Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

«Свободная Пресса»: Кремль потерял контроль над олигархами

По материалам «Свободной Прессы»

Российские миллионеры предпочитают держать свои деньги за рубежом. В отечественных банках они хранят лишь 30% сбережений. Об этом говорится отчете «Private Banking в России 2018», подготовленном компанией Frank RG.

Исследование проводилось с апреля по октябрь на основе данных 11 российских банков и их подразделений private banking. Они специализируются на оказании услуг состоятельным клиентам. То есть гражданам, которые владеют финансовыми активами на сумму более $1 млн. — в наличных деньгах, депозитах и ценных бумагах, без учета бизнеса и недвижимости.

Таких клиентов оказалось 27 тысяч человек. По мнению аналитиков, общий размер финансовых активов этих граждан составляет $455 млрд., из которых $315 млрд. хранится за рубежом.

Интересна динамика роста сбережений богатых. В 2017 году Frank RG уже оценивала средства, размещенные в сегменте private banking под управлением зарегистрированных в России банков. Тогда этот показатель составлял 7 трлн. рублей или $112 млрд.

По результатам первого полугодия 2018 года он увеличился до 7,72 трлн. рублей. К концу года, по прогнозу Frank RG, показатель вырастет на 22,3% в сопоставлении год к году — до 8,67 трлн. рублей. Правда, c учетом валютной переоценки активов реальный рост будет меньше — 15,1%.

Принципиальный момент: лишь 5% этого роста обеспечит возврат капитала из-за рубежа.

Из этого можно сделать два социологических вывода. Во-первых, богатые в нашей стране продолжают богатеть, несмотря на кризис. Во-вторых, они по-прежнему не связывают свое будущее с Россией.

Заметим, богатых в РФ немного. Согласно октябрьскому отчету Global Wealth Report 2018 банка Credit Suisse, суммарное благосостояние россиян оценивалось по итогам первого полугодия в $2,2 трлн. При этом общее число граждан, имеющих капитал свыше $1 млн. аналитики оценили в 172,2 тыс. человек.

По мнению же российских экспертов, цифра меньше. Даже если взять всех, кому в России принадлежит собственность, финансовые активы и основные средства производства, то наберется не более 1 миллиона человек. Из них не более 100 тысяч обладают подавляющим большинством богатства. Для страны с населением 144,5 млн. человек — это полнейший перекос.

Эти люди, можно сказать, живут в другой стране. Да они и фактически живут в других странах, и их капиталы находятся в других странах, а не в России, поскольку они всем владеют через офшоры.

Но главная проблема — эти люди не заинтересованы в долгосрочном процветании российского государства. Фактически, они представители транснационального международного капитала, цель которого — выжать из России все что можно, и неважно, каким путем.

Это положение, в частности, зафиксировано в нашем бюджетном правиле: вся страна должна жить на 40 долларов с барреля проданной нефти, хотя на рынке баррель стоит под 80 долларов. А если жить на 40 долларов не получается — надо провести пенсионную реформу и повысить налоги для основной части населения (у богатых в России и налоги другие).

Что стоит за исследованием Frank RG, могут ли капиталы богатых россиян заработать во благо собственной страны?

— Исследование Frank RG подтверждает известный факт: мы в России имеем коррумпированную прозападную элиту, которая рассматривает свою страну как место для «шабашки», а жить предпочитает на Западе, — отмечает секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук Сергей Обухов. — Собственно, в этом и заключается главная проблема — в отсутствии национально-ориентированной элиты. Замечу, наша финансовая элита и вовсе является клиентелой западных банков и транснациональных корпораций, которые действуют в нашей стране.

Да, президент Владимир Путин вроде бы правильно говорит о национализации элиты. Но начинать главе государства нужно с самого верха, я бы даже сказал, с самого себя. Возможно, поэтому вся национализация ограничится разговорами.

На деле, элита в России настолько глобализована и переплетена с Западом, что страна не имеет экономического суверенитета. А наши заявления о политическом суверенитете, я считаю, на Западе рассматриваются как мелкое хулиганство Путина. Просто потому, что Запад видит в президенте России царька, который хулиганит против мирового порядка вещей, выторговывая себе преференции.

«СП»: — Почему Запад смотрит на нас под таким уничижительным углом зрения?

— Он считает, что для политического суверенитета у России нет экономической базы. Доля России в мировом ВВП — всего 2%, то есть практически ничего. Ну да, наши военные расходы — одни из самых крупных в мире. Но без помощи экономики тягаться с глобальными центрами силы невозможно.

Я считаю, сейчас руководство России видит своей задачей продаться с наибольшей выгодой либо Западу, либо Китаю — в рамках глобального столкновения между ними. Но и в том, и в другом случае наша роль останется вспомогательной. Хотя бы потому, что ни одной из сторон не нужен конкурент в виде сильной России.

В этом же русле — продаться подороже — Кремль выстраивает политику в Сирии и Донбассе. И все потому, что у него нет собственного проекта — политического, экономического — развития России.

«СП»: — Представим, что в РФ обновилась элита и появилась стратегическая программа развития. Сколько нужно времени, чтобы поднять страну?

— Для обновления элиты в России нет ни институтов, ни желания. Сейчас модно говорить, что в мире массами овладевает антиэлитный настрой — в частности, антиэлитная волна прокатилась на выборах в Европе и Бразилии. На деле, эта волна во многом искусственно конструируется для победы глобализированной элиты. А национально-ориентированные политики целенаправленно компрометируются.

Все это применимо и к России, поэтому я скептически отношусь к разговорам об антиэлитных настроениях в российском обществе.

Понятно, без зачистки элиты, которая сформировалась в 1990-е, страну ничего хорошего не ждет. Но в этом случае надо формировать новую элиту — а где ей формироваться? Пока еще остается надежда на управленческий корпус ВПК, на те отрасли сельского хозяйства, где рациональный производитель силен. Но в целом мы видим, что система, сложившаяся в 1990-е, настолько инерционна, что робкие попытки Путина что-либо изменить сводятся к имитации перемен.