Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

«Единая Россия» в Госдуме не поддержала законопроект КПРФ об индексации пенсий

20 апреля в Госдуме обсуждался законопроект КПРФ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части индексации пенсионных выплат». В ходе обсуждения выступили депутаты фракции КПРФ О.Н. Смолин, Т.В. Плетнева, Н.В. Коломейцев.

Пресс-служба фракции КПРФ в Госдуме. Алексей Брагин.
2017-04-20 17:56

О.Н. Смолин:

- Уважаемые коллеги, уважаемый Александр Дмитриевич!

Я приношу извинения за то, что вам сегодня много приходится меня слушать. Но я просил бы послушать, потому что законопроект, который я буду докладывать, хотя срок его принятия, увы, что называется, остался в прошлом, но он является чрезвычайно важным. Речь идёт об индексации пенсий граждан Российской Федерации.

Позвольте, я сначала напомню историю вопроса. По официальным данным инфляция в России за 2015 год составила 12,7 процента, давайте условно скажем, 13. И по действующим законам все пенсионеры, и работающие, и неработающие, должны были получить эту самую индексацию с февраля 2016 года именно в этом объёме. Однако специальным законом, закон об индексации был вообще изменён, а законом и бюджетом 2016 года индексация пенсий неработающим пенсионерам предусматривалась на уровне 4 процентов, работающим, повторю, не дали вообще ничего.

При этом в бюджете были заложены два соответственно резервных фонда, правительственный и президентский, которые по неофициальным заявлениям представителей социального блока в правительстве как раз и предназначались в том числе для так называемой "доиндексации пенсий". Во всяком случае, выступая в этом зале в ответ на мой вопрос на "правительственном часе" зампред правительства уважаемая Ольга Юрьевна Голодец дала понять, что считает доиндексацию вполне возможной. Однако наступило лето 2016 года, и председатель правительства Дмитрий Анатольевич Медведев объявил, что индексации не будет, вместо неё будет компенсационная выплата в размере 5 тысяч всем в январе 2017 года.

Уважаемые коллеги, и тогда мы вынуждены были внести этот самый законопроект, который сегодня представляем вашему вниманию. Конечно, мы рассчитывали, что он будет рассматриваться осенью, но, как говорят острословы, лучше поздно, чем никому.

Законопроект содержит две основные идеи. Одна идея - доиндексация пенсий неработающим пенсионерам с 1 сентября 2016 года. Мы понимаем, что сроки прошли. Вторая - возобновление индексаций пенсий работающим пенсионерам, и я думаю, что вот эта идея остается по-прежнему актуальной, уважаемые коллеги.

Если даже законопроект сегодня будет принят в первом чтении, и в нем останется только вторая идея - возобновление пенсий... возобновление индексации пенсии работающим, мы считаем, что это будет очень важное решение. А пока я вынужден сказать, что, с нашей точки зрения, решение, которое было правительством и большинством Государственной Думы нанесло вред и развитию человеческого потенциала, и экономике страны.

Вот аргументы, которые я успею изложить в оставшееся время. Первый и самый очевидный аргумент - эта политика ведет к дальнейшему снижению уровня жизни одной из самых незащищенных групп российского населения. Знаете ли вы, уважаемые коллеги, что в Греции после всех кризисов и жесточайших мер Международного валютного фонда средняя пенсия, пересчитанная в рубли, примерно вдвое выше, чем в России. Это было до падения курса рубля, теперь примерно в 2,5 раза выше.

Напомню, по заявлению лидера Федерации независимых профсоюзов России Михаила Шмакова, в Германии беженец получает 360 евро на себя, 180 на ребенка - значительно выше, ну, почти в 2 раза выше средней российской пенсии. По заявлению Министра труда Максима Топилина 20 января 2017 года, в ближайшие годы жизненный уровень российского пенсионера будет только падать. Почему? Поскольку не индексируется пенсия работающим пенсионерам. Согласны ли мы с такой политикой, коллеги, давайте подумаем.

Второе. Единовременная денежная выплата, которая была произведена, в пересчете в 2,5, в 3,5 раза меньше того, что должен был получить пенсионер со средней пенсией при нормальной индексации за прошлый год. У, соответственно, неработающего пенсионера примерно вдвое, в 2,5 раза ниже, у работающего - в 3,5 раза ниже, если считать, пересчитывать на средний размер пенсии.

Третье. Нам говорят, что единовременная выплата была сделана в интересах самых необеспеченных пенсионеров, однако, коллеги, на самом деле это вовсе не так. Она представляет собой попытку частичного перераспределения денег от бедных к нищим, я не оговорился, и при этом отбирает деньги у тех и у других.

Вот давайте проверим аргумент наших оппонентов элементарной арифметикой. Согласно официальным данным 2016 года низким, то есть ниже прожиточного минимума пенсионера, низкими считались пенсии на уровне 8 тысяч 800 рублей (я округляю для облегчения), если мы вычислим 9 процентов от этой суммы, то, что недоиндексировали за прошлый год, и умножим это число на 11 месяцев (с февраля должны были индексировать), получим не 5 тысяч, а 8 тысяч 715 рублей должен был получить самый низкооплачиваемый пенсионер.

Если мы ту же самую операцию проведем с работающим пенсионером, то он должен был получить 12 тысяч 600 рублей, а не 5 тысяч рублей, как он на самом деле получил.

Четвертое, коллеги. Мне скажут: мы возобновили индексацию пенсий с 2017 года. Это правда. Однако работающие индексации не получили, а неработающие получили индексацию с базы 2015 года плюс 4 процента. То есть при средней пенсии на начало 2016 года в 12 тысяч 800 рублей (я округляю) неработающий пенсионер ежемесячно с февраля этого года недополучит тысячу 155 рублей, а за год недополучит 12 тысяч 700 рублей, а работающий пенсионер ежемесячно недополучает в этом году, соответственно, 18, извиняюсь, 2 тысячи 400 рублей, а за год недополучит 26 тысяч рублей вот так...

Уважаемые коллеги, я думаю, что я добавлю только одно. Для нас совершенно очевидно, что в рыночной экономике есть два источника роста - дешевый кредит и платежеспособный спрос. Что с кредитом, вы сами прекрасно знаете, но мы искусственно снижаем к тому же и платежеспособный спрос.

Остальное я договорю в процессе заключительного слова. А сейчас прошу поддержать законопроект и поступить, как Андрей Михайлович Макаров, принять в первом чтении и оставить хотя бы одну идею ко второму.

О.Н. Смолин:

- Ну первое. Если вы заметили, вчера уважаемый Дмитрий Анатольевич Медведев сказал две важные вещи.

Первое. Мы получили денег больше, мы заработали денег больше, чем рассчитывали. Точных данных последних у меня нет, но неоднократно об этом говорили представители Минфина, поскольку доходы от нефти в этом году значительно больше плановых. Планировали нефть на уровне 40 долларов, пока там в районе 55 и так далее.

Но самое главное не это. Коллеги, я уже сказал, я понимаю, что поскольку не рассмотрели осенью, сейчас надо серьезно пересматривать содержание законопроекта, мы были бы готовы. Мы были бы готовы, если бы в законопроекте осталась одна идея и даже урезанная - восстановление индексации пенсии работающим пенсионерам, если бы мы ввели его в действие хотя бы с 2018 года.

Я напомню, что вчера Дмитрий Анатольевич признал такой подход серьезным и сказал, что правительство пока не готово дать внятный ответ, но оно будет его рассматривать, хотя бы тем, кто получает невысокую заработную плату. Я еще в заключительном слове к этому вернусь.

Спасибо.

Т.В. Плетнева:

- Спасибо.

У меня к депутату «ЕР» Ольге Ивановне Павловой вопрос.

Ольга Ивановна, в прошлом году, вы знаете, проиндексировали пенсию работающим вообще ничего, а всем пенсионерам один раз, пообещав 5 тысяч. 5 тысяч выдали в этом году, а потом началась индексация и почему-то всё по-новому. Представляете, мне, когда на встречах говорят: я получил 27 рублей индексацию, вторая говорит: я 30 рублей. Это что за индексация-то? Скажите, почему индексируют не суммы пенсии, как положено, а индексируют от прожиточного минимума? А это практически прожиточный минимум уменьшают, я считаю, специально, а потом индексируют и вообще там никакой индексации нет. Ну сколько это будет народ терпеть, скажите?

О.И. Павлова:

- Уважаемая Тамара Васильевна!

Я хотела вам подчеркнуть, что пенсионеры, которые прекращают свою трудовую деятельность, получают пенсию в размере с учетом индексации и увеличения размера фиксированной выплаты к страховой пенсии, и корректировка размера страховой пенсии, имевшая место в период осуществления работы или иной деятельности. То есть по выходу работающего пенсионера на пенсию, он и получит все недоиндексированные свои выплаты.

Н.В. Коломейцев:

- Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги!

Вот последний коллега, он, мне кажется, немножко не понял, о чём говорил. Вы поймите, вот вы когда-то тоже станете пенсионером и, возможно, вам не будет хватать денег, и вам придётся идти работать. Вы уже заработали конституционное право - свою пенсию, понимаете? И с моей точки зрения, неиндексация пенсий работающим пенсионерам - это ущемление их конституционных прав. Почему? Они уже заработали, вы им обязаны выплачивать адекватную по ситуации пенсию. Это первое.

Второе. Откуда деньги взять? Я вам докладываю: за 9 месяцев прошлого года в соответствии с нашим законодательством только "Роснефтегаз" не заплатил 400 миллиардов, незаконно, с моей точки зрения, дивидендов в федеральный бюджет.

Докладываю второе. У нас банковская система, которая удушает обрабатывающие отрасли, за прошлый год в 3 раза увеличила прибыль и 1 триллион 79 миллиардов прибыли получила, в то время когда обрабатывающие отрасли, в которых в основном и работают работающие пенсионеры, потому что сегодня ПТУ не готовят должного качества токарей, фрезеровщиков, они заплатили только по процентам 1 триллион 69 миллиардов, понимаете?

Вот я вам докладываю третий момент. Вы ведь посмотрите, у нас, к сожалению, Центробанк, с мой точки зрения, из-за лояльности большинства парламентского незаконно платит себе слишком большие дивиденды, понимаете. Он должен 90 процентов прибыли платить в федеральный бюджет. С моей точки зрения, все госкорпорации обязаны не менее 90 процентов прибыли платить в федеральный бюджет.

Вот я вам уже только на вот этих параметрах нашел 2,5 триллиона. А если вы учтете то, о чем говорил Валерий Карлович, в прошлом году думская комиссия, скрупулезно поработав с таможней, с Центробанком, с другими ведомствами, со Счетной палатой, по зеркальной статистике нашли потери в таможне 2,6 триллиона рублей, понимаете. Поэтому, мне кажется, что надо не ужимать тем, кому положено, а взыскать с тех, кто не отдает. Вот это будет тогда принцип социальной справедливости.

Ну и самое главное, надо понять одно: из 43 миллионов 15 миллионов вынуждены работать, находясь на пенсии. Поэтому это вот моему коллеге Даниилу Владимировичу, если бы было хорошо, народ бы нянчил своих внуков, понимаете. А учитывая, что им не хватает, они вынуждены работать и недодавать внимания своим внукам.

Поэтому я предлагаю всё-таки, вот Олег Николаевич очень скрупулезный человек, он все просчитал, все доложил правильно. Не его вина, что мы с вами не вовремя рассматриваем. Но с моей точки зрения, концепцию надо поддержать, а ко второму чтению учесть все вопросы и, доработав закон, принять его.

Все работающие 15 миллионов... Их, кстати, стало меньше.

Вот здесь часто говорят о том, что в тень уходят. Как раз работающие пенсионеры уходят в тень или их работодатели для того, чтобы и пенсию получать индексированную, ещё и зарплату в конверте и не платить налоги. Вот задумайтесь над этим.

Спасибо.

О.Н. Смолин:

- Уважаемые коллеги, уважаемый Александр Дмитриевич!

Я, во-первых, хотел бы ответить на два упрека или, точнее сказать, призыва. Призыв первый: давайте будем честными. Давайте, уважаемые коллеги. Но я тогда хочу спросить: а почему за ошибки одних расплачиваются другие, почему за кризис отвечают те, кто его не создавал: интеллигенция и, в частности, пенсионеры?

Вот когда вы, уважаемые коллеги наконец отважитесь ввести налог прогрессивный как во всех странах "Большой двадцатки", кроме России, а это признак нашей экономической отсталости, не думайте, что это прорыв, это наши системные либералы говорили нам, что это прорыв, это признак экономической отсталости и социальной тоже, вот тогда мы посчитаем снова и поймем, хватает или не хватает у нас денег на пенсионеров. Это по поводу честности.

Теперь по поводу профессионализма. Ещё раз законопроект вносился летом прошлого года при наличии двух резервных фондов, в которых было значительно больше денег, чем мы предлагали использовать, примерно в три раза, чем мы предлагали использовать в этом законе. При этом нам давали понять здесь, с высоких трибун уважаемые мною представители социального блока в правительстве, что индексация предварительно предусматривалась. Поэтому мы сделали всё в помощь социальному блоку в правительстве, а не как-то иначе.

Теперь, уважаемые коллеги, вот ещё об одном. Давайте на минуточку забудем про то, что пенсии в России сплошь и рядом бывают такими, на которые прожить невозможно. Я хочу поговорить о другой ситуации. Коллеги, понимаете, плохой шахматист считает на один ход, но мы с вами должны считать хотя бы на два хода.

Вчера я приводил Дмитрию Анатольевичу данные, он сказал, что они не совсем точные, это не мои данные, это данные высокопоставленных правительственных экспертов. И эти данные утверждают, что за прошлый год на том, что мы не проиндексировали пенсии работающим, мы потеряли 25 миллиардов рублей,

Ошибка! То есть, наоборот, Пенсионный фонд сэкономил 25 миллиардов рублей, а о том, что люди ушли с работы, мы потеряли 20 миллиардов рублей. Сколько потеряем ещё?

Так надо считать хотя бы на два хода вперёд или не надо? Или мы по- прежнему будем бухгалтерами, которые только считают, сколько можно сэкономить, не считая, сколько на этом можно потерять?

И, наконец, ещё одна тема, особая тема, коллеги, на которую хочу обратить ваше внимание - работающие инвалиды. В настоящее время их доля от числа инвалидов трудоспособного возраста 25 процентов, согласно правительственной программе, к 2020 году она должна составить 40. Откуда? В последние годы она практически не растёт.

Мало того, я вам приведу совершенно официальные данные: пенсия по инвалидности первой группы 15 тысяч рублей, заработная плата на предприятиях Всероссийского общества слепых инвалидов - около 11 тысяч рублей. И мне постоянно говорят директора предприятий, что уже начали люди уходить с предприятий, потому что, уйдя, они получают более высокую пенсию. Кто же будет работать себе во вред, коллеги?

Давайте посчитаем хотя бы чисто экономически. Не случайно именно этот вопрос я вчера задавал Дмитрию Анатольевичу и он сказал, что подход серьёзный.

Повторяю: мы готовы к максимальным изменениям и не собираемся держаться за все положения законопроекта, если мы решим хотя бы один этот вопрос, хотя бы в усечённом виде, давайте возобновим выплаты пенсий работающим, хотя бы с 1 января 2018 года, хотя бы работающим с невысокий заработной платой. Люди с высокой зарплатой с работы не уйдут, люди с низкой зарплатой уже уходят либо официально, либо начинают работать без трудовых книжек.

Поэтому всё у нас тут нормально с профессиональным подходом, а с честностью и подавно. Прошу поддержать. Спасибо.

P.S.

По итогам голосования законопроект был отклонен депутатами «Единой России».

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.