степени доктора технических наук и учёные звания профессора, не выплачивают надбавку к должностному окладу, несмотря на то, что есть соответствующее постановление правительства. Они просили также выяснить, почему оплата труда оппонента до сих пор составляет… 30 рублей, несмотря на либерализацию цен, которую учинили Е. Гайдар и Б. Ельцин (из-за неё цены увеличились в сотни раз и достигли астрономических величин).

Письмо я подготовил и отправил в Военно-научное управление (ВНУ) Генерального штаба и (в копии) заместителю Главкома ВВС по вооружению. Но разъяснений от них мы так и не получили. На состоявшейся вскоре встрече с Главкомом ВВС, где присутствовал и его заместитель по вооружению, я вынужден был напомнить им о посланном мною письме. Их ответ был сверхкоротким: денег нет, в стране капитально нарушена денежная система, и в ближайшее время можно ожидать лишь ухудшения положения дел по всяким выплатам и надбавкам, выходящим за пределы должностных окладов, по зарплате гражданскому персоналу и денежному содержанию военнослужащих. Вот и приехали в сказочное лоно капитализма...

Тем не менее из Управления подготовки и распределения кадров МО РФ пришла директива № 173/2/26/50 от 26 мая 1994 года, в соответствии с которой оплата труда оппонентов по кандидатским диссертациям устанавливалась для докторов наук в размере 14100 рублей и для кандидатов — 11300 рублей. Однако к этой директиве не было приложено никакой инструкции, определяющей порядок таких выплат. Поэтому для финансистов директива оказалась мёртвой бумагой: они её просто проигнорировали.

5 июля 1994 года я написал обстоятельное письмо министру обороны П.С. Грачёву о неразберихе, творившейся в делах подготовки кадров высшей научной квалификации во вверенном ему министерстве. Мне представлялось, что если до него это письмо не дойдёт, то полезно будет ознакомиться с ним хотя бы тем, кто сортирует для него почту: при установленном им порядке не выполнялись его же собственные приказы.

5 сентября 1994 года появляется наконец-то приказ МО РФ № 290, в соответствии с которым подтверждались как ежемесячные доплаты научным работникам МО, имеющим учёную степень, так и оплачиваемый отпуск докторам наук — 48 рабочих дней и кандидатам наук — 36 рабочих дней. О порядке оплаты труда оппонентов — ни слова.

Но в связи с новой волной корректировки паспортов специальностей деятельность диссертационных советов вновь была приостановлена и возобновилась лишь в конце июля 1996 года.

В мае 1998 года правительство Кириенко—Ельцина приняло решение о ликвидации государственного ВАК России, оставив на плаву расплодившиеся к этому времени всяческие общественные конторы по «присуждению учёных степеней и присвоению учёных званий», которые на коммерческой основе стали выдавать «дипломы» и «аттестаты». Однако после некоторых колебаний через 6 месяцев был сформирован ВАК РФ в составе министерства образования РФ под руководством академика Г.А. Месяца. В течение полугода работа государственной системы аттестации кадров высшей научной квалификации была полностью парализована. Принятые ранее к защите диссертации «зависли».

В конце 1998 года я выступил с обширным докладом «Подрыв основ подготовки научных кадров высшей квалификации изнутри» на Всеармейской конференции, посвящённой проблемам развития военной науки. В нём был дан анализ обстановки в стране, сложившейся не только в области аттестации, но и подготовки научных кадров. По личной просьбе начальника Военно-научного управления Генерального штаба А. Царёва я передал ему полный текст доклада. Его намерения принять «крутые меры по наведению порядка в этой сфере» оказались на деле гласом вопиющего в пустыне.

12 апреля 1999 года от имени Президиума РАН и минобрнауки РФ мною было подготовлено письмо администрации президента и правительству по проблемам подготовки и аттестации кадров высшей научной квалификации. Оно было обнародовано руководителем департамента государственной аттестации научных и научно-педагогических работников минобрнауки РФ В.Н. Неволиным на совместном заседании коллегии министерства РФ и Президиума РАН 20 апреля 1999 года. В письме отмечалось, что благодаря проверенной временем системе подготовки научных кадров высшей квалификации в СССР были достигнуты такие результаты в научно-технических областях, которые по ряду позиций до сих пор являются не превзойдёнными во всём мире. Они остаются уникальными даже в условиях полного развала экономики на территории СССР в результате «демократических реформ».

Подготовленные советской школой специалисты воспринимаются всеми экономически развитыми странами во главе с США как подарок судьбы. Не случайно эти страны прилагают всё больше усилий для перекачки наших «мозгов» в сферу своих высоких технологий. Наибольшим спросом пользуются специалисты высшей квалификации в области технических, физико-математических, химических и других естественных наук. На основе приведённых в письме фактов и доводов Президиум РАН и мин-обрнауки РФ в своём решении выразили глубокую озабоченность тем, что наряду с государственной системой подготовки научных кадров высшей квалификации, осуществляемой под эгидой ВАК России, есть большое количество различных негосударственных организаций, взявших на себя функции ВАК России по конвертированию дипломов и аттестатов учёных степеней и учёных званий России и стран СНГ в дипломы международного англо-американского образца и наоборот.

Они же приписывают себе право проводить переаттестацию научных, научно-педагогических и руководящих работников, создавать диссертационные советы и осуществлять методическое руководство их деятельностью, связанной с присуждением учёных степеней и присвоением учёных званий. В результате за короткий период появилось громадное число лиц, никакого отношения к науке не имеющих, но обладающих дипломами кандидатов и докторов наук во всех областях знания, в том числе и по специальностям, не предусмотренным в соответствующем перечне, утверждённом государственным ВАК России.

Такое положение сложилось в связи с тем, что минюстом РФ выданы свидетельства о регистрации общественных организаций, в уставах которых записаны функции, принадлежащие ВАК России. Например, 7 июля 1996 года минюстом РФ было выдано подобное свидетельство некоему «Межакадемическому союзу общественных организаций по поддержке науки и содействию подготовке научных кадров». В его составе для проведения «научно-общественной аттестации учёных и практиков — членов союза» был создан и 4 ноября 1996 года зарегистрирован в правительстве Москвы в качестве автономной организации «Высший экспертно-квалификационный комитет (ВЭКК)», который организовал подразделение под названием «Высшая межакадемическая аттестационная комиссия (ВМАК)». Она, по замыслу её создателей, и должна была осуществлять координирующие функции по подготовке научных кадров, принадлежащие по праву только ВАК России.

Вопиющим примером продолжающегося целенаправленного развала сложившейся и оправдавшей себя государственной системы подготовки научных кадров является перерегистрация в 1998 году минюстом РФ устава Международной академии информатизации. И этой академии дано право создать Высшую аттестационно-квалификационную комиссию с однотипными ВАК функциями.

Учитывая недопустимость дальнейшего развала оправдавшей себя государственной системы подготовки и аттестации кадров высшей научной квалификации, Президиум РАН и министерство образования и науки РФ признали необходимым просить руководителей администрации президента и аппарата правительства РФ дать поручение минюсту РФ:

1) об изъятии в трёхмесячный срок из уставов всех зарегистрированных им общественных организаций (академий, союзов, объединений и т.п.) пунктов, разрешающих им деятельность, подменяющую функции ВАК России;

2) об оповещении в месячный срок всех зарегистрированных минюстом РФ и управлениями юстиции субъектов РФ общественно-научных организаций (академий, союзов, объединений и т.п.) о немедленном прекращении их деятельности по аттестации и переаттестации научных и научно-педагогических кадров;

3) о необходимости получения любыми организациями соответствующих разрешений на создание при них диссертационных советов только государственным ВАК;

4) о признании недействительными всех дипломов и аттестатов российского государственного образца, выданных по решению общественных аттестационных комиссий.

Это письмо было направлено адресатам с обнадёживающей припиской (она была дословно приведена в «Бюллетене ВАК» № 4 (июль 1999 года): «Выполнение четырёх представленных там (в письме. — Г.Ш.) пунктов через механизм поручений министерства юстиции России позволило бы закрыть эту проблему». Однако правители РФ не торопятся остановить развал оправдавшей себя системы подготовки научных кадров высшей квалификации. Их не беспокоит проблема девальвации сложившейся аттестации кадров высшей научной квалификации, о которой сейчас не говорит и не пишет только ленивый. У них есть важнее проблема: любым путём удержаться у власти и ни в коем случае не допустить национализации наворованного.

Непринятие необходимых мер, направленных против коммерсантов от науки (жуликов и мошенников, желающих «зарабатывать» на продаже дипломов и аттестатов), привело к тому, что в середине 2001 года случилось разбойное нападение на департамент государственной аттестации научных и научно-педагогических работников министерства образования и науки РФ. Были похищены бланки дипломов доктора и кандидата наук и аттестаты профессора по специальности и старшего научного сотрудника. В связи с этим хищением департамент объявил недействительными несколько тысяч дипломов и аттестатов. Но прокуратура и ФСБ делают вид, что это — обычный для нынешней России криминал.

11 сентября 2000 года вступило в силу положение о диссертационном совете, утверждённое приказом министерства образования № 1707 от 7 июля 2000 года, в котором слишком много неопределённости. Было ясно лишь одно: все диссертационные советы должны быть переформированы и срочно необходимо подавать в ВАК соответствующие документы.

30 января 2002 года появилось постановление правительства  № 74 «Об утверждении единого реестра учёных степеней и учёных званий и положения о порядке присуждения учёных степеней». В нём вновь созданной Федеральной службе по надзору в сфере образования и науки минобрнауки РФ (В.А. Болотов) предлагалось прекратить деятельность диссертационных советов и переформировать их в соответствии с требованиями положения. Начался очередной виток «реформ».

11 августа 2004 года из ВАК вернули все аттестационные дела соискателей, которые защитили диссертации ещё в начале года, ссылаясь на то, что ВАК старого состава ликвидирован и в настоящее время идёт его реорганизация. Из-за очередного административного зуда в правительстве по поводу «необходимости повышения качества подготовки кадров высшей научной квалификации» почти на год работа диссертационных советов была остановлена. В «старом» ВАК лишь говорили, что официальное уведомление о возобновлении работы учёные секретари диссертационных советов получат не ранее 30 сентября 2004 года, а адрес по отсылке закрытых диссертационных дел укажут в конце октября.

21 января 2005 года доставили наконец-то копию свидетельства о государственной аккредитации нашей научно-исследовательской испытательной организации как научной организации. Без него мы по новым порядкам не имели права заниматься подготовкой и аттестацией кадров высшей научной квалификации. Выданное свидетельство было действительно до 1 марта 2007 года. Дурь какая-то! Такого рода свидетельства надо выдавать частным «конторам», которых расплодилось невероятное количество, а не единственной в стране государственной научно-исследовательской организации, ведущей на научной основе испытания всей военной авиационной техники почти 90 лет.

27 декабря 2005 года. В этот день закончилось переформирование ВАК заменой Г.А. Месяца на М.П. Кирпичникова и В.Н. Неволина — Ф.И. Шахмаловым, который был назначен заместителем руководителя Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки минобрнауки РФ. Будем теперь функционировать под другими знамёнами.

26 января 2006 года вновь зашли в тупик с оплатой труда оппонентов. По решению некоей комиссии по проверке финансовой деятельности нашей научно-исследовательской испытательной организации предложено подавать заявку на оплату оппонентов и стенографирование в финансовую часть с соответствующим обоснованием сумм оплаты и заявлением от оппонентов с их адресами и реквизитами в день защиты. Учёный секретарь должен сдать все эти бумаги в финансовую часть, подписав их предварительно у руководителя нашей организации, а затем наши финансисты перечислят эти деньги по служебному адресу оппонента в удобные для них сроки. Выдавать деньги оппонентам по ведомости нельзя якобы потому, что налоговые органы требуют все выплаты проводить лишь по месту основной работы оппонента, где они должны брать налог. Странное разъяснение. В советское время деньги оппонентам выдавали по ведомости непосредственно в день защиты и без мышиной возни.

2 апреля 2006 года председателей закрытых диссертационных советов вызвали в ВАК для выдачи «направляющих косинусов» и чтобы оправдать те безобразия, которые творятся в ВАК: все силы уходят в «паровозный свисток», так как идут сплошные совещания и «перестройки», бесконечный административный зуд. Председатель ВАК академик М.П. Кирпичников заявил в своём инструктивном выступлении, что треть диссертаций делается не диссертантами, а низкооплачиваемыми учёными за плату. Откуда он взял эту цифру, кто её выдал ему?! Если закрались сомнения по конкретным работам, то вызови неожиданно диссертанта на собеседование — и мгновенно выяснится, своя работа или чужая! Безапелляционность высказываний лиц такого высокого ранга раздражает. Лучше бы меньше сотрясали воздух, а серьёзнее и быстрее рассматривали поступившие в ВАК работы. А то они там лежат без рассмотрения по полгода и более.

29 августа 2006 года огласил членам диссертационного совета последнее указание президиума ВАК. Оказывается, отныне мы должны оценивать не только диссертацию, но и, как это делалось в бытность СССР, личность самого диссертанта: его творческую активность, общий интеллект, знание литературы в смежных областях науки и техники, возможные перспективы его использования как научного работника, умение излагать мысли не только на бумаге, но и устно, грамотно формулировать возникающие научные проблемы и задачи. Кроме того, диссертационный совет, решая вопрос о научной квалификации соискателя учёной степени, должен учитывать его возраст, здоровье и… политические симпатии. Необходимо обращать внимание на его умение при минимально возможных ресурсах и ограниченных финансовых возможностях изыскивать дополнительные средства на проведение научных исследований. Его величество рынок!

1 марта 2007 года в диссертационный совет поступило «Положение о советах по защите докторских и кандидатских диссертаций» (регистрационный номер минюста РФ № 8923 от 9 февраля 2007 года), в соответствии с которым все диссертационные советы, в которых менее 17 членов, прекращали свою деятельность. Правда, на переходный период (вначале до 1 июня 2007 года, а затем, по дополнительному разъяснению, — до 15 ноября 2007 года) было разрешено продолжать работу совета в старом составе.

30 марта 2007 года на заседании президиума ВАК принято решение о том, что для практической реализации процедуры переоформления диссертационных советов необходимо предварительно получить соответствующую лицензию в минобрнауки РФ. Но для получения лицензии, в соответствии с разъяснениями президиума ВАК, требовалось предварительно решить вопрос об открытии в организации, при которой функционирует диссертационный совет, аспирантуры (адъюнктуры) и докторантуры.

1 марта 2007 года В. Болотов устно разъяснил, что для создания диссертационного совета или продления его полномочий в организации, при которой создаётся совет, достаточно, на худой конец, открыть кафедру какого-либо вуза по специальностям, соответствующим тем, по которым предполагается подготовка кандидатов и докторов наук и защита учёных степеней в диссертационном совете. Всё завели в тупик.

В Военно-научном управлении Генерального штаба на этом не успокоились. Там подготовили письмо главе минобрнауки РФ за подписью министра обороны по поводу того, что требование о представлении лицензии для закрытых диссертационных советов противоречит существующим нормативным документам. После трёхмесячного раздумья А. Фурсенко написал резолюцию В. Болотову: «На Ваше решение…», продемонстрировав чудеса «демократии» в действии.

28 сентября 2007 года на заседании президиума ВАК наконец-то выразили сомнение в правильности ранее принятого решения о том, что все организации, при которых переформируются диссертационные советы, предварительно должны получить в мин-обрнауке РФ соответствующие лицензии на право подготовки кадров высшей научной квалификации, заплатив за это не поддающуюся здравому смыслу сумму... Почти год морочили людям головы, пока не получили от частных контор означенных сумм и не пришли к выводу, что от государственных организаций требовать подобную лицензию абсурдно. Её стали требовать только от частных «образовательных» контор, которых под эгидой В. Болотова расплодилось несчётное количество и от которых Обрнадзор РФ получал соответствующие суммы за выдачу лицензий. Чтобы спасти В.Болотова от преследований прокуратуры, его срочно отправили вице-президентом Академии образования РФ. Только при «демократических» властях такое возможно.

17 декабря 2007 года обнародовано распоряжение правительства РФ № 1276-р «Об утверждении нового состава ВАК», в который вошли 59 человек. Председателем ВАК остался декан биологического факультета МГУ академик РАН М.П. Кирпичников, а главным учёным секретарём — заместитель руководителя Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки мин-обрнауки РФ член-корреспондент РАН Ф.И. Шахмалов. От министерства обороны РФ и других силовых ведомств в составе ВАК не осталось ни одного члена. Подавляющее число членов ВАК являются гуманитариями и не допущены к ознакомлению с документами, содержащими государственную тайну, а значит, и к оценке закрытых диссертационных работ.

28 марта 2008 года получено согласие Главного командования ВВС на окончательное оформление соответствующего представления министру обороны РФ о создании при нашей научно-исследовательской испытательной организации адъюнктуры и докторантуры с целью получения лицензии минобрнауки РФ на право подготовки кадров высшей научной квалификации. Этого мы добились лишь после того, как в течение целого года (!) вынуждены были оформлять огромное количество различных документов и согласовывать их с представителями ВНК ВВС, ВНК Генерального штаба, с 5-м управлением Главного управления кадров и распределения войск МО РФ, Федеральной службой по надзору в сфере образования и науки мин-обрнауки РФ.

Однако оказалось, что вся эта работа по прихоти руководства Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки мин-обрнауки РФ (В. Болотов) велась впустую. 29 марта 2008 года из минобрнауки РФ пришло уведомление о том, что для переформирования диссертационных советов представлять лицензию не требуется. 2 апреля 2008 года нами было направлено новое ходатайство о создании диссертационного совета при нашей научно-исследовательской испытательной организации в составе 19 членов.

Благодаря административному зуду Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки минобрнауки РФ за весь 2008 год состоялась всего одна защита и только две работы приняты к защите.

8 сентября 2009 года из Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки мин-обрнауки РФ пришло уведомле-ние о необходимости переформирования совета. Только начали работать в новом составе — и опять переформирование. Теперь среди направляемых в ВАК документов значилась ещё и лицензия 8-го Главного управления Генерального штаба на право работы с документами, имеющими соответствующий гриф секретности. На оформление требуемых теперь документов ушёл месяц. Однако до конца 2012 года приказ так и не появился, поскольку правительство до января 2012 года не утвердило номенклатуру специальностей по военным наукам.

20 июня 2011 года вышло постановление правительства РФ № 475 «О порядке присуждения учёных степеней», а 12 декабря 2011 года — приказ минобрнауки РФ № 2817, которым было утверждено «Положение о совете по защите диссертаций на соискание учёной степени кандидата наук, на соискание учёной степени доктора наук». Все 11 ранее принятых за время «демократических реформ» нормативных документов, определявших процесс подготовки кадров высшей научной квалификации, были признаны утратившими силу. ВАК из-под подчинения Обрнадзора РФ переходил под крыло департамента научных и научно-педагогических кадров минобрнауки РФ.

3 марта 2012 года появилось наконец постановление правительства № 185 «Об утверждении положения об особенностях присуждения учёных степеней лицам, использующим в своих работах сведения, составляющие государственную тайну».

В 2012 году бурную деятельность проявил президиум ВАК. Он трижды (в январе, июне и марте) менял форму заключения на диссертацию, которое было введено в обязательном порядке вместо представлявшейся ранее справки. Подписывать дипломы кандидатов и докторов наук теперь было предписано заместителю министра образования и науки. Сроки получения дипломов увеличились до полутора-двух лет вместо определённых положением 3—6 месяцев.

В 2013 году на систему государственной аттестации научных кадров высшей квалификации навалилась ещё одна беда, упоминавшаяся в начале статьи: «дорожная карта» её «модернизации», которую предложило минобрнауки РФ во главе с Д. Ливановым. В соответствии с этой инициативой министра разгром системы подготовки кадров высшей научной квалификации предполагается завершить в нашей стране в период 2013—2014 годов.

При этом из девяти пунктов сей «дорожной карты» по меньшей мере шесть по срокам исполнения представляются абсурдными. Например, до 1 июля 2013 года планируется утвердить новые составы экспертных советов ВАК и только после этого… разработать положение об экспертном совете ВАК. Туманно обозначена роль «бизнес-сообщества» (?) в системе «профессионально-общественной аттестации кадров высшей квалификации».

В целом же «дорожная карта» Д. Ливанова представляется котом в мешке: в ней нет ни одного конкретного предложения, а лишь сплошной туман и попытка имитации бурной деятельности на ниве образования. В какой-то степени этот туман рассеивается назначенным вместо арестованного Ф. Шахмалова бывшим министром В. Филипповым. В интервью «Российской газете» 7 марта 2013 года он заявил, что задача состоит в том, чтобы система подготовки и аттестации кадров высшей научной квалификации была выстроена по западному образцу.

Наряду с введением в средней школе ЕГЭ и в высшей школе — Болонской системы намеченные Ливановым—Филипповым «инновации», безусловно, позволят снизить знания российских специалистов до уровня, которым располагают специалисты западных стран. Тогда при хорошем знании английского языка, как полагает г-н Филиппов, будет в полном объёме обеспечена международная кооперация в области образования и наша страна на равных правах сможет войти в «дружную» семью западных стран, поскольку наше вхождение в ВТО предполагает, что мы ни в чём не должны «высовываться».

В правительственных кругах России это называется заботой о повышении качества подготовки и аттестации кадров высшей научной квалификации Но какой страны или группы стран, понять трудно.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.