Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Состоялся VII (февральский) Пленум Дагестанского республиканского Комитета КПРФ

В субботу, 27 февраля 2016 года, в городе Махачкала состоялся VII (февральский) Пленум республиканского Комитета КПРФ со следующей повесткой дня:

Пресс-служба ДРО КПРФ
2016-02-27 16:04 (обновление: 2016-02-27 16:44)
  1. Об экономическом и социальном развитии Дагестана, итоги 2015 года и выработка модели на 2016 год.
  2. О ходе подготовки и проведения выборов депутатов Народного Собрания РД и Государственной Думы ФС РФ.
  3. Об итогах финансово-хозяйственной деятельности рескома КПРФ в 2015 году и утверждении Сводного финансового отчета за 2015 год.
  4. О созыве XIV отчетной республиканской партийной Конференции.

В начале Пленума в честь 80-летнего юбилея именными часами был награжден первый секретарь Ахвахского района Магомедрасул Гаджиевич Магомедов.

С докладом по первому вопросу «Об экономическом и социальном развитии Дагестана, итоги 2015 года и выработка модели на 2016 год» выступил секретарь по экономическим вопросам Дагестанского регионального отделения КПРФ Визирхан Гираев.

В прениях по докладу приняли участие: Ахмед Рамазанов (член КПРФ Махачкалинского завода «Сепараторов»), Сайпулла Сайпуллаев (председатель Совета директоров Махачкалинского завода «Авиаагрегат»), Нурутдин Нурутдинов (директор Буйнакского завода «Агрегат», зам.председателя Совета представителей трудовых коллективов при ДРО КПРФ), Букар Гамидуллаев (заслуженный машиностроитель РФ, д.э.н., профессор), Али Асиятилов (директор Совхоза «Украдинский» Шамильского района).

С докладом по второму вопросу «О ходе подготовки и проведения выборов депутатов Народного Собрания РД и Государственной Думы ФС РФ» выступили первый секретарь Дагестанского регионального отделения КПРФ Махмуд Махмудов и член Избиркома РД Самир Абдулхаликов. Они отметили, что в сентябре 2016 года ожидаются выборы в Государственную Думу РФ, а в республике пройдут еще и выборы в Народное Собрание Республики Дагестан. Уже начался подготовительный этап к старту предвыборной кампании. Каждое местное отделение, каждое первичное отделение, каждый коммунист без промедления должны начать подготовку к будущим выборам. Главный ключ к успеху – это активная работа на пределе человеческих возможностей, а также личное общение кандидатов со своими избирателями. Необходимо настроить себя на большую работу.

С докладом по третьему вопросу «Об итогах финансово-хозяйственной деятельности рескома КПРФ в 2015 году и утверждении Сводного финансового отчета за 2015 год» выступил первый секретарь Дагестанского регионального отделения КПРФ Махмуд Махмудов.

С докладом по четвертому вопросу «О созыве XIV отчетной республиканской партийной Конференции» выступил первый секретарь Дагестанского регионального отделения КПРФ Махмуд Махмудов.

С постановлениями Пленума ознакомил присутствующих второй секретарь рескома КПРФ Мурзадин Авезов.

Заслушав информацию, Пленум принял соответствующие постановления по всем 4-вопросам повестки дня.


Ниже приводим доклад секретаря по экономическим вопросам ДРО КПРФ В.К. Гираева на VII (февральском) Пленуме Республиканского комитета КПРФ

«Об экономическом и социальном развитии Дагестана–итоги 2015 года –выработка модели на 2016 год»


Уважаемые товарищи!

Как известно, ЦК КПРФ 12 февраля 2016 г. в г. Орле был проведен Всероссийский экономический форум, цель которого – поиск путей вывода России из кризиса. Стратегия подготовки нашей партии к предстоящим выборам обязывает нас донести до дагестанского общества, наших избирателей реальную оценку положения дел в экономике Дагестана и наметить основные подходы к выходу из кризиса. Этим объясняется и нынешняя повестка нашего Пленума.

Новый 2016 год Россия встретила на фоне разгорающегося и углубляющегося экономического кризиса, падения курса рубля и роста потребительских цен. Мрачные прогнозы в определенной степени материализовались – так, ВВП России по итогам 2015 года снизился на 3,7%. Практически все эксперты сходятся во мнении, что нынешний год станет для страны очень трудным, а все негативные процессы будут только углубляться.

Мировая социальная трансформация в настоящее время характеризуется двумя крупнейшими процессами: с одной стороны, развивается модернизация отдельных незападных обществ, стремящихся перенять западные институты и достичь западного уровня жизни, с другой - идет процесс глобализации и обострение противоречий труда и капитала. В результате наблюдается ухудшение социального положения и жизненного уровня населения и попрание прав трудящихся практически во всех странах мира. То есть, наглядно обнажаются проблемы и обостряются противоречия капитала и труда. Сегодня весь мир с тревогой наблюдает за финансовыми рынками, где идет бойкая спекулятивная игра с ценами на нефть крупных западных и американских транснациональных корпораций, банков, которые в погоне за жаждой наживы не останавливаются ни перед чем.

Об этих фактах не смог умолчать даже такой закоренелый неолиберал И. Сечин, который в ходе выступления на лондонской конференции IP Week 10 февраля 2016 г. заявил: «Надо признать, что мы недооценили тот факт, что финансовые участники рынка не знают ограничений в решении своих чисто финансовых задач и готовы "тестировать" любые ценовые уровни. Это безответственная игра» – заключил он. Далее он делает потрясающий вывод о безнравственности такого поведения и, что в настоящее время финансовый рынок живет своими интересами, а не выполняет задачи стабильного развития мировой экономики. Но вот жаль, что господин И. Сечин не читал труды классиков марксизма, или запамятовал, когда еще в 19 веке К. Маркс писал: “Обеспечьте капиталу 10% прибыли, и капитал согласен на всякое применение, при 20% он становится оживленным, при 50% положительно готов сломать себе голову, при 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы пойти, хотя бы под страхом виселицы”.

В процессе глобализации капитал стирает границы между странами, усиливая международный обмен продукцией, услугами и информацией. Однако, вместе с тем, происходит ослабление его социальной миссии, снижение уровня социальной защиты населения. Эта задача постепенно становится все более сложной и непосильной не только для западных стран, но и для России, которой все сложнее становится обеспечить социально-экономическую защиту населения в регионах, в том числе и в Республике Дагестан с его хронически дотационным бюджетом и высокими рисками ведения бизнеса.

Истекший 2015 год характеризовался ухудшением жизненного уровня дагестанского народа. Растет безработица, теряется связь поколений, уровень теневой экономики, щедро прикармливаемая бациллой коррупции, уверенно растет, несмотря на мистическое «обеление», все острее ощущается дефицит инвестиционных средств. И самое главное – углубляется неверие населения во власть, продолжается нравственная деградация дагестанского народа путем подмены духовных ценностей и вековых традиций псевдорелигиозными, привнесенными извне.

Вывод: Общероссийские проблемы в Дагестане усилены в несколько раз.

Мотивация населения к развитию на долгосрочный период ослаблена из–за низкого уровня доверия граждан к власти. Рейтинг доверия населения исполнительной власти Дагестана (2014 г), основанный на данных ФСО РФ, составил 0,4%.

Эти же результаты выявлены в ходе социологического опроса в фокус-группах: колоссальный уровень недоверия в дагестанском сообществе. Наибольший уровень недоверия фиксируется в отношении власти: коррупция, неспособность проводить в жизнь принятые программы, закрытость – все это создает атмосферу недоверия. Вот что учителя и социальные работники говорили на фокус-группе: «Вот Вы нас спрашиваете про проблемы. Но мы даже не верим, что стоит об этом говорить, и что что-то изменится. Мы даже не интересуемся программами, потому что изначально знаем, что они не будут реализовываться в Дагестане!»; «Власть не способна нас защитить. Люди надеются только на себя»; «Наша власть, любого уровня, не живет проблемами народа». Политическая система и выборное законодательство дагестанцев крайне не удовлетворяет. Проведенные в г. Дагогни так называемые «выборы» можно смело назвать апофеозом убогой системы формирования безответственной власти, когда власть сама же себя и формирует. Та же тупиковая модель поведения навязана и в экономике.

Надуманная под политическим давлением, искусственная экономика, без цели получить экономический результат, становится настоящей бедой Дагестана. Такие фундаментальные процедуры рыночной экономики, как приватизация, земельная реформа, проектное финансирование, рыночная трансформация региональной экономики, оценка внутренних источников роста и капитала развития, интеграция в экономику страны в истекшем году, как и в предыдущие годы, не реализованы. У чиновников нет системы ответственности, как в бизнесе. Если чиновника заставить отвечать за свою работу, то вся система национального квотирования при перераспределении бюджетных расходов распадется.

Что касается реальной экономики, то в структуре валового продукта Дагестана заметна тенденция снижения доли реального сектора экономики – в настоящее время доля промышленности составляет лишь порядка 6%.

В силу этого территория, имеющая достаточный потенциал развития при наличии высокой деловой активности населения, характеризуется хронической безработицей (фактически на уровне свыше 20%), высокой дотационностью бюджета (на уровне свыше 71%) и находится в кризисном состоянии.

Ухудшается структура инвестиций в основной капитал (машины и оборудование: 2013 г. – 24,4%, 2014 г. – 18,6%, 2015 г. – 14,3%), сокращаются вложения из федеральных источников и собственных накоплений организаций. Только 20% суммы инвестиций в основной капитал приходится на крупные и средние предприятия, остальные 80% фактически не подотчетны по данной статье отчетности, и по ним используют оценочные данные.

В январе - ноябре 2015 года сальдированный финансовый результат (прибыль минус убыток) организаций (без субъектов малого предпринимательства, банков, страховых и бюджетных организации) в действующих ценах составил – 9278,7 млн. рублей (179 организаций получили прибыль в размере 2337,4 млн. рублей и 89 организаций имели убыток на сумму 11616,1 млн. рублей. За этот же период предыдущего года, сальдированный результат составлял – 8927,3 млн. рублей. Доля прибыльных организаций за январь–ноябрь 2015 года уменьшилась с 76,1% до 66,8%, превышение кредиторской задолженности над дебиторской составило 40,186 млн. рублей. Это следствие не только низкого уровня переделов в экономике и добавленной стоимости, но и высокого уровня теневой экономики, масштабных хищений, присвоения произведенного продукта руководителями госпредприятий и чиновниками в госсекторе экономики.

Наблюдается также абсолютное сокращение реально располагаемых денежных доходов населения (99,3%) и наличных денег на руках населения (54,3 млрд. руб.).

Происходит социальная стратификация и резкий рост численности населения с доходами ниже прожиточного минимума (свыше 300 тыс. чел.). Дагестанский народ беднеет.

Существенно ухудшается материально-техническая база сельскохозяйственного производства, в т. ч. в части мелиорации, племенного животноводства, продуктивного семеноводства. Не решен земельный вопрос, эффективность использования пахотной земли остается на низком уровне.

В середине ноября 2015 г. Минтруда России были обнародованы данные по средней заработной плате в регионах РФ. Так вот, к нашему стыду, Республика Дагестан в этом списке на почетном последнем месте! Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата на одного работника в ноябре 2015 года составила 93,5% от заработной платы за аналогичный период 2014 года и составила 18302,9 руб. И это при том, что цены на товары и услуги выросли в среднем более чем на 15%.

Резко ухудшается экологическая ситуация. Все мы помним ситуацию с мусором в г. Махачкале в канун нового 2016 года и в первой декаде января. Такая же ситуация и других городах и районах республики–масса мусорных свалок, фактически на наших глазах происходит экологическая катастрофа. Проект инновационного мусороперерабатывающего завода так и не был реализован, хотя прошел презентацию в правительстве республики еще 5 декабря 2013 года. Как говорится, ни обновления, ни очищения не произошло.

Не эта ли есть реальная оценка результатов экономической политики Правительства Дагестана? Взамен бессмысленного жонглирования недостоверными цифрами, необходимо осмысление стратегических просчетов и объективный диагноз состояния экономики республики.

Не могу не отметить и ситуацию с бюджетом РД, так как это главный финансовый документ, в котором сконцентрирована экономическая и социальная политика Правительства РД. В качестве несомненного успеха экономическим блоком Правительства Дагестана преподносится бездефицитность бюджета на 2016 год. На наш взгляд, это не есть повод для гордости, а есть явление унижения достоинства дагестанского народа.

Заложенные в бюджете показатели будут генерировать диспропорции в уровне доходов бюджетополучателей, что в перспективе крайне опасно и усилит тенденции социального раскола общества.

Анализ основных характеристик принятого бюджета заставляет сделать вывод о том, что усилия экономического блока правительства не направлены на возрождение республики, изменение среды, о котором говорил Глава республики Р.Г. Абдулатипов. Вместо формирования действительно конкурентных начал в экономике и стимулирования инвестиций с помощью бюджетных механизмов, активно продолжается практика банального распределения бюджетных средств, зачастую без какого–либо обоснования и целеполагания расходных статей. Бюджет 2016 года не меняет экономическую среду, а продолжает в ухудшенном варианте традиции распределительной экономики в условиях существенных ограничений и ликвидации дефицита, представляемых как победу экономического блока правительства. Такая победа в истории называется «пирровой», в ней проиграет, прежде всего, дагестанский народ.

Усиливаются диспропорции в социально-экономическом развитии городов, районов республики, в т. ч. вызванные нерациональным распределением бюджетных средств, урезанием бюджетов некоторых городов, районов. В то же время в муниципалитетах государственная экономическая политика не реализуется, стратегическое планирование развития не осуществляется. Вместо этого требуют увеличения сбора налогов – это тактика выжатого лимона, дающая краткосрочный эффект. Глава республики не раз отмечал низкий уровень сбора налогов (в РД – 6% от ВРП, в СКФО – 10% от ВРП, в РФ – 24% от ВВП). Но налоги есть следствие экономического развития, они вторичны: откуда им взяться при низком уровне средней заработной платы, низком уровне переделов и добавленной стоимости, неэффективной экономике?

Что касается бизнеса: чем больше в этой сфере соберут налогов, тем меньше у бизнеса остается средств на развитие.

Ухудшаются условия деятельности малого и среднего бизнеса. Что делает предприниматель, если не видит возможности у себя на малой родине? Он уезжает. Программы для поддержки малого бизнеса, фермеров принимаются, средства выделяются, но с большими откатами. Эта практика не поддержки бизнеса, а паразитического проедания средств нечистоплотными чиновниками.

В силу сложившихся ущербных для нормального предпринимателя так называемых «традиций» распила бюджета, предприниматели в массовом порядке закрывают бизнес или переходят в нелегальное положение.

Так, по данным Управления Федеральной налоговой службы по Республике Дагестан на 1 декабря 2015 года в республике зарегистрировано 42952 индивидуальных предпринимателей и их количество уменьшилось по сравнению с началом 2015 года на 1344 чел.

На конец 2015 года численность работающих в малом предпринимательстве достигает около 135 тысяч человек, количество работников крупных и средних предприятий и работников бюджетной сферы оценивается приблизительно в 300 тысяч человек, а количество экономически активного населения около 1300 тыс. человек, что дает 66,5 % теневой занятости экономически активного населения.

Власть на местах, министерства и ведомства, да и подавляющая часть исполнительной власти Дагестана находятся в плену устаревших догм и методов. Зачастую вся работа сводится к формальным прогнозам, докладам, проведению форумов, отчетам. За основу планирования берут не исследования потенциала, анализ, а данные деформированной недостоверной статистики. По нашему мнению, теневая статистика не менее опасна для общества, чем теневая экономика. Общество, не располагающее объективной информацией о своем социально–экономическом положении не способно правильно поставить диагноз, ни (что более опасно!) проводить осмысленную и выверенную социально–экономическую политику.

Давайте признаемся себе в том, что Дагестан никогда не представлял в масштабах страны особого экономического интереса. В связи с этим вложения в дагестанскую экономику и социальную сферу для федерального центра - это прямые безвозвратные затраты, и вполне понятно, почему дотации постепенно уменьшаются. А в условиях усиливающегося дефицита федерального бюджета объемы трансфертов будут пропорционально уменьшаться. Какова стратегия экономической политики Дагестана в этих условиях? Внятного ответа нет.

У Дагестана нет ни стратегии, ни программы комплексного, социально-экономического развития. Экономическая и бюджетная политика и планы, в том числе трехлетние, как и деятельность республиканских и местных органов власти, ориентировались и продолжают ориентироваться именно на помощь и поддержку Центра, а не на самостоятельность и самодостаточность при высоком уровне развития экономики и социальной сферы.

Экономическое развитие так и не стало приоритетом для чиновников, а государственная экономическая политика, экономическая деятельность в основном сведена к исполнению господрядов и продвижению своих интересов по откатам, самообогащению. Работа профильных отраслевых министерств и ведомств провалена: формализм и ложная активность становятся для чиновников нормой поведения. Форма, структура превосходят и продавливают функцию, содержание – налицо высшая стадия бюрократизма.

Стратегия экономического развития для власти так и осталось непонятой, нераскрытой, но модной для озвучивания экономической категорией. Под экономическим развитием понимают только строительство на федеральные бюджетные деньги школ, больниц, дорог и т. д. с умилительными репортажами на дагестанском телевидении и кратким самопиаром чиновников. Не соблюдается технология экономического развития: если первая пуговица застегнута неправильно, значит, остальные тоже неправильно. Стратегическое планирование, проектирование экономики, ее качественные параметры, вывод экономики на стадию самоорганизации, остаются за пределами понимания дагестанской власти.

Уровень экономической дискуссии постепенно сводится к нулю, экспертное мнение не учитывается, а экономика получает авторитарные решения. Другие инициативы Главы Дагестана, как создание Стратегического Совета, экспертного управления администрации, Корпорации развития, Нефтегазовой компании и т. д., фактически не реализованы по причине недостаточной компетентности управленцев. Об этом и говорил Глава Дагестана в своем Послании 1 февраля 2016 г., когда из 125 поручений полностью были выполнены лишь 68.

На региональной повестке экономического развития много проблем и вопросов. Как решить проблемы высокой дотационности бюджета, повальной безработицы, технологической отсталости предприятий? Как использовать потенциал региона, уникальные отличия, рыночные ниши? Мотивировать собственников, предпринимателей, инвесторов? Как преодолеть экономическую отсталость? Какие подходы, механизмы, инструменты применимы? Чем территория Дагестана может стать в будущем? Любые действия, программы и проекты с государственным участием должны содержать конкретное решение хотя бы одной из перечисленных системных проблем.

Все острее на повестке дня стоят вопросы: что делать, как и куда развиваться?

На эти злободневные проблемы дал ответ лидер нашей партии Г.А. Зюганов на Всероссийском экономическом форуме в г. Орле. Он отметил: «Выход один: нужно менять всю экономическую и социальную политику. Необходимо разворачивать курс от спекулятивной экономики к реальному производству». Что означает этот тезис для Дагестана, где социально–экономические проблемы России разбавлены религиозным экстремизмом, высокой дотационностью бюджета и некомпетентностью власти на местах?

Важной основой устойчивого развития является достижение нравственности и этичности в экономических отношениях, их моральной чистоты. Речь идет об ограничении рыночного механизма «невидимой руки» в части, касающейся недопущения негативов клановости и монополизма, спекулятивного взвинчивания цен, недобросовестной конкуренции, обмана партнеров, наживы во что бы то ни стало, даже ценой здоровья людей. С нравственностью экономики абсолютно несовместимы коррупция, индивидуальный или клановый экономический эгоизм.

Этими проблемами озаботились и участники Давосского форума, где центральным вопросом был вопрос о судьбе культурно-нравственных ценностей в современном мире. Основатель и президент форума Клаус Шваб заявил о том, что над человечеством нависла угроза лишиться души и сердца. Для России эта угроза более чем реальна. Души людей разлагают как пропагандой насилия и безнравственности, так и при помощи антисоветизма и русофобии.

Основа развития и обеспечения экономического роста–это инвестиции. Основным источником инвестиций до сих пор экономический блок Правительства республики рассматривает средства федерального бюджета и участие в различных программах. Это позитивно, но стратегически неэффективно в силу хотя бы того, что не формирует класс собственников, эффективную структуру экономики. Разрекламированное уникальное Постановление Правительства РФ об опережающем развитии Дагестана было формальным документом и в части финансирования практически сошло на нет.

Нельзя сказать, что в Дагестане нет инвестиций, но при этом возникает другая проблема: задачи по инвестициям и рыночному развитию прямо противоположны задачам по освоению бюджетных денег, интересам чиновников. Инвестиционные проекты становятся прямыми конкурентами государственных программ, которые чиновники выдумывали и отмывали по ним бюджетные деньги. Отсюда и конфликт интересов, попытки чиновников подчинить инвесторов, оседлать инвестиционные потоки. Реализация инвестиционных проектов не является функцией чиновников. Однако, «бизнес на стадии инвестиций», соответственно, откаты по инвестиционным проектам – любимое занятие дагестанских чиновников и «инвесторов».

Какие решения, инициативы помогли бы сформировать глобальное предложение для дагестанского бизнеса? Каким образом высокую деловую активность населения, способность работать в условиях высоких рисков, трансформировать в инвестиции, бюджетную эффективность, конечный результат экономики?

Общеизвестно, что задача государства – создание условий для бизнеса. Однако этого недостаточно. Стратегически важно включение внутренних источников развития региональной экономики, резервов, одновременно уменьшая бюджетные дотации. Создание возможностей и вовлечение предпринимателей в русло единой стратегии и политики региональной экономики, формирование глобального инвестиционного предложения для бизнеса являются задачами государственной власти и государственных институтов.

Безусловно, в первую очередь – это достижение в Дагестане политической стабильности, снижение уровней рисков и обеспечение безопасности инвестиций, капитала. Пока продолжает иметь место отток из региона предпринимателей и денежных средств, нет долгосрочной мотивации вложений. Высокие риски подталкивают предпринимателей к гонке высоких прибылей с целью быстрее вернуть вложенные деньги, а для этого приходится завышать цены и уходить от налогов. Эту экономическую дилемму можно разрешить только в случае наличия легитимной власти, обеспечения законности, правовой защиты собственности, безопасности капитала, мотивации инвесторов на долгосрочный период. Политические кризисы, тянущиеся шлейфом оспаривания результатов выборов (г. Дагогни) и попытками придать легитимность власти в г. Буйнакск не только вскрыл все проблемы в достаточной степени, но и обозначил новые политические риски, связанные с будущей приватизацией госсобственности.

Что касается собственно новой модели экономики, то для Дагестана стратегически важны следующие ориентиры.

1. От государственной экономики к рыночной.

2. От коррупционной и распределительной экономики к конкурентной.

Республике объективно нужны структурные изменения. Кратко обозначим основные направления.

1. Изменения структуры отношений и собственности, отраслевой структуры, структуры экономики, в т. ч. через инвестиции.

2. Институциональные изменения: изменения среды через переформатирование действующих и создание новых институтов развития, ориентированных на развитие (агломерации, кластеры), территорий опережающего развития (ТОР, ТОСЭР), реализация инвестиционного стандарта, стандарта конкурентоспособности.

3. Изменение рынка: путем его демонополизации и развития конкуренции, переход от коррупционной экономики к конкурентной.

4. Изменение менеджмента: внедрение стандартов корпоративного управления, новых знаний, подготовка профессиональных управленцев.

5. Изменения в производственно-технологической сфере: через использование новых технологий, технологическое перевооружение, инновационное развитие.

6. Изменения, последующие с новыми информационными технологиями.

В целях масштабирования экономики и повышения инвестиционной привлекательности необходимо применять такие современные инструменты развития территорий, как кластерное и агломерационное развитие, создание территорий опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР).

Одним из эффективных инструментов повышения конкурентоспособности и инвестиционной привлекательности региона является разработка и реализации программы маркетинга территории. Это вопрос глобальной конкурентоспособности региональной продукции, региона в целом, позиционирования Дагестана в масштабах страны, мира. Территория должна предлагать не только достопримечательности и товары, но и новые возможности для бизнеса и свободные ниши для инвесторов, новые целевые рынки для производителей товаров, инвестиций, туризма, новых жителей. Учитывая исторические, географические и климатические особенности Дагестана, маркетинг территории может стать мощным катализатором, драйвером регионального экономического развития.

Как этого добиться?

Дагестану требуются широкомасштабные реформы, но проводить их с нынешней системой управления невозможно. В нестоящее время все нужно свести к одной реформе — к развитию качества управления, начав с исполнительной вертикали.

С существующей сегодня системой управления опасно начинать серьезные, широкомасштабные реформы. Исходя из мирового опыта отметим, что если технические навыки обеспечивают 15% успеха, то остальные 85% зависят от лидерских качеств, корпоративной культуры и стиля управления. При этом в Дагестане системы управления во многом остались архаичными.

Необходимо серьезным образом пересмотреть полномочия и функции Правительства Дагестана, иных органов исполнительной власти с учетом реалий рыночной экономики. Серьезно отстает качество структуры органов власти, распределение компетенций между ними, а также качество процессов, систем и проектной деятельности. Всё это приводит к тому, что управленческий аппарат оказывается ориентирован не на результат, а на сам процесс. Помочь справиться с этим может смена парадигмы на «управление результатом.

Сегодня стало очевидным, что обновление и очищение власти, прорыв в области эффективности и качества работы органов власти возможен, если вовлекать в эту деятельность энергию, активность, интеллект наших неравнодушных граждан. Другого ресурса в сфере управления у нас нет, но запасы социальной энергии, предприимчивости и инициативы в нашей республике огромны и не уступают потенциалу других регионов России. Дагестанцы могут справиться с задачами любой сложности.

Органы власти любого уровня должны не просто развернуться лицом к обществу – эти призывы мы много раз слышали. Речь идет о реальном и широком включении неравнодушных и компетентных граждан непосредственно в процессы управления в качестве народных экспертов, то есть соучастников и соавторов государственных решений.

Суть новой философии управления заключается в том, что к решению предельно четко сформулированной задачи привлекается как можно больше неравнодушных людей. Их работу надо организовать так, чтобы решение было найдено.

Выстраивание новой философии управления включает в себя четыре этапа:

– вовлечение неравнодушных граждан в процесс решения задачи;

– организацию и стимулирование генерирования предложений;

– отбор лучших предложений силами самих участников;

– селекцию лучших участников на основе их вклада в решение задачи.

Процесс государственного управления можно условно разделить на пять этапов, которые вполне можно трансформировать с использованием новой философии управления.

1. Определение целей, которых мы хотим достичь, то есть ответ на вопрос, что будем делать. С помощью общественных опросов мы вместе можем находить проблемы, которые в наибольшей степени волнуют людей, и определять цели деятельности власти на всех уровнях. Тем самым ликвидируется разрыв в видении власти и потребностях людей.

2. Поиск наиболее эффективных решений проблемы: как будем действовать.

Смена парадигмы управления позволяет привлекать к обсуждению и поиску наиболее оптимальных решений не только чиновников и экспертное сообщество, но и всех граждан, проявивших к этому интерес. Здесь достигается еще один важнейший эффект – вовлечение граждан в процесс выработки и принятия порой очень непростых решений, давая дополнительную политическую легитимность органам власти на местах, когда изменена избирательная система и нередко раздаются голоса о том, что выборная система в республике отсутствует. Публичный процесс нивелирует противодействие национально–клановых (на уровне республики) и чиновничье–бюрократических (на уровне муниципалитетов) групп «интересантов» сохранения текущей ситуации, заставляя их спорить и конкурировать публично – и не с одним республиканским правительством, а с профессиональным сообществом и гражданами республики.

3. Поиск лучших кандидатур на ключевые посты в системе государственного управления: кто будет выполнять поставленные задачи. Прием в госорганы осуществлять на основе конкурсного отбора не путем личных бесед и т.д., а по результатам программ, представленных конкурсантами и оцениваемых публично экспертным сообществом. Вдобавок к этому, доступ к тестированию в режиме онлайн могут получить все желающие, имеющие необходимое образование и опыт. Это решает один из наиболее актуальных вопросов формирования кадрового резерва, обновления управленческих кадров и создает прозрачную систему социальных лифтов на госслужбе.

4. Определение критериев достижения целей, то есть прозрачные, публично установленные параметры оценки качества того, что делаем. Если любой процесс не описан и не измерен, то он неуправляем. Граждане и власть вместе должны обсуждать и устанавливать промежуточные и конечные ключевые показатели эффективности деятельности органов власти.

5. Оценка людьми результатов деятельности власти, то есть обратная связь и удовлетворенность. Ежегодно публично должны подводиться итоги достижения целей, и с помощью общественных собраний непосредственно сами граждане должны определять эффективность руководителей и влиять на их деятельность, не дожидаясь очередных выборов. А для руководителей обратная связь является компасом для поддержки популярности и успеха.

По своему звучанию эти целеустановки есть суть идеологии нашей партии и содержат черты классического социализма. Однако речь идет о качественно иной системе. Это система, которая имеет явную направленность на социализацию, то есть на интересы человека-труженика, на его развитие как личности. Основой для этого могла бы стать открытая и честная общественная дискуссия. ДРО КПРФ не только готова к ней. Мы крайне заинтересованы в самом широком общегражданском, общедагестанском диалоге. Перед республикой стоят слишком серьёзные вызовы, слишком большие угрозы. Они требуют максимальной концентрации сил и энергии, консолидации дагестанского общества.

Убежден, что внедрение новой модели обеспечит Дагестану подлинное обновление и очищение, модернизацию экономики и благосостояние граждан, прорыв в эффективности снижения социальной напряженности и улучшение социального настроения рядового дагестанца, ощущающего причастность к созидательному труду. Так возникнет реальный инструмент обновления и очищения власти, о котором постоянно твердит Глава Дагестана и ждут результатов народы Дагестана.

Государственная политика, основанная на широком применении новой модели, приведет к фундаментальным социальным сдвигам. Сократится дистанция и снизится отчужденность между властью и обществом. Появится возможность карьерного роста для талантливых управленцев в прозрачной системе социальных лифтов. Усилится ответственность чиновников и институтов государственного управления, изменится морально-этический климат внутри дагестанского общества, опирающийся на подлинные традиции и обычаи народов Дагестана.

Благодарю за внимание!


Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.