Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

РУСО: "О работе С.А. Пашинина «Развитие марксизма», и не только". Статья В.П. Петрова

Надо признать,что в нашей обществоведческой литературе значительную часть составляют работы, не содержащие новых знаний. Значит,нет развития науки. Поэтому появлению работ, даже обозначивших только стремление к получению новых знаний или корректировке теории в свете исторических событий последних 150 лет, можно радоваться и уделять им внимание. Статья С.А.Пашинина «Развитие марксизма» относится к категории таких работ.

РУСО.
2018-08-13 13:41

Автор нацелен на осмысление развития марксизма в различные исторические периоды, именно: 1) до реального социализма; 2) периода советского социализма; 3) перехода от социализма к капитализму; 4) времени нестандартного постсоциалистического капитализма; 5) настоящего времени. То есть марксизмом автор по сути намерен осветить все социальные подвижки за последние полтора века. В настоящей статье проанализировано, насколько успешно ему удалось решить эту грандиозную задачу для трех первых периодов.

Правда, не ясно, что автор понимает под марксизмом, который надлежит развивать. Автор исходит из того, что «марксизм развивается обобщением опыта реального исторического развития…Марксизм обобщает опыт именно реальности, поэтому в марксизме никаких «догм» быть не может в принципе. Потому что «догмы» это как раз и есть сохранение положений, противоречащих реальности…». Однако хорошо известно, что указанное положение стопроцентно соответствует науке вообще, а отнюдь не характерно только марксизму, значит, не может служить признаком марксизма. В.И.Дьяченко в [1] заявляет: «Под классическим марксизмом мы понимаем принципиальные положения разработанной Марксом и Энгельсом теории развития человечества, без каких-либо ее модификаций… В СССР модернизированный Лениным и Сталиным марксизм был назван марксизмом-ленинизмом». По сути марксизм это объем знаний, внесенных в науку Марксом-Энгельсом для классического марксизма и Лениным-Сталиным для марксизма-ленинизма. А что под марксизмом понимает С.А.Пашинин? Сущность марксизма автор видит в отрицании капитализма и защите социализма. Но защита это дело адвоката, который использует для того любые средства, а не науки, цель которой - выявление истины. Совершенно правильно отмечает Л.Сорников в [2], что «наука чужда нравственным оценкам». В связи с этим желательно получить уточнение от С.А.Пашинина, что и как конкретно он намерен развивать.

Вопрос этот не праздный, поскольку направлен на то, чтобы избежать назревающей путаницы. Дело в том, что рано или поздно в науке неизбежно должна была появиться, и действительно появилась, тема генезиса общества и отражения генезиса в теории истории. Ибо история, как описание исторических событий, нуждается в их осмыслении, выявлении исторических причинно-следственных связей и механизмов исторических событий, что и есть теория истории. Основными в этой области были две теории: формационного развития и культурно-исторического развития (цивилизационное направление развития общества), сторонники которых ожесточенно спорили между собой. Основоположники марксизма, которые создали теорию общественно-экономических формаций, полагали, что история человечества есть история борьбы классов - угнетенных против угнетателей. Сторонники цивилизационного направления развития общества считали, что развитие общества идет через формирование культурно-исторических образований, в частности этнических. Но были и исследователи, например, Л.Н.Гумилев, которые признавали наличие обоих направлений развития общества: формационного и цивилизационного. В наше время споры сторон поутихли, поскольку отрицать наличия этих двух направлений развития человечества ныне представляется нелепым.

Вместе с тем, исследователи пытаются заглянуть глубже, проследить генезис развития общества как следствия воздействия первичной движущей силы развития человечества. Ведь развития не бывает без движущей силы. В качестве первичной основной, генетически наследуемой, движущей силы развития живой материи и человечества, как его части, рассматривается стремление биологического организма к удовлетворению своих потребностей [3, с. 5-7, 14-16; 4, с. 9, 14-22]. Действительно, в стремлении удовлетворить свои потребности биологические особи сталкиваются с препятствиями к их удовлетворению (например, с недостатком пищи). При этом в наилучших относительно условиях находится та биологическая особь, отклонения от норм в которой или ее мутантные изменения, что обозначается общим термином «девиации», обеспечивают более полное удовлетворение потребностей, а значит, большую вероятность выживания и размножения особи. Такие позитивные девиации закрепляются в популяции благодаря свойству наследственности и естественному отбору. Результатом является неизбежное изменение биологических структур от низших форм к более высоким, появление структур более высокого уровня, рост организации, т.е. развитие от низшего к высшему, в частности, появление разума.

Простоты ради движущими силами зачастую считают сами потребности, а не стремление к их удовлетворению. У людей из всего спектра генетически наследуемых качеств, участвующих в развитии человечества, в качестве главной первичной движущей силы развития человеческого общества рассматривается генетически наследуемое стремление к удовлетворению потребностей. Первичная движущая сила вызывает появление ряда вторичных движущих сил, которые обусловливают основные пути развития общества. В качестве первой из них можно считать потребность в развитии производительных сил, что означает появление направления развития производительных сил. В свою очередь необходимость развития производительных сил вызывает потребность в разделении труда, которая в качестве движущей силы создает направление разделения труда. Точно также возникают вторичные движущие силы (как потребности) в получении новых знаний, обучения им и, соответственно, появляются направления получения новых знаний, обучения знаниям. Удовлетворение потребностей человек ищет также в войнах сообществ между собой, что выливается в развитии как направление борьбы сообществ между собой. Указанные основные направления развития общества несложно выявить методом наблюдения. Для выявления двух других основных направлений развития общества: формационного и цивилизационного, как известно, потребовались значительные усилия исследователей.

До известного времени от внимания исследователей ускользало весьма важное управленческое направление развития общества. На этом направлении у человечества реализуется сопутствующий развитию и отмеченный выше рост организации живой материи в процессе развития. Ведь более организованное сообщество имеет преимущество в своем развитии и объективно заинтересовано в повышении организации. В плане управления сообщество имеет управляющую подсистему (власти) и управляемую подсистему (население), связанные между собой через прямые (от властей к населению) и обратные (от населения к властям) связи. В прямом направлении управляющая подсистема выдает управляемой подсистеме различного рода распоряжения, а по обратным связям получает информацию о степени их выполнения и реакции на них управляемой подсистемы. Такая структура присуще любому сообществу и от ее совершенства во многом зависит судьба сообщества. Управленческое направление занято социальным управлением, в том числе политическими системами управления.

Начало научному изучению управления в обществе положил А.А.Богданов книгой «Всеобщая организационная наука (тектология)». Но книга эта очень далека от реальной жизни. Обращению к реальности способствовала книга Н.Винера по кибернетике [5]. Ее пронизывала чрезвычайно плодотворная мысль о подобии процессов управления и связи в машинах, живых организмах и обществах, будь то общества животных или человеческие. Она позволяла использовать в теории управления социальными системами достижения в теории автоматического регулирования в машинах (к тому времени успехи ее были значительны), чем незамедлительно и воспользовались социологи за рубежом. В СССР кибернетика была причислена к лженаукам. По этой причине советские обществоведы вопросами управления в обществе заниматься избегали. Лишь накануне 1970-х и в 70-х появился ряд крупных работ В.Г.Афанасьева, например, [6, 7]. Тем не менее сам автор в книге «4-я власть и 4 генсека» жаловался, что его работы внимания обществоведов не привлекли. Стояла эта тема вне привычного марксизма и боялись они ее.

Катастрофа СССР дала импульс в направлении создания теории управления социальными системами. Катастрофа породила множество версий ее причин. Перечислять их здесь не с руки, поскольку основные из них были потом отражены в [8, с. 48-71]. Среди этого множества наиболее аргументированной была версия обратной связи. Суть ее в том, что советская система управления обществом не удовлетворяла требованию теории управления, согласно которому устойчивую работу системы управления обеспечивает только сильная обратная связь, а таковой советская политическая система (система управления обществом) не располагала. В силу этого она рано или поздно, но неизбежно, должна была потерять устойчивость как способность противостоять воздействиям извне или изнутри. Для надлежащей аргументации этого диагноза пришлось предварительно уяснить принцип работы системы управления обществом, режимы ее перехода из одного состояния в другое, условие ее устойчивости при переходе и нарушения устойчивости, а также выполнить ряд других исследований. Так появились начала теории управления социальными системами [9, 10]. Анализ истории в свете этой теории показал, что слабость обратной связи в политической системе государства является распространенным недостатком многих государственных систем. Например, он присущ всем абсолютистским государствам, из-за чего смена режима в них всегда осуществляется нелегитимно, через смуту. Пользуясь этой теорией удалось показать, что «с СССР, как с государством, произошло рядовое событие – срыв из сознательного управления в стихийное (т.е. в самоналадку, происходящую вне рамок старой системы управления обществом). Особенность здесь лишь та, что событие это случилось с государством уже окрепшей передовой формации, в котором отсутствовали классы, жаждущие реформации, и в том, что характер конечного этапа срыва во многом был определен воздействием государств полярной формации, окружающих лагерь социализма» [10, с. 105-106]. В работах [9, 10], потом [4, 8, 11], довольно многих статьях, например, [12-14], (значительное количество этих материалов размещено на сайте znanie09.ucoz.ru) был показан механизм катастрофы и названа конкретная причина явления. Она в том, что спроектированная система управления советским обществом действительно не соответствовала требованиям теории управления - имело место отсутствие полноценной обратной связи в политической системе СССР, в частности, механизма отставки снизу высшего руководства в случае невыполнения им положенных функций. Этот недостаток способствовал проникновению в верхний эшелон власти и постепенной концентрации там безответственных приспособленцев и малопрофессиональных кадров. Непрофессионализм стал массовым явлением в высшем руководстве страны и оно потеряло способность решать возникающие перед страной задачи. Возник хозяйственный, а затем политический, кризис, который не мог быть легитимно разрешен в рамках существующей системы управления путем смены высшего руководства народом снизу (уже говорилось, не было такого механизма в политической системе СССР). Управляемая подсистема (население республик) потеряло веру в центральные власти и возложило надежды на республиканские власти. Страна распалась.

Не исключено, что к перечисленным выше основным направлениям развития общества исследователи сочтут целесообразным добавить еще экономическое направление развития общества, поскольку развитие экономики безусловно является важной составляющей жизни общества.

Конечно, движение материи, в том числе и развитие человечества как ее части, идет «единым фронтом», где все явления в той или иной степени связаны между собой. Поэтому выявление основных направлений развития общества следует расценивать как разновидность классификации, облегчающей исследователям осмысливать законы природы. Примерно так, как принято классифицировать научное познание на физику, химию, ботанику и т.д. Тем не менее, такая классификация базируется на объективной реальности, есть отражение объективно существующих отношений в обществе.

Из сказанного ясно, что обществоведы должны создавать теорию истории на основе системного подхода к изучению истории, т.е. исследования всех направлений развития общества, а не только формационного направления, на чем настаивают марксисты. При этом катастрофа СССР показывает особую важность управленческого направления развития человечества. С.А.Пашинин считает, что достаточно оперировать только марксизмом. Он ошибается.

К сожалению, российские обществоведы, в том числе марксисты, до сего времени «не жалуют» кибернетику, точнее боятся следовать ей, осваивать теорию социального управления. На это указывает незначительное число откликов на диагноз катастрофы СССР в виде версии обратной связи. Прискорбно, поскольку тем тормозится развитие обществоведения.

Однако вернемся к статье С.А.Пашинина, в разделразвития марксизма до опыта реального советского социализма.

Об опыте Парижской коммуны, когда, по словам автора, «рабочий класс вроде бы взял власть, но не знал что с ней делать», говорить в такой форме неправомерно. Парижская коммуна существовала всего 72 дня. Но за это время она много декретов издала и защищалась весьма энергично. Что касается утверждения об обязательном наличии партий, без которых не может быть движения в сторону социализма, которое содержится в этом разделе, то понятна невозможность такого явления без создания соответствующей организации. Однако история показывает возможность различных вариантов реализации такой организации. В России то была партийная большевистская организация, Парижская коммуна представляла собой рабочую организацию, на Кубе режим Батисты свергала революционная организация Кастро. Вариант зависит от исторической обстановки. Но в любом случае важно, чтобы деятельность организации была поддержана народом.

Вряд ли можно признать развитием марксизма, как это делает автор, признание Плехановым возможности применения марксизма к России, ибо такое признание означает подтверждение истинности теории, а не развитие теории. Нельзя считать развитием марксизма и замечание Ленина в 1915 году, что из-за неравномерности развития стран революция начнется первоначально в одной стране, поскольку имелась в виду страна развитого капитализма, а не страна отсталая, уровня России.

Теперь о разделе обобщение опыта советского социализма. Период советского социализма был исключительно богат экспериментальным историческим материалом для развития марксизма, но в силу известных обстоятельств (репрессии и т.п.) очень неблагоприятным для развития марксистской теории и теории истории вообще. Теперь, в послесоветское время, приходится наверстывать упущенное. Автор прав: «Оценка опыта советского социализма – главное в развитии марксизма». Тем более следует категорически возразить против попытки автора отрицать необходимость критики советского социализма, ибо как можно что-то оценивать без критики и какое вообще может быть без критики развитие теории? Неправильно утверждение автора, что «переход к постсоветскому капитализму и был построен именно на такой «критике»…». Советский Союз выдержал страшную войну, в сравнении с которой любая критика, агитация, санкции - ничто. Вообще, бояться критики – гиблое дело. Как показано выше, причина катастрофы СССР заключалась в некорректном проектировании и реализации системы управления советским обществом, а вовсе не в критике.

Автор правильно говорит: «Начиная социалистическую революцию в России, большевики рассматривали ее как пролог европейской социалистической революции». То есть в тот момент большевики следовали тезису классического марксизма, согласно которому к революции вначале придут передовые капстраны. Действительно, русская революция рассматривалась большевиками всего лишь как факел мировой революции, см. [4, с. 117-122] – т.е. на тот момент отступлений от классического марксизма не было.

Известно, что прогноз развития человечества, данный классическим марксизмом, подтвердился не в полной мере. Рассматриваемая тема генезиса марксизма требует дать тому объяснение. Во-первых, классики полагали, что по мере развития капитализма общество все отчетливее будет раскалываться на две полярные части: буржуазию и пролетариат. При этом буржуазия будет богатеть, а пролетариат нищать, как относительно, так и абсолютно. Что, в сочетании с экономическими кризисами, приведет капитализм к гибели. Пролетариат, порожденный буржуазией, рассматривался ими как ее могильщик. Они полагали, что тогдашние развитые капиталистические страны созрели для смены капитализма на более справедливый коммунистический строй, т.е. что наступил общий кризис капитализма. Переход к первой фазе коммунизма будет сознательным актом (пролетариата), происходящим в силу указанных выше причин. Подтверждение правильности своих воззрений они видели в Парижской коммуне. В некоторых работах они не исключали и мирного перехода. Но переход они считали возможным только в наиболее развитых капстранах, причем одновременно, хотя и отмечали, что прежде всего пролетариат должен разделаться с буржуазией своей страны.

Ныне мы знаем, что кое в чем классики просчитались [4, с. 84-87, 90-92; 8, с. 10; 11, с. 10; 13, с. 107-108]. Да, буржуазия богатеет, а пролетариат относительно нищает, но не абсолютно – уровень жизни растет. Последнее объясняется развитием производительных сил и инстинктом самосохранения буржуазии, предостерегающим ее от чрезмерного «затягивания гаек». Да, в капиталистическом обществе наличествуют два крупных класса: буржуазия и пролетариат. Однако образовался еще и так называемый «средний класс», общность людей, характеризующаяся средним доходом его членов (не шибко богатых, но довольно обеспеченных). Сюда входят рабочая аристократия, высокооплачиваемая часть интеллигенции, служащих и т.п. Эту общность капитализм устраивает, и она обеспечивает устойчивость системы управления буржуазным обществом, позволяет крупному капиталу удерживать власть. Да, циклический характер развития капиталистической экономики сохранился, но управленческими методами буржуазному государству удалось значительно уменьшить размах экономических кризисов, свести кризисы к более легким спадам экономической деятельности. Наиболее дальновидные государственные деятели передовых капстран провозгласили курс на социально ориентированную рыночную экономику, т.е. экономику, обеспечивающую достаточно высокий уровень жизни большинства населения. (Зачастую они делают это за счет эксплуатации периферийных стран, в том числе создания «управляемого хаоса» в них.) Вывод: говорить об общем кризисе капитализма во времена классиков было преждевременно.

В развитых капстранах борьба с буржуазией в основном идет через социально-экономические соглашения, когда давление пролетариата на буржуазию осуществляется через забастовки и т.п. акции. В качестве примера можно привести Италию: миллионы пролетариев выходят на демонстрации с красными знаменами, но власть не берут. Пролетарские массы не склонны заниматься политической деятельностью. Дело в том, что рабочий класс не обладает врожденным стремлением к власти, «волей» к власти. Врожденным стремлением к власти обладает только класс, для которого власть – вопрос жизни и смерти, как, скажем, для буржуазии. Буржуа может существовать только при капитализме, рабочий же нужен при любой власти, т.е. ему не грозит уничтожение при капитализме (как буржуа при социализме), а только безработица. Ее же в душе каждый надеется избежать – такова психология человека. Поэтому в развитых капстранах большинство рабочих склонно вести только экономическую борьбу, а не идти на баррикады. Последнее они оставляют на тот случай, когда их «загонят в угол». Тем не менее, практика показывает, что борьба пролетариата капстран с буржуазией дает свои результаты: идет постепенный процесс сдвига влево социальной обстановки в этих странах, что можно расценивать как процесс стихийной смены формаций. Ибо количество, как известно, рано или поздно переходит в качество.

Ведь смена формаций есть закон природы, а законы природы всегда выполняются, вне зависимости от того, ведомы они людям или нет. Даже если бы К.Маркс не открыл формационного развития общества, социализм все равно сменил бы капитализм в стихийном варианте развития общества, несмотря на желание части человечества (в данном случае буржуазии) сохранить его. Поэтому в развитых странах капитала латентно, через рост политического сознания управляемой подсистемы и ее влияния посредством обратных связей на подсистему управляющую, идет процесс такой стихийной смены. Наряду с ним в менее развитых странах (Китае, на Кубе и т.д.) идет процесс сознательной смены формаций, инициированный наличием теории формаций. Начало ему было положено в России.

Классики не располагали таким экспериментальным историческим материалом, которым располагаем мы, не могли оценить в должной мере инстинкта самосохранения буржуазии, возможностей и потенциала буржуазного государства приспособиться к обстановке конфронтации труда и капитала, не учли того, что в природе пролетариата заложено предпочтение экономической борьбе, а не политической, что пролетариат переходит к последней лишь тогда, когда его «загоняют в угол». Они ошиблись также в прогнозе развития производительных сил, полагая, что труд рабочих будет все время упрощаться, рабочий станет придатком машины, выполняющим простейшие операции. В реальности же с усложнением техники от рабочего требуются все более всесторонние знания, а на автоматизированных производствах рабочий превращается в наладчика, от которого требуются инженерные знания. Произошло то, чего классики не ожидали: капитализм еще не достиг конечной стадии развития, ему удалось расчистить пути для дальнейшего развития производительных сил в рамках той же формации.

Ничего страшного и удивительного. Неимоверно трудно, а точнее - невозможно, на один-полтора века вперед предусмотреть характер развития производительных сил, реакцию общества на него и построить на этом верный на сто процентов прогноз развития общества. Но не надо упорствовать в том, что отвергает практика, как это делает автор [1] (хотя время уже все расставило по своим местам), а надлежит уточнять, корректировать теорию соответственно практике. Следует признать, что в настоящее время на планете Земля наступил период смены капитализма социализмом, причем как в сознательном варианте (Китай, Куба и т.д.), так и стихийном для развитых стран капитализма. При этом рабочий класс не может рассматриваться как могильщик буржуазии. Он участвует на равных с другими недовольными общностями (например, крестьянством) при революционном, сознательном переходе к социализму. Это так. Но неправомерно считать его при этом гегемоном. Гегемоном является только сознательная часть рабочих, равно как и сознательная часть крестьянства, интеллигенции и т.д., иначе говоря, социалистические трудящиеся, к которым следует относить всю социалистически ориентированную часть населения. В свете сказанного в марксизм должно быть внесено уточнение: при переходе к социализму и при социализме должна быть диктатура не пролетариата, а диктатура социалистических трудящихся.

Признание большевиками возможности построения социализма в одной стране есть отход от классического марксизма. В [1] В.И.Дьяченко даже полагает, что отход послужил причиной катастрофы СССР. Но С.А.Пашинин отхода как-то не выделяет. Возможно потому, что вообще развитие марксизма воспринимает в основном как фиксирование имеющих место социальных подвижек, а не через их анализ. Между тем, осмысление отхода, который явился фактором возникновения и становления СССР, составляет основу развития марксизма-ленинизма и дает толчок к развитию теории истории. Вот какие выявляются основные моменты развития марксизма с соответствующими уточнениями и коррективами теории при осмыслении отхода.

К.Маркс теорию общественно-экономических формаций создавал на основе анализа стихийного развития человечества и, строго говоря, ее формулировка в Предисловии к Критике политической экономии пригодна только для такого развития. В.И.Ленин воспринимал марксизм не как совершенную во всех отношениях обязательную инструкцию по построению справедливого общества, а как ступеньку научных знаний, подлежащих уточнению и корректировке согласно реальности на пути к такому обществу. Отсюда лозунг: «Марксизм не догма, а руководство к действию». Поэтому отход большевиков от следования букве теории формаций, чего придерживались меньшевики (да и некоторые современные марксисты придерживаются), категорически возражая против социалистического переворота в Петрограде, не является чем-то нелогичным в поведении марксистов-большевиков. Меньшевики ссылались на грозное предупреждение К.Маркса о невозможности возникновения новой формации без исчерпания всех возможностей развития производительных сил в рамках старой формации и без предварительного создания в недрах старой формации материальных условий для существования производственных отношений новой формации [15, т. 13, с. 7]. Это было серьезное возражение, поскольку на тот исторический момент в России обозначенные условия отсутствовали. Однако вначале большевики вообще не видели в петроградском восстании какого-то отхода от классического марксизма, полагая его факелом мировой революции, и лишь потом посчитали правильным скорректировать марксизм в соответствии с реальным развитием событий. Но длительное время оставалось неясным, как грозное предупреждение было обойдено большевиками. Это прояснилось только после появления теории управления социальными системами. В [8, с. 24-25; 11, с. 24-25; 16, с. 87] показано, что грозное предупреждение К.Маркса теряет силу, если материальные условия для существования производственных отношений новой формации революционерам удастся создать за время запаса устойчивости системы управления, ими построенной. Тогда в пределах времени, разрешенного запасом устойчивости, власти могут проводить свою политику вразрез с реакцией населения. То есть теоретически время для создания нужных условий имеется и им можно воспользоваться. Именно так и поступили большевики после Октябрьской революции: уже к концу 1930-х гг. в СССР была проведена коллективизация, т.е. созданы материальные условия для существования социалистических производственных отношений, российское общество удалось из мелкобуржуазного и буржуазного трансформировать в общество социалистической ориентации (т.е. лояльное социализму) и предостережение К.Маркса потеряло силу. Это не означает, что большевики тогда учитывали предупреждение К.Маркса. Скорей всего они о нем даже не задумывались. Просто обстановка заставляла действовать решительно и быстро («иначе нас сомнут» - говорил И.В.Сталин) и большевики уложились в запас устойчивости созданной ими системы управления.

Таким образом, в теории формаций предостережение К.Маркса следует дополнить уточняющей фразой: «При сознательной смене формаций, в пределах запаса устойчивости общества новой формации, предостережение К.Маркса не имеет силы [16, с. 87]».

Теорию формаций необходимо также дополнить уточнением, что смена формаций произойдет лишь в том случае, если интересы новых собственников средств производства, т.е. средств производства нового технологического уклада, войдут в противоречие с интересами класса прежних собственников [16, с. 85]. Это уточнение вытекает из современной практики: информационный прорыв в технологиях на базе компьютеризации вызвал появление новых собственников новых средств производства, но не привел к формационным подвижкам, так как интересы новых и старых собственников не находятся в противоречии.

Как уже отмечалось, следует подчеркнуть наличие в новейшей истории двух разновидностей смены формаций: стихийной и сознательной. Акцент на этом необходим, чтобы отметить различие механизмов этих явлений, а также потому, что исследователи зачастую сваливают в кучу эти явления и их механизмы. Более детально см. [16, с. 84-86].

С.А.Пашинин в своей статье не говорит о необходимости внесения в марксизм отмеченных выше уточнений или их некорректности. Это серьезный недостаток статьи: исследователь обязан владеть всем материалом исследуемой темы и представлять по нему свои критические соображения, а не только излагать собственные идеи. На момент написания статьи указанные выше уточнения были уже давно опубликованы в научной литературе и на сайтах znanie08.narod.ru и znanie09.ucoz.ru.

Вообще в РУСО целесообразно принять полностью оправдавший себя порядок Совета Главных конструкторов СССР, когда участники обсуждения предлагают не только свои проекты, но и тщательно анализируют проекты других участников обсуждения рассматриваемых вопросов и их соображений, дают по ним свои предложения. Тем самым из большого количества мнений выявляется превалирующее мнение, которое прокладывает путь, формирует фарватер к истине среди многих мнений. РУСО обладает гигантским научным потенциалом, и в этом случае удастся совершить рывок в развитии теории истории. Современные средства связи через интернет позволяют вести непрерывное оживленное обсуждение при условии свободного выхода исследователей со своим материалом на площадку РУСО.

С.А.Пашинин высказывает здравое суждение в вопросе отмирания государства. Л.Сорников в [2] повторяет известное утверждение, что государство есть аппарат классового насилия, а потому де при отсутствии классов его не будет. Он в упор не видит реальности, когда в СССР при отсутствии такого насилия, ибо классов по сути не было (все были трудящимися), государство имело место. Утверждение Л.Сорникова: «Государство не отменяется, а засыпает, т.к. уровень самоуправления естественно возрастает, а уровень властных полномочий органов госуправления соответственно сокращается…» в понятиях теории управления есть чистая фантазия, не имеющая смысла – нечто вроде ельцинского: «берите суверенитета кто сколько хочет» с соответствующим результатом. Государство в наше время есть форма существования общества. У него есть функция общественного регулирования, в том числе экономического, которая останется и при коммунизме. Поэтому можно говорить, что государство сохранится и при коммунизме. Нынешняя форма государства исчезнет, когда исчезнут границы, т.е. когда создастся единое (общепланетарное) общество. Так что вопрос с отмиранием государства ясен и прост. А потому нет никакой надобности в его реанимации.

Таковы уточнения, которые вытекают из анализа экспериментального исторического материала последних полутора веков и которые дополнительно к замечаниям С.А.Пашинина целесообразно включить в теорию общественно-экономических формаций.

В отношении экономики С.А.Пашинин высказывает довольно странные суждения. «С прекращением безналичных расчетов и свободным перераспределением товарной массы между отраслями возникла наиболее совершенная организация товарного производства». Интересно, где это автор усмотрел в СССР «прекращение безналичных расчетов»? С чего это он решил, что «В развитом товарном производстве деньги чем раньше тем больше становятся тормозом в развитии товарного производства…». Совершенно не ясно, что именно хотел сказать этим автор. К экономической части марксизма действительно назревает целый ряд замечаний. В частности, имеет смысл обратить внимание на книгу Л.С.Беляева [17] и его статьи в «Экономической и философской газете» за 2017 год №№ 3, 4, 8, 9. Там он делает попытку доказать перспективность обмена продукцией при социализме между предприятиями по себестоимости с формированием бюджета поступлениями от налога на производство ширпотреба. Но о том надо вести отдельный разговор.

Обратный переход от социализма к капитализму. По мнению С.А.Пашинина делать такой переход составляет сущие пустяки «в силу общей индустриальной основы двух измов, качественной единой высокотоварной природы самого социалистического и капиталистического производства. Достаточно просто поменять общественную собственность на частную, провести «приватизацию» чтобы социализм «превратить» в капитализм…одним указом о либерализации-восстановлении денежной реализации в производстве». Но для этого конечно надо изменить природу государства – превратить социалистическое государство в капиталистическое. Это «предполагает отчуждение от власти социалистической сверхпартии и ее последующее уничтожение, «департизацию». Только потом капиталистическое государство создает частный капитал как класс». Но «только благодаря ссылке на…базис «передового Запада» и возможно само обоснование возврата к капитализму…Понятно, что прокапиталистическая сила нацеленная на взятие власти внутри социализма не падает с неба. Значит появление такой силы допускается самим социалистическим государством. Причем никакой чисто экономической основы типа «частного капитала» или какой-то скрытой прокапиталистической политической организации изначально просто нет…прокапиталистическая оппозиция политически организуется буквально с нуля». Автор называет исходную причину катастрофы СССР: «Как только власти социализма допускают собственную критику и тотальное отрицание социализма тут же возникает и прокапиталистическая оппозиция, в итоге и приходящая к власти».

Все очень просто. Не ясно только, почему на это ушло свыше 70 лет.

Интересную причинно-следственную цепочку катастрофы СССР выдвигает автор: хозяйственные, и даже политические, недостатки социального порядка в СССР (дефицит потребительских товаров, «приписки» и т.д.) начинают подвергать в СССР критике, в том числе вверху – затем идет сравнение жизни в СССР с жизнью на Западе – в силу этого возникает с нуля прокапиталистическая оппозиция, которая приходит к власти и разваливает СССР. Отсюда следует вывод – не допускать критики.

Обсуждать эту сомнительную цепочку не будем. Лучше обратим внимание на то, что автор не заглядывает в глубину, не задается вопросом: что явилось причиной появления указанных недостатков социального порядка в СССР, которые и вызвали катастрофу? Здесь, пытаясь разобраться в причинах катастрофы, прежде всего следовало учитывать важную особенность ситуации. Именно, что СССР не был продуктом стихийного развития истории, чем характерно ее развитие до момента появления СССР, а результатом сознательного социального проекта, который ныне на телеэкране именуют «Красным проектом». Да, этот проект был вызван к жизни стечением мировых событий (второй мировой войной, русской революцией и т.д.), но этот проект создавало и решающую роль в его реализации играло большевистское руководство. Успех «Красного проекта» целиком зависел от корректности его проектирования и реализации, что, в свою очередь, зависело от профессионализма большевистского руководства. Поэтому при анализе катастрофы СССР в первую очередь следовало обратить внимание на то, насколько спроектированная большевиками система управления советским обществом (политическая система) соответствовала требованиям теории управления, насколько грамотно большевики осуществляли реализацию этого проекта, какой недостаток политической системы СССР привел к падению профессионализма верхнего эшелона власти СССР, что и послужило непосредственным фактором катастрофы СССР. Автор этого не сделал, а потому правильного диагноза катастрофе СССР поставить не смог. Ну можно ли всерьез принимать его рекомендацию для исключения подобных катастроф: надо де запретить критику недостатков существующего социального порядка?

На самом деле критика помогает устранять оплошности, ошибки и злоупотребления властных структур, отход их от курса служения обществу. Рекомендация к исключению катастроф, подобных катастрофе СССР, должна содержать следующие основные пункты. Во-первых, пункт о введении в систему управления обществом сильных обратных связей, в частности, механизма обратного управления в виде отставки руководителей страны снизу при ненадлежащем исполнении ими своих функций. Представительный орган государства должен стать исполнительным органом канала обратной связи. Во-вторых, исполнительная власть в государстве должна назначаться представительным органом государства из числа хозяйственных руководителей и специалистов-управленцев по конкурсу. В-третьих, необходимо обеспечить выборы в представительный орган государства депутатов, с деловыми и моральными качествами которых избиратели знакомы лично и которые действительно отражают интересы всех страт населения, а не подменять выборы легитимизацией предлагаемых в парламент кандидатов, на что направлены существующие ныне избирательные системы. Для этого необходимо разработать соответствующие избирательные системы, скажем, подобные предлагаемой в [8, с. 151-154; 16, с. 80-83, 108-110].

В пользу С.А.Пашинина надо заметить, что другие авторы обычно вообще не затрудняют себя аргументированием диагноза катастрофы в виде составления причинно-следственной цепочки или изложения механизма катастрофы. В виде примера сошлюсь на версию Л.Сорникова в [2]. Согласно ей СССР разрушился в силу того, что на Западе возник некий капитализм, в котором финансовый капитал управляет экономикой как единым целым, чем ослабляет противоречие между трудом и капиталом. «Следствием появления такого эксплуататорского строя и была победа Запада над СССР в «холодной войне»…поскольку были открыты поры для развития». Известно, однако, что в СССР тоже было управление экономикой как единым целым, а противоречия между трудом и капиталом не было вообще. Поэтому так и остается неясной причина катастрофы СССР по Л.Сорникову. Никакой победы Запада в «холодной войне» не было, СССР развалился вполне «самостоятельно». Как не было никакого настроя «значительных слоев населения» СССР против социализма, о котором говорит Л.Сорников. Об этом убедительно свидетельствует результат Всесоюзного референдума, проведенного накануне распада СССР. Население СССР в массе своем (порядка 76%) было за сохранение единой социалистической страны. Но вот правительство СССР желанием этим не воспользовалось.

Литература

1.Дьяченко В.И. Устарел ли классический марксизм? kprf.ru/ruso/175358.html

2.Сорников Л. Комментарий к статье С.А.Пашинина «Развитие марксизма» kprf.ru/ruso/176871.html

3.Петров В.П. Движущие силы и основные пути развития человеческого общества. М. 2001.

4.Петров В.П. Комментарии к истмату. Избыточный продукт, стоимость, рыночная и плановая экономические системы. М. 2004.

5.Винер Н. Кибернетика или управление и связь в животном и машине. М. Советское радио. 1968.

6.Афанасьев В.Г. Научное управление обществом (Опыт системного исследования). М. Издательство политической литературы. 1973 (первое издание 1967).

7.Афанасьев В.Г. Человек в управлении обществом. М. Издательство политической литературы. 1977.

8.Петров В.П. Социология СССР: очерк становления и гибели Советского Союза. Сборник 2. М. 2007.

9.Петров В.П. Объект управления – население. Критерии качества систем управления обществом. Механизм кризиса системы управления советским обществом. М. 1995.

10. Петров В.П. Объект управления – население. Начала теории управления социальными системами. Кризис в СССР: причины и защита. М. 1999.

11. Петров В.П. Социология СССР: очерк становления и гибели Советского Союза. Сборник. М. КомКнига. 2006.

12. Петров В. Генезис и основные категории теории управления социальными системами //Коммунист. 1997, № 6.

13. Петров В. Современные марксисты и теория управления социальными системами //Коммунист. 2002, № 1.

14. Петров В.П. Катастрофа СССР в свете теории социального управления //Экономическая и философская газета. 2012, №№ 9, 10.

15. Маркс К. Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд.

16. Петров В.П. Объект управления - население. Начала теории управления социальными системами. Третья редакция. М. 2015.

17. Беляев Л.С. Элементы политэкономии социализма. Иркутск: Сибирская книга. 2016.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.