Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Публицист Валентин Симонин о новом фильме Никиты Михалкова: Отравленный дурман капиталистических утопий

Созданное режиссёром Никитой Михалковым «изделие» под названием «Лёгкое дыхание Ивана Бунина», продемонстрированное по телеканалу «Россия 1» 20 марта, было анонсировано как «документальный фильм». Однако, строго говоря, сложная его конструкция, включающая выступления самого Никиты Сергеевича в качестве «говорящей головы», кадров кинохроники давних революционных лет, кадров съёмок в Швейцарии будущего фильма по И. Бунину «Солнечный удар» и уже отснятых сцен, не позволяет назвать этот фильм «документальным», то есть отражающим какое-то одно конкретное событие или даже их некую цепь.

Валентин Симонин
2014-03-30 20:23

Скорее всего, «Лёгкое дыхание Ивана Бунина» можно назвать «телевизионным публицистическим фильмом», что более правильно. Надо полагать, что телевизионное начальство либо оказалось в затруднении с определением жанра фильма, либо сознательно воспользовалось возможностью не называть его «публицистическим», чтобы не провоцировать какую-либо полемику с автором. В этом плане весьма знаменательно то, что нынешние российские критики абсолютно «не помнят» тот факт, что Ф.М. Достоевский называл «Бесы» романом-памфлетом. Их больше устраивает просто «роман», поскольку понятие «памфлет» подразумевает сугубо личное, ангажированное отношение автора к своему произведению, мол, «а я так вижу!»

В случае с «фильмой» Н. Михалкова полемика просто необходима, причём по вопросам, на которые сам автор просто не обращает внимания, хотя они, что называется, витают в воздухе. Иными словами, некоторые события, казалось бы, давно ушедшие в историю, в завуалированном, оторванном от корней виде, представляют интерес для общественности наших дней. Для начала отмечу некую противоречивость позиции режиссёра: он сокрушается как по поводу краха в 1917 году Российской империи, так и по поводу развала Советского Союза. Вот и пойми его: с одной стороны, он, как говорят, монархист, и тогда понятно, почему плачет по монархии, а с другой, - сожалеет о судьбе Советского Союза. Искренне сожалеет или просто хочет понравиться «начальству»? Вон и Путин назвал исчезновение СССР геополитической катастрофой, но о его восстановлении не думают ни тот, ни другой, хотя, допускаю, что оба мечтают о Великой России, или, как называет её же писатель Александр Проханов, не помню точно, четвёртой или пятой Империи!

Одной из главных тем, которую Н. Михалков затронул как в телевизионном фильме, выступая в роли «говорящей головы» на фоне книжных полок, так и в продемонстрированных кадрах из снимаемого фильма «Солнечный удар», была тема роли, и даже ответственности российской интеллигенции за то, что произошло в России в 1917 году. Так, белый офицер, покидающий Россию, не может себе простить, что он приблизил это событие «вот этими собственными руками». В этом пассаже ощущаются отголоски изданной в 1909 году брошюры под названием «Вехи», в которой некоторые интеллигенты винили всю российскую интеллигенцию в том, что она своими действиями вызвала волну народного гнева, которая её же и сметёт с лица земли. Литературовед Михаил Гершензон прямо заявил, что теперь «нас» от народа может защитить только солдатский штык. Кстати, сам Гершензон в огне революционных перемен отнюдь не сгорел и даже не эмигрировал, остался в Советской России и работал в Наркомпросе, так сказать, по специальности.

В фильме «Легкое дыхание Ивана Бунина» прозвучал и вопрос: «когда эта революционная буча началась»? Вообще-то, Н. Михалков мог бы и знать такой широко распространённый      ответ: «три русских революции (одна 1905 года и две 1917 года) были вызваны отменой крепостного права в 1861 году, в ходе которой дворяне нещадно обокрали крестьян». Но на самом деле корни революционных событий октября1917 года уходят ещё глубже в историю. Как известно, славяне не знали рабства, но смердам всегда жилось нелегко, достаточно вспомнить «Русскую правду», в которой устанавливался денежный штраф (!) за убийство смерда знатным человеком. То есть ответственность налагалась не по принципу «око за око», а по праву «большой мошны». Но всё же смерды лично были свободны. Закрепощение их началось при царе Борисе Годунове и завершилось чуть позже его смерти решением одного из Земских соборов. Вот с тех пор и началась борьба народа за свою свободу, в ходе которой он бунтовал под знаменами Степана Разина, Емельяна Пугачёва. И уже в конце правления Екатерины второй появился, по определению В.И. Ленина, «первый русский революционер» из числа интеллигенции – Александр Радищев. В его «Путешествии из Петербурга в Москву» прозвучала нота, которая как камертон, помогала честному думающему человеку выстроить своё отношение к жизни народа страны: «Я взглянул окрест меня - душа моя страданиями человечества уязвленна стала». Кстати говоря, этот звук камертона слышат и сегодня те, чья душа неравнодушна к окружающим. Но потом были и другие революционеры – декабристы. Надеюсь, что даже Н. Михалков согласится, что они были в высшей степени интеллигентными людьми. 14 декабря 1825 года они вывели свои полки на Сенатскую площадь Санкт-Петербурга. Историки считают, что декабристы стали зачинателями революционной идеологии и положили начало русского освободительного движения, которое и завершилось победой Великой Октябрьской социалистической революции. Кстати говоря, некоторые историки не заметили, что в восстании декабристов принимали участие и простые русские люди, которые в тот момент были солдатами. Одни из них погибли прямо на площади или потом в лазаретах, другие же попали под следствие. И вот что интересно, в отличие от своих уважаемых начальников, которые довольно откровенно отвечали на вопросы следователей, простые солдаты никакого доверия к царским слугам не испытывали, отвечали весьма и весьма уклончиво и сдержанно. Может быть, поэтому никого из них не повесили, но многим досталось очень и очень крепко. Их разбросали по разным гарнизонам в Сибири, но перед этим прогнали через шеренги солдат со шпицрутенами: от двух раз сквозь тысячу человек до шести раз через две тысячи человек. Можно представить, через какие муки им пришлось пройти. «Сердобольное» начальство прерывало экзекуцию, если человек ослабевал после какого-то количества ударов, его даже подлечивали, но после этого возвращали на плац и экзекуция продолжалась до конца, пока человек не получал всё, что ему было отмерено.

Вот такие были «воспитательные меры», что и говорить, просто драконовские, но ни экзекуциями, ни даже повешениями и расстрелами власть имущие так и не смогли предотвратить неизбежную – победу освободительной  борьбы русского народа. Тут следует добавить, что в первые два десятилетия прошлого века в идейное противостояние революционной левой интеллигенции и народа, с одной стороны, и буржуазно-помещичьей властью, с другой, вклинилась некая сила, которую тогда назвали «русопяты», то есть, «русские патриоты». Наиболее ярким их представителем был Столыпин с его известным упрёком в адрес левых депутатов Госдумы: «Вам нужны великие потрясения, а нам нужна Великая Россия». Естественно, что это было одно из буржуазных изобретений. «Великая Россия» этих «русских патриотов» была бы не в состоянии решить социально-экономические проблемы народа. Да, возможно, им бы удалось воспитать «патриотично мыслящих» промышленников и миллионеров, но они всё равно наживали свои миллионы на эксплуатации большинства народа России.

В октябре 1917 года победу социалистической революции обеспечило соединение интеллекта русской интеллигенции и силы народа. Так что михалковский офицерик из будущего фильма «Солнечный удар» зря и свои ручки ломает, и погибшую Россию оплакивает. Она не погибла, она, как сегодня говорят, переформатировалась. Нет сомнений в том, что и ещё раз переформатируется, когда этого захочет народ, когда он убедится в том, что реальный социализм был, несомненно, лучше, чем утопия «капитализма с человеческим лицом». 

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.