Москва и остальная страна: сближение или отторжение?

В минувшую среду Федеральный научно-исследовательский социологический центр (ФНИСЦ) РАН совместно с представительством Фонда имени Ф. Эберта в РФ провели презентацию научного издания "Столицы и регионы в современной России: мифы и реальность пятнадцать лет спустя". В его основу положен анализ результатов общероссийских сопоставительных исследований, проведенных отечественными социологами в 2003 и 2017 годах. Выход серьезной научной книги на старте начавшейся избирательной кампании вызвал дополнительный интерес к ней и журналистов, и коллег-исследователей.

ОТКРЫВАЯ ВСТРEЧУ с представителями СМИ, директор центра академик РАН М.К. Горшков отметил, что "исследование опрокинуло некоторые наши представления". В подтверждение он привел первый вывод социологов: "Хотел бы обратить сразу внимание на то, что существование ярко выраженной границы между благополучной Москвой и неблагополучными остальными регионами не находит своего подтверждения".

Ясно, что это заявление стало следствием осмысления эмпирических данных. Руководитель исследования, в частности, заметил, что 15 лет назад противоречие между столицей и остальной Россией респонденты относили к числу приоритетных, а теперь оно ушло на 8-10-е места. В 2003 году его остроту признавали 20% жителей столицы, а в 2017-м - только 6%. В других городах (кроме Санкт-Петербурга) отношение к этому противоречию изменилось еще больше. 15 лет назад его считали острым 37% жителей городов российской провинции, а в 2017-м - только 10%. Даже среди жителей сел и поселков городского типа противоречие между столицей и провинцией воспринимают как актуальное всего 12% опрошенных.

Вроде бы оснований для сомнений в сделанном академиком выводе быть не может, ибо они подкреплены монбланом цифр. Однако. Присутствовавший на презентации секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук С.П. Обухов поинтересовался: не является ли изменение отношения россиян к противоречию между столицей и остальной Россией следствием того, что его "оттеснили" другие, более "свежие" социальные противоречия, которые оказались в центре внимания общества? И привел такие цифры: доля москвичей в населении РФ составляет 8%, а доля консолидированного бюджета столицы в консолидированном бюджете всех субъектов РФ равна 25%. Разве это не основание говорить об актуальности обсуждаемого противоречия? Отвечавшая на этот вопрос главный научный сотрудник ФНИСЦ РАН, доктор социологических наук, профессор Н.E. Тихонова дала интересную информацию об особенностях структуры потребления в столице, но, увлекшись, забыла о заданном вопросе.

Впрочем, вывод о том, что в отношениях между Москвой и остальной Россией сегодня (в канун выборов президента РФ?) доминирует сближение, а не отторжение, был лишь одним из семи выводов, предложенных собравшимся директором Всероссийского научно-исследовательского социологического центра (в недавнем прошлом Института социологии) РАН. В целом и выводы, и результаты проведенных опросов свидетельствуют о том, что социологи центра провели очередное серьезное научное исследование.

Выступивший на презентации руководитель представительства Фонда имени Ф. Эберта в РФ Мирко Хемпель обратил внимание на значение исследования для европейского сообщества. Во-первых, по его мнению, итоги исследования помогут европейцам лучше познать и понять Россию. Во-вторых, результаты этой работы отражают не только особенности, происходящие в Российской Федерации в результате "происшедшей трансформации" (так нежно представитель фонда Эберта назвал антисоциалистическую контрреволюцию и реставрацию капитализма в России), но и общие тенденции, характерные для современной урбанизации и отношений между столицами и остальными городами европейских стран. Что касается научного уровня исследования, то М. Хемпель настойчиво подчеркивал его новаторский характер.

Высокую оценку представленной социологами работе дал и "внешний оппонент" ("свежая голова", как шутливо определил его роль М.К. Горшков), председатель комиссии по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений Общественной палаты РФ, доктор экономических наук, профессор И.E. Дискин. Он считает, что это исследование продемонстрировало очень высокий уровень конкретно-социологического анализа проблемы. Серьезных перспектив его повышения практически не осталось. Надо подниматься на следующий "этаж". Теперь требуется теоретико-методологическое осмысление российского общества на основе огромного эмпирического массива, которым располагают социологи РАН.

Эту потребность профессор продемонстрировал на примере семейных отношений, изучавшихся в ходе сопоставительного анализа результатов социологических исследований 2003 и 2017 годов. Ученые ФНИСЦ РАН утверждают, что за последние 15 лет и столица, и провинция демонстрируют "нарастание традиционалистских по своему характеру установок". Патерналистская (главенство старшего в семье мужчины) и утилитаристская (решает тот, кто вносит наибольший вклад в семейный бюджет) модели семьи получают все большее предпочтение у россиян вне зависимости от места проживания. Оттеснена на периферию, с сожалением отмечают социологи, господствовавшая прежде консенсусная модель, когда решения в семье принимались совместно. В этом они усмотрели "демодернизационный "откат" в вопросе распределения власти в семье".

И.E. Дискин посоветовал посмотреть на проблему по-марксистски, то есть в изменении семейных отношений видеть следствие изменения производственных отношений в обществе. По мнению профессора, марксистский подход в осмыслении общественных явлений очень продуктивен, однако при этом рекомендовал руководствоваться марксизмом не в его ленинском развитии, а в интерпретации Э. Бернштейна. Но ведь еще Г.В. Плеханов в работе "Берн-штейн и материализм" доказал, что после смерти Ф. Энгельса Э. Бернштейн перестал быть марксистом. Да и безнравственно использовать имя К. Маркса для бернштейнианского оправдания мерзостей современного российского капитализма и безропотного приспособления к ним. Впрочем, совет И.E. Дискина рассматривать господство товарно-денежной тенденции в современной семье как следствие реставрации капитализма не вызывает никаких возражений.

Нельзя не согласиться с профессором и в том, что социологи РАН представили действительно интересную работу. Eсли интерпретация результатов опросов порой вызывает сомнение и недоверие, то нет оснований не доверять эмпирическому материалу: многолетний опыт ИС РАН свидетельствовал о научной добросовестности его исследователей, когда дело касалось конкретно социологической информации. Своеобразным подтверждением высокого качества исследования "Столицы и регионы в современной России: мифы и реальность пятнадцать лет спустя" является уже тот факт, что научно содержательной и предполагающей принципиальное осмысление была дискуссия во время ее презентации.



Трушков Виктор