Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Председатель Коммунистической партии Чехии и Моравии Войтех Филип ответил на вопросы «Правды»

Вот уже 20 лет, как в Чехословакии прошла «бархатная революция». Войтех Филип рассказывает об эволюции Коммунистической партии за эти годы и о её деятельности сегодня.

«Правда» - Владимир Танин
2009-04-28 07:58

В нынешнем году исполняется двадцать лет “бархатной” революции в Чехословакии, приведшей к кардинальным политическим переменам в Восточной Европе. На вопросы нашего корреспондента отвечает председатель Коммунистической партии Чехии и Моравии (КПЧМ) Войтех Филип.

— Как вы оцениваете годы, прошедшие после “бархатной” революции в Чехословакии, когда началось крушение социализма в Восточной Европе? Какую эволюцию совершила ваша партия?

— Поражению социализма в Восточной Европе положила начало не “бархатная” революция. Оно стало следствием ошибок, совершенных коммунистами в прошлом, а также грубых просчетов горбачёвского руководства.

Коммунистическая партия Чехии и Моравии была образована полгода спустя после ноябрьских событий 1989 года в Праге. Ее деятельность, программа, в определенной степени и членская база существенно отличаются от того, что было в Коммунистической партии Чехословакии.

Мы пересмотрели многие собственные подходы и оценки. Я считаю, что одной из наших наиболее серьезных ошибок было закрепление ведущей роли компартии в обществе. Когда ведущая роль закрепляется юридически, это означает, что партия перестает работать. Политическая партия своей деятельностью должна постоянно завоевывать доверие общества, и это нельзя провозглашать законодательно.

Естественно, мы делаем выводы из прошлых ошибок, вносим изменения в теорию и практику. КПЧМ суще-ствует уже почти 20 лет как современная левая партия, и ее нельзя во всем отождествлять с КПЧ, тем более приписывать ей ответственность за ошибки, которые она не совершала.

За прошедшие двадцать лет КПЧМ, несмотря на огромное политическое давление правых партий, не прекратила существование и стала составной частью политической системы Чешской Республики, она имеет 26 депутатов в нижней палате парламента и 3 — в верхней.

— Ваша партия, в отличие от ряда европейских партий, не отказалась от слова “коммунистическая” в своем названии…

— Потому что нашей целью по-прежнему остается создание социально-справедливого социалистического строя. Это название имеет у нас свою многолетнюю историю. Компартия боролась за интересы трудящихся еще в межвоенный период, выступала против фашизма, победила на первых послевоенных выборах в Чехословакии. В то же время мы признаем, что компартия допустила ошибки в послевоенный период, прежде всего в пятидесятые годы прошлого века, но считаем, что эти деформации были отклонением от коммунистической теории.

— Читателям “Правды” интересно знать о связях вашей партии с КПРФ, другими левыми партиями, существует ли сегодня международное коммунистическое движение?

— Мы поддерживаем контакт со многими коммунистическими и левыми партиями, включая КПРФ. Наша партия в последние годы постоянно участвовала в международных конференциях и встречах левых партий. На нашем последнем съезде, состоявшемся год назад, присутствовали представители более чем тридцати коммунистических и рабочих партий мира.

“Бархатная” революция ликвидировала государственную социалистическую систему в Чехословакии, но она продолжает существовать, например, в Китае, во Вьетнаме, в последнее время социали-стические идеи становятся всё более популярными в Латинской Америке. Можно с уверенностью сказать, что международное левое и коммунистиче-ское движение существует.

— Как правило, ваша партия на последних выборах получала 12—15 процентов голосов избирателей. На какой результат вы рассчитываете на предстоящих в этом году выборах в Европарламент, а также досрочных парламентских выборах в Чешской Республике?

— Я бы не хотел говорить о конкретных цифрах. Сейчас в Европарламенте 6 депутатов от КПЧМ. В силу ряда причин вряд ли нам удастся повторить этот результат, но мы будем к нему стремиться. А вот что касается выборов в чешский парламент, мы рассчитываем поднять планку и улучшить предыдущий результат, когда за нас проголосовали 13 процентов избирателей и мы получили 26 депутатских мандатов.

— Каково ваше отношение к сотрудничеству с другими партиями, прежде всего с Чешской социал-демократической партией (ЧСДП)? Вы не опасаетесь, что КПЧМ будет постоянно находиться в политической изоляции?

— Политической изоляции мы не боимся. О наших возможностях вы можете составить представление, наблюдая за заседаниями парламента. Кроме того, в двух чешских областях мы входим в состав местных правительств. В принципе мы не против сотрудничества с ЧСДП. Коммунисты и социал-демократы — это левые. КПЧМ выступает за сотрудничество с ЧСДП, но это не о значает, что мы готовы автоматически поддерживать все ее инициативы. КПЧМ действует в соответствии со своей программой, и там, где наши интересы совпадают, мы поддерживаем социал-демократов, где нет — выступаем против. Так было, например, при выражении вотума недоверия правительству Мирека Тополанека, лидера Гражданской демократической партии.

— Как вы оцениваете ситуацию, сложившуюся в стране после отставки этого правительства?

— Коммунисты отставку правительства Тополанека приветствовали и способствовали этому при голосовании в парламенте. Мы считаем, что это правительство не получило мандат от избирателей и два года находилось у власти за счет того, что подкупило двух депутатов от ЧСДП, которые шли на выборы совсем под другими лозунгами. Это позволило кабинету Тополанека получать “добро” на проведение антисоциальных законов.

Правящая коалиция постоянно говорила о приверженности демократии, но на самом деле демократической не являлась. О какой демократии можно говорить, если игнорируется мнение почти 70 процентов наших граждан, выступающих против размещения американского радара в Чехии?

— Предположим теоретически, что после досрочных парламентских выборов коммунистов пригласят в правительство. Будет ли этот груз по плечу КПЧМ, есть ли у вас подготовленные для этого кадры? 

— Этот вопрос непростой. У нашей партии есть программа, и прежде чем входить в правительство, мы должны убедиться, что сможем практически реализовать наши цели.

Войти в правительство ради престижа или получения определенных выгод — это не для нас. Подготовленные кадры, в том числе достаточно высокого уровня, у партии имеются. У нас есть теневое правительство, которое следит за развитием ситуации и предлагает собственные варианты решения наиболее важных внутренних и внешнеполитических проблем. 

— А как вы, если пойдет речь об этом, будете голосовать по вопросам, разделившим чешское общество, — об американском радаре и Лиссабонском договоре?

— И в том, и в другом случае мы выступаем за проведение общенационального референдума, поскольку обе проблемы затрагивают суверенитет республики. Размещение американского радара на чешской территории для нас неприемлемо. Да, на нашей территории в свое время находились советские войска, но мы не хотим, чтобы теперь сюда пришли американцы. Заявления о том, что речь идет об обороне Чехии, кажутся нам неубедительными. В случае голосования будем выступать против.

Такое же отношение у КПЧМ и к Лиссабонскому договору. Мы не против членства в Евросоюзе, многие положения договора нас устраивают, но нас не устраивает то, что в новой редакции меняются условия, на которых Чехия вступала в Европейский союз. Вопрос о вступлении в ЕС наши граждане решали на референдуме. Мы считаем, что и после корректировки текста Лиссабонского договора, должен быть проведен референдум. Если этого не случится, мы в парламенте будем голосовать против.

— В чешских СМИ часто появляются материалы, авторы которых пытаются раздувать русофобские настроения, культивировать шпиономанию и тому подобное, даже президента Чехии Вацлава Клауса называют “человеком Кремля”. Почему это происходит?

— Политические силы, которые у нас после “бархатной” революции захватили власть, были не только антисоциалистическими, но и проамериканскими и пронатовскими. Россия, которая в постельцинский период стала более решительно отстаивать свои политические интересы, вызывает раздражение и разные фобии у проамериканских политиков. Тем не менее Россия является составной частью Европы, и без ее участия не могут решаться многие ключевые проблемы Старого Света. Это понимает Вацлав Клаус, который часто подвергается критике. В отдельные периоды, как это было во время вторжения грузинских войск в Южную Осетию, когда президент в отличие от чешского правительства, отстаивающего американские интересы, остался реалистом и назвал агрессора агрессором, его сразу начинают обвинять в том, что он является “человеком Кремля”.

— А вы не опасаетесь, что после нашего интервью вас также будут считать русским шпионом? 

В. Филип смеется и не по-шпионски расслабленно отвечает:

— Не опасаюсь. Мои взгляды известны, и даже во времена повышенной шпиономании никто в Чехии не выступал с обвинениями в том, что коммунисты являются “шпионами Москвы”. Раздувавшаяся кампания шпиономании была направлена на дискредитацию движения “Нет — базам!” и других организаций, выступавших против размещения американского радара на чешской территории. Умные люди, представляющие различные политические партии, эту кампанию осудили, хотя у части населения, возможно, она нашла понимание.

— Примерно год назад вы были вновь избраны председателем КПЧМ. Какие главные задачи стоят перед чешскими коммунистами в настоящее время?

— На VII съезде КПЧМ, состоявшемся 17—18 мая прошлого года, были определены три главных направления нашей деятельности. Это укрепление демократии и обеспечение процветания нашего общества; систематическое повышение качества жизни чешских граждан; содействие политике мира и мирного сосуществования в Европе и на всей планете, мирное решение международных конфликтов с помощью механизмов ООН при соблюдении международного права.

Над решением этих задач мы будем активно работать. 

 

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.