При богатом урожае считают убытки

Ученые бьют тревогу

Валовой сбор зерновых в России впервые превысил порог в 130 млн тонн. В Воронежской области второй год получаем урожай больше пяти миллионов тонн в первоначально оприходованном весе. Валовой сбор в весе после доработки, по данным баланса зерна на 24 октября прошлого года, составил 4,94 млн тонн. Было самое время продать товарное зерно, рассчитаться с кредитами, выплатить в полном объеме зарплату работникам, заплатить налоги, сформировать финансовый задел на будущий год. Однако сельхозпроизводители не радовались богатому урожаю: возникли трудности с его реализацией и произошло падение цен.

ОСНОВНАЯ МАССА озимой пшеницы в области относится к четвертому классу (46,4 процента) и к пятому классу (41,4 процента), причем пятый класс - это непродовольственное зерно. Совсем нет пшеницы первого и второго классов и очень мало (12,2 процента) относится к третьему классу, используемому в хлебопечении.

По данным Росстата, цена на пшеницу прошлой осенью опустилась до минимума за последние пять лет. За тонну пшеницы третьего класса предлагали не более 6500 рублей, четвертый класс ценился еще меньше, не говоря уже о пятом классе. Иными словами, цены установились на уровне, а то и ниже себестоимости.

Возникает вопрос: какую же урожайность должны получать хозяйства, чтобы рентабельно вести зернопроизводство при сложившихся ценах реализации? Ведь высокая урожайность получается не сама собой. Надо вложить дополнительные затраты на удобрения, ядохимикаты, группу пестицидов, применить прогрессивные технологии, посеять и убрать в оптимальные сроки. Но цены на семена, удобрения, ядохимикаты и прочие покупные материалы постоянно растут.

Жалобы на трудности с реализацией зерна, и особенно на низкие цены на него, слышны отовсюду. Беспокоят аграриев и последствия, которые, возможно, наступят для сельхозпроизводителей в наступившем году из-за сложившейся ситуации в текущем. Вот мнение опытного управленца районного звена экономики, заслуженного работника сельского хозяйства РФ, почетного профессора Воронежского аграрного госуниверситета Анатолия Ивановича Бакулина: "Считаю, что сложившаяся низкая доходность у сельхозпроизводителей приведет к невозврату кредитов, росту закредитованности, сокращению посевных площадей под зерновыми и вызовет другие сопряженные отрицательные последствия. Не видеть этого и беспечно радоваться богатому урожаю одного, даже двух лет более чем легкомысленно. В этом году такого урожая скорее всего не будет, поскольку сельское хозяйство сильно зависит от ежегодной смены погодных условий. Стратегию развития сельского хозяйства нельзя строить только на наращивании объемов производства зерна, забывая о повсеместном развитии животноводства, которое увеличило бы внутренние потребности зерна на корма. При помощи только одних агрохолдингов эту проблему не решить, поскольку нужды развития сельской территории остаются при этом в стороне. Сложившаяся ситуация с реализацией зерна в прошлом году прямо наводит на мысль о заговоре в бизнес-кругах против сельского хозяйства".

По суждению главы администрации Панинского муниципального района кандидата сельскохозяйственных наук Николая Васильевича Щеглова, продавать зерно по таким низким ценам сельхозпроизводителю невыгодно. Лучше его переработать в корма и получить животноводческую продукцию с более высокой добавленной стоимостью и ценой. Но все опять упирается в развитие животноводства - потребителя зернофуража. Будут фермы - будут и рабочие места, и заработки для местного населения. Пока же поголовье животных маленькое, небольшая и потребность в зерне для кормов.

Слова Николая Васильевича подтверждают цифры из областного баланса зерна на 24 октября прошлого года: расход зерна на корм скоту на эту дату составил 129,2 тыс. тонн из 4,94 млн тонн, или 2,6 процента. В семи районах области зерно на корм скоту не использовалось совсем - нет ни скота, ни птицы. Куда же девать урожай? Выходит, только продавать. Но кому продашь, если внутри страны мал спрос на фуражное зерно - кормить-то некого. Вот и приходится сельхозпроизводителям придерживать продажу зерна до весны, дожидаясь покупателей. Но деньги нужны сегодня на уплату кредитов, покупку техники, запчастей, горючего, удобрений и многого другого. Значит, надо снова лезть в долги к банкам под высокий процент. Поэтому крестьянин не особенно рад богатому урожаю. Вот что рассказывают фермеры Панинского района Александр Юрьевич Вязовский, Федор Михайлович Чебышев:

"Цены нынешнего года низкие, поэтому приходится придерживать зерно до весны с надеждой на повышение цен. Весь полученный урожай хранить не можем из-за недостатка у нас складских емкостей. Отдавать на хранение на элеваторы - дорого. По этим причинам пришлось значительную часть урожая продать по бросовым ценам. Ждать до лучших времен тоже накладно: то ли будет повышение цен, то ли нет. Кроме того, если держать зерно в напольных складах, не всегда можно гарантировать сохранение его качества".

Такого же мнения придерживаются фермеры братья Поповские Игорь и Олег из села Криуша того же района. Подобная ситуация с реализацией зерна периодически складывается в годы с хорошим урожаем на протяжении последних десяти лет. Eе необходимо разруливать с помощью системы государственных мер, а не бросать фермеров один на один с перекупщиками, диктующими бросовые цены.

Какой же выход из создавшегося положения?

В первую очередь надо упорядочить систему ценообразования на рынке зерна. Надо сделать так, чтобы цены формировались на зерновой бирже или в торговых домах. Нельзя позволять перекупщикам, берущим крестьян за горло, закупать зерно за бесценок и наживаться на его перепродаже. При резком падении цен, как в прошлом году, необходимы зерновые интервенции, то есть крупные закупки зерна государством за более высокую плату. При продаже зерна через биржу можно организовать его вывоз из хозяйств по графику, а не вдруг и сразу.

Eсли уж взят курс на увеличение объемов экспорта зерна, то к нему надо заранее готовиться; при формировании плана экспорта в мае надо подать заявки на поставку вагонов, увязав ее со сроками уборки урожая по регионам страны.

Необходимо срочно упорядочить тарифы на железнодорожные перевозки. Сейчас железнодорожники их подняли на недосягаемую для аграриев высоту. Это оперативные меры.

В стратегическом плане необходим курс на прирост поголовья скота и птицы, чтобы увеличить внутреннюю потребность в зерне, создать новые рабочие места, повысить доходы и благосостояние работников, обеспечить условия для устойчивого развития сельских территорий. В том, куда вложить большую часть средств - в развитие животноводства или в наращивание экспорта зерна, - предпочтение следует отдать первому по следующим причинам. Именно переработка зерна через животноводство создает более высокую добавленную стоимость, и реализовать животноводческую продукцию выгоднее, чем фуражное зерно. Животноводство - главный потребитель зерна - создает главный рынок его сбыта. Припомним, что в 1990 году на поголовье скота и птицы в Советской России тратилось 85,9 млн тонн концентратов, что составляло 74 процента объема производства зерна (116,7 млн тонн). Этого количества как раз хватало на все внутренние нужды, а в неурожайные годы приходилось покупать фуражное зерно, жмых и кормовые добавки. Словом, с развитием животноводства решаются проблемы занятости на селе.

Ориентация на экспорт этих проблем не решает и, более того, требует значительных вложений на увеличение емкостей хранения (элеваторы), мощностей по отгрузке зерна в портах и т.п.

В настоящее время настал момент комплексного восстановления и дальнейшего развития сельского хозяйства. При нынешнем развале материально-технической базы этой отрасли, запустении земель, обезлюдении деревни средства от экспорта зерна следует направлять прежде всего на восстановление и развитие сельского хозяйства. Благополучное село - сильная Россия.



Сурков Иван