Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

И.И. Никитчук: Прекратить болтать о возможности ядерной войны!

Просматривая различные политические «шоу» на российском телевидении, мне, как бывшему сотруднику Российского Федерального ядерного центра в г.Арзамас-16 (ныне г. Саров) и участнику испытаний ядерного оружия, крайне удивительно, как легко и просто участники этих «шоу» рассуждают о возможности и даже неизбежности большой войны с использованием ядерного оружия. Более того, подобные рассуждения появляются и на страницах специализированных изданий, на эту тему начали рассуждать и военные.

И. Никитчук, бывший сотрудник РФЯЦ-ВНИИЭФ (Арзамас-16), д.т.н.
2019-01-23 19:27 (обновление: 2019-01-24 10:09)
Никитчук Иван Игнатьевич
Никитчук
Иван
Игнатьевич
Персональная страница

Подобная тенденция очень опасная. Люди, которые берутся рассуждать на эту тему, очевидно, совершенно не представляют, что такое взрыв атомного или термоядерного заряда. Им можно посоветовать посмотреть хотя бы документальные фильмы об испытаниях этого оружия. Осознают ли они, что война с его использование оставит после себя пепелище на огромных территориях, например, такой как Европа с ее огромными историческими и культурными ценностями. Человечество, если оно вообще выживет, будет отброшено на тысячелетия в своем развитии назад. Так что разговоры об атомной войне – это бред сумасшедшего, человека лишенного здравого рассудка и инстинкта самосохранения. Да и суть ядерного оружия не в его применении, а в способности удерживать от развязывания ядерной войны и любой другой войны крупномасштабной с участием ядерных держав. Парадоксально звучит, но ядерное оружие - это не оружие войны, а оружие мира.

Наши заокеанские враги (США), несмотря на воинственную риторику, не так глупы, чтобы инициировать ядерный удар по РФ в ближайшие годы, не рискуя получить соответствующий ядерный ответ. Поэтому, пока существует ядерный паритет, вряд ли возможна серьезная война с использованием ядерного оружия. Но даже в случае слома паритета наиболее вероятен не первый удар США, а предъявление ими ультиматума России с требованием провести одностороннее ядерное разоружение, приставив к виску России ядерное оружие. Им не нужно ядерное пепелище на территории России, им нужны ее богатства.

В этой связи возникает вопрос: в полной ли мере российское руководство осознает сдерживающую роль российского ядерного потенциала, все ли делается и есть ли для этого возможности, чтобы ядерный щит России оставался надежным?

Помнится, лет пятнадцать назад на уровне верховной власти России заявлялось, что важнейший национальный интерес состоит в становлении и развитии Российского государства, экономически мощного и социально ориентированного на удовлетворение потребностей и чаяний всех народов и народностей страны, всех социальных групп. К стратегическим приоритетам были отнесены следующие: «Создание демократического правового общества, в котором будут обеспечены политические, экономические, социальные и гуманитарные потребности общества в целом и каждого члена общества в частности; экономическое процветание России и гражданское согласие всех слоев общества, всех движений, организаций и политических партий; поиск надежных союзников и умение быть надежным союзником для других».

И что мы имеем сегодня? Что касается союзников, то Россия стала надежным союзником именно для других. Быть союзником для себя самой у России не получается. Что до остального, то все оно выглядит, как издевка: экономика в глубоком кризисе, народ в нищете, новые налоги и поборы, удушающая пенсионная реформа, на голодном пайке здравоохранение, образование и наука, узаконенное воровство, коррупция… Во всех сферах реальное положение дел в развале, несмотря на «шапкозакидательские» заявления чиновников от власти, включая и президента. Вклад России в мировую экономику составляет около 2%, ВВП России равняется ВВП, например, одной крупной провинции Китая. Внутренний рынок захвачен иностранными фирмами, многие российские компании давно под управлением иностранных банков или фирм, в Советах директоров сидят иностранцы. Даже такая компания как Газпром, «национальное достояние» на 25% принадлежит одному из крупнейших американских банков, а Центробанк – филиал ФРС США. Россия плетется в хвосте научно-технического прогресса, испытывая технологический голод.

Западные эксперты не без оснований утверждают, что у России нет никакого гиперзвукового оружия, «поскольку отсутствуют материалы, способные выдержать длительный экстремальный нагрев при вхождении в земную атмосферу». Российские специалисты в открытой печати показывают, где мы находимся, например, в углеродных технологиях. До 1991 года «пусть и с огромными усилиями, мы с американцами шли практически вровень», а сейчас «в России попросту нет массового производства углеродных изделий. Наша доля от китайского производства – 1/56, а от американского – 1/28». Можно ли в такой ситуации говорить о том, что у нас есть гиперзвуковое оружие? Да что там оружие! У нас и существование самолетостроения под большим вопросом. А ситуация с производством углеродных изделий, в частности, например, крыльев самолетов, ставит под большое сомнение перспективу запуска в серийное производство российского самолета МС-21.

Совершенно очевидно, и это надо признать, что российское общество ведет себя по-идиотски. Оно совершило такие ошибки, которые хуже преступлений. Однако признание грустной действительности – условие лишь необходимое, но недостаточное. Так что же делать? Например, уважаемый лауреат Нобелевской премии, академик Алферов Ж.И., справедливо восхищаясь отношением к науке советской власти с первых же дней ее существования, предлагает действовать «по примеру атомного стартапа». Но советский атомный проект стал результатом огромной творческой работы национальных научных кадров при компетентном государственном руководстве ими. Имеем ли мы сейчас активную массу российских ученых и мало-мальски компетентное руководство?

Жорес Иванович заявляет, что основная проблема российской науки не мизерное по сравнению с советским финансирование… И даже не утечка мозгов, хотя «за последние 20 лет мы потеряли многих высокопрофессиональных специалистов». Суть – в отсутствии «квалифицированного определения первостепенных задач» и в том, что научные результаты не востребованы «российской экономикой и обществом».

Хорошо, допустим, первостепенные задачи определены квалифицированно (правда, кем, если те, кто их должен ставить, тотально не соответствуют занимаемым должностям). Но в состоянии ли отечественная наука на нынешнем голодном пайке, при сбегающих за кордон кадрах дать результаты, отвечающие на вызовы времени?

Современной науки мирового уровня без финансов и кадров нет, это азбучная истина. И тем не менее, дорогой Жорес Иванович, основная проблема заключается в том, что олигархически-компрадорской «российской» экономике глубоко наплевать на самые выдающиеся отечественные научные результаты, даже если они вдруг будут получены. И так будет до тех пор, пока экономика останется олигархически-компрадорской, а не национализированной, принадлежащей тому, кто ее создает, – народу. Скажем, по оценкам специалистов возможен российский прорыв в разработке и производстве чипов, цена вопроса – всего-то три-четыре миллиарда долларов. Но кому нужна компьютерная независимость России? Обществу? А что это такое? И может ли существовать в олигархически-компрадорской России (а тем более определять общественную ситуацию) подлинный патриотизм?

Возникает еще один важный вопрос: способна ли наша страна в нынешнем социально-политическом формате (да еще при конституционном приоритете международного права над российским) на мобилизацию всех сил нации на защиту Родины и ее территориальной целостности, если на это оказался неспособным даже Советский Союз, разложенный изнутри «пятой колонной»? И как защищать свою страну, если она уже опутана сетями чужеземной компьютерной инфраструктуры и живет заемной элементной базой, как защищаться от США, не избавившись от их клиентуры в верхушке власти?

Пока Россия имеет массированные и развитые ракетно-ядерные вооружения, любая агрессия против нее исключается. Но ситуация может поменяться. Сменяющие друг друга Государственные программы вооружений до такого-то года пестрят танками, пушками, истребителями, комплексами ПВО и т. д., а ракетно-ядерный комплекс оголяется «международными договоренностями» типа договоров по сокращению СНВ. К тому же стратегические носители и ядерное боевое оснащение – товар не экспортный, на нем руки не погреешь. И в России активно формируется тот антиобщественный сговор, об опасности которого предупреждал Америку перед своим уходом с президентского поста Дуайт Эйзенхауэр, – фактор военно-промышленного комплекса, который ориентирован не на оборонные интересы страны, а на максимальную прибыль от производства вооружений, объективно избыточных. Но России для гарантированного исключения войны необходимы не столько пушки, сколько ядерные заряды. Разумные пропорции между ядерными и обычными вооружениями соблюдать, конечно, надо, но высший приоритет в финансировании и внимании обязан быть за ядерным оружием.

В последнее время приходится много читать о героических усилиях Путина «в деле предотвращения крупной (ядерной) войны». Но, если смотреть правде в глаза, то героические усилия в деле предотвращения такой войны совершили советский народ и советское государство, создав атомную и авиакосмическую отрасли и те ракетно-ядерные вооружения СССР, которые по сей день хранят глобальный мир. Во-вторых, никакой реальной угрозы войны пока нет. В-третьих, Путин действительно мог бы существенно отрезвить США и всех проамериканских «подкулачников» в мире, санкционировав, например, возобновление тех натурных испытаний, без которых ядерный оружейный статус РФ оказывается под вопросом. Ядерные испытания с приглашением, к слову, на них военных делегаций всех желающих стран, а также политиков и журналистов необходимы и для того, чтобы современные военные и вообще мировая так называемая элита зримо представляли себе, что такое мощь реального ядерного взрыва. Сегодня вряд ли найдется хоть один высший офицер, который присутствовал при хотя бы одном ядерном испытании. Правда, и тогда, когда испытания проводились, «неядерных» генералов на них не приглашали, а зря. Так или иначе, сегодня ядерное оружие для высших военных нечто умозрительное, отвлеченное. Очевидно, именно поэтому многие военные начинают смотреть на ядерное оружие как на просто оружие, которым можно бы и повоевать. Это очень опасный симптом, причем это рецидив болезни, в зрелые советские времена почти изжитой.

Безусловно, в военной среде и сегодня хватает умных людей, адекватно осмысляющих военно-политические и оборонные проблемы РФ, понимающих жизненную необходимость ракетно-ядерного приоритета и ядерных испытаний. Но тон в военной теории и в оборонной работе задают не они. А ведь не надо много размышлять, чтобы верно ответить на следующий, например, вопрос: чего стоит военное руководство, которое жестко не настаивает на необходимости полномасштабной аттестации ядерного арсенала в натурных испытаниях, не проводимых уже почти тридцать лет?

Но главное, что должны усвоить все, живущие на планете Земля, ч- то война с применением ядерного оружия будет именно тем Апокалипсисом, который уничтожит все живое. Понявший это о возможности или реальности ядерной войны болтать не будет.

Российские ядерные силы сдерживания должны быть сохранены весьма жесткими усилиями государства и общества, включая национализацию ключевых сфер экономики с непременным переформатированием всей системы власти. Необходимы коренной пересмотр образовательной, научной и культурной политики и понимание того, что задачей военной организации России является не обеспечение победы в войне, а исключение войны.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.