Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Орловская область. В неравном бою жители Губкино вместе с депутатами-коммунистами отстояли школу

В мае к депутату областного Совета народных депутатов, коммунисту  Е.Е. Мельнику обратились родители учеников Губкинской школы Малоархангельского района  с просьбой: помогите, нашу школу из средней делают основной!

Елена Иванова. Пресс-служба Орловского обкома КПРФ
2012-06-14 10:01

Слово губернатора — пустой звук?

Постановление главы администрации было уже подписано. По  настоянию Мельника, вопрос рассмотрели на сессии облсовета, где губернатор А.П. Козлов сказал буквально следующее: «…никто и не собирается закрывать эту школу. Кто сказал, что вопрос решен?... Она как была у Губкино, так и останется …  Если люди не хотят, чтобы их дети ездили учиться за семь километров, то их дети будут учиться в Губкинской школе. Это я вам обещаю».

После сессии облсовета на сельский сход в Губкино  приехал глава района Ю.А. Маслов  с двумя заместителями и  заведующим отделом образования.    Чиновники втолковывали селянам,  что на содержание школы нужно около 1 млн. 200 тыс. руб. Областной департамент образования денег не выделяет, а местному бюджету это не по карману. В Луковской школе  старшеклассники получат качественное образование, а  возить их на автобусе  по плохой дороге — ничего страшного, всего7 км.  Родители резко выступили против. Чиновников  заставили прослушать диктофонную запись заседания облсовета с обещанием губернатора. В итоге прижатый к стенке глава района уехал ни с чем.

На сельском сходе избрали инициативную группу, подготовили резолюцию в адрес губернатора с  требованием сохранить за Губкинской школой статус средней.  Время шло, а ситуация оставалась неясной. Тогда 18 учителей и родителей  поехали на приём   к Г.А. Казначеевой,  руководителю областного департамента образования, молодёжной политики и спорта.

Неравный бой

Не встреть «ходоков» депутат-коммунист М.А. Навлева, их бы и на порог администрации не пустили…  Пока шло заседание правительства области, учителя  терпеливо ждали Казначееву возле её приёмной.  Потом им сказали, что она ушла на  планёрку к зампредседателя правительства Ревякину. Уже шёл  обеденный перерыв…  Казначеева встретила делегацию губкинцев ледяным официальным тоном:

— На каком основании  сюда приехали? Кто вас звал?

Далее   руководитель департамента образования попросила учителей зайти к ней в кабинет, а родителей  остаться в приёмной.  С учителями ей было значительно проще:

— Почему бросили школу? У вас что, сегодня нерабочий день?

Удар  принял директор.  А.Н. Панкратов заверил руководство, что школа работает в обычном режиме и убедительно попросил прояснить ситуацию по судьбе вверенного ему образовательного учреждения. В ответ  был набран номер начальника районного отдела образования и дано указание: составить акт об отсутствии директора на рабочем месте.

Люди тем временем требовали ясности. Они просили поддержки от первого  лица,  взывали к  участию в  судьбе школы, напоминали  об обещании губернатора... От последнего   Казначеева пришла в  ярость. Резолюцию схода  чиновница даже в руки не взяла,  и,  негодуя,   стала  раздражённо   объяснять непокорным, что быть школе или не быть — вопрос  не в компетенции губкинцев.

…Что  испытывали  сельские учителя,  стоя «на ковре» нос к носу с    высоким начальством?  Опытный педагог, руководитель со стажем, Казначеева  применяла  к учителям «убойные»  методы психологического воздействия. Убеждала, что  денег на  школу, как и в целом, на образование нет;  сыпала цифрами,  сколько миллионов и куда ей недостаёт,  размахивала указами президента,  корила директора его якобы огромной зарплатой.  Однако  учителя достойно выдержали мощный психологический прессинг. Запугать и парализовать  их волю не удалось:  они  помнили о  детях… От Казначеевой добились обещания приехать в район и разобраться на месте.

Как «прессуют» непокорных

Вскоре директору Панкратову позвонил начальник отдела образования Ю.В. Кусков и попросил его  зайти. Когда тот зашёл, Кусков показал ему акт отсутствия директора на рабочем месте и пригрозил увольнением. Панкратов объяснил, что был в департаменте образования на приёме у Казначеевой, чему есть десятки свидетелей.  Кускова это не смутило: он в присутствии директора позвонил Казначеевой  и отчитался о выполнении  её указания. А  Панкратова заставил написать объяснительную  и потребовал от него список учителей, бывших   в тот день в Орле…

На следующий день в школе  появились специалисты отдела образования и устроили «фронтальную проверку», а именно  просмотрели журналы, планы, тарификации…  Особо тщательно изучили документы школьной администрации.  Подводя  итоги,  напоследок выдали «ценные указания»: на случай приезда представителей департамента образования держать учителей в полной готовности. Родителям не сообщать!...

Журналистов «не пущать»!

…К приезду гостей в зале местной администрации было некуда сесть. Все родители и учителя были в сборе.   Г.А. Казначеева прибыла в район в сопровождении начальника управления финансов департамента образования.  А вот тележурналиста Владимира Панфилова, автора программы «Резюме»  работники администрации долго не хотели пускать в здание и даже вызвали охрану. Но всё же пустили, в результате чего тональность диалога существенно изменилась...  Казначеева и Кусков опять  «шельмовали» народ цифрами, правда,  значительно вежливее. Сельские жители более двух часов оказывали им отчаянное сопротивление.  Они сражались за родную школу...

А.Н. Панкратов уверен: если бы не присутствие тележурналиста В. Панфилова, приглашённого депутатом Мельником, всё могло бы закончиться «переименованием» школы. Однако наличие телекамеры сыграло свою роль. Чиновники дрогнули и перешли от конфронтации к  относительно конструктивному диалогу. Выслушав соображения  администрации и педколлектива,  начали вместе составлять приблизительную раскладку, на чём можно сэкономить в штатном расписании школы.  По  приблизительному подсчёту после сокращения части ставок   высвобождается около 300 000 руб. в год. Но этого всё равно мало. Значит,  надо  урезать и других…

Цена победы

Через два дня заведующий РОО скажет директору: вы победили, ваша школа — средняя… Средняя! Что имеем в итоге?  В штатном расписании полностью сокращены ставки:  воспитателя группы продлённого дня и замдиректора по воспитательной работе; полставки вожатой, 50%-я (еще «строевская») надбавка преподавателя-организатора ОБЖ за основы военной службы;  сильно  урезана кружковая и внешкольная работа; осталось по 0,75% ставок техслужащих и сторожа, 0,5% ставки лаборанта… Аналогичная «чистка» ждёт Каменскую, Ивановскую, Костинскую, Архаровскую средние школы; лишь  две сельские школы в районе не пострадают.

И всё-таки  губкинские учителя и родители победили!  Да,  потери огромны. Это снижение заработной платы и без того нищенствующих педагогов и техслужащих, урезание наиважнейших воспитательных функций нескольких (!) сельских школ. Это  стресс детей и родителей, длившийся почти полтора месяца, это потраченный на войну с чиновниками моральный ресурс, здоровье и силы учителей, директора, депутатов...  Это  финансовые потери учителей из Губкино, которые  согласились терпеть нужду и возможные упрёки коллег из соседних школ во имя спасения своей школы… Такой вот  ценой  учителя   спасли свою школу от сокращения, а село – от умирания.  Благодаря им Губкино  пока останется на карте — до лучших времён…

Но мужество повстанцев из Губкино несёт огромное революционное значение.   Впервые сельские педагоги, побеждая страх,  поднимаются с колен и оказывают сопротивление. Этот  протестный опыт полезен тем школам, над которыми  уже висит угроза сокращения или ликвидации. Теперь сотни учителей Орловщины смогут убедиться в том, что их коллеги  способны отчаянно сопротивляться, сплачивая вокруг себя народ. Школа как духовный центр села должна звать и поднимать людей на борьбу, и единственный отпор политике обезлюживания села — акции протеста.  

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.