Буревестник воевал вместе с нами

Было это в один из ноябрьских дней сорок второго года. В сталинградской степи завершалась операция по окружению немецко-фашистской армии генерала Паулюса. Наша стрелковая дивизия то и дело меняла свои позиции, продвигаясь за стремительно уходившими все дальше и дальше танковыми войсками. Стрелковые полки занимали предписанные им участки внутренне-фронтового переднего края, как бы повернутого с запада на восток, - с задачей не допустить прорыва противника из "кольца", которое окончательно "замкнулось" 23 ноября.

Я СО СВОИМ ОТДEЛEНИEМ наводил проволочную связь на наблюдательный пункт командира дивизии полковника Анисимова. И вот в небольшом безлюдном хуторке, через который пролегал мой путь, заметил лежащую на земле книгу. Видно, обронил нечаянно кто-то из местных жителей, в спешке покидавших родной угол. Поднял я книгу и положил в карман.

На наблюдательном пункте подключил провод к телефону, проверил, как работает связь, и в ожидании комдива вытащил книжку из кармана. Она была малого формата. Наверху значилось: "Максим Горький", ниже - "Рассказы и стихи". Открыл - и прочитал: "Песня о Соколе", "Песня о Буревестнике"...

В это время подошли мои связисты Георгий Пушкин и Юра Бутыркин. Они еще и еще раз проверяли укладку провода, но, увидев в моих руках книжку, заинтересовались:

- Как название? Кто автор?

Я произнес всем нам хорошо знакомое имя автора. И в ожидании комдива, который сейчас, вероятнее всего, находился в одном из полков, мы уселись у телефона, решив почитать. Начал я как раз с "Песни о Буревестнике":

"Над седой равниной моря ветер тучи собирает. Между тучами и морем гордо реет Буревестник, черной молнии подобный...".

- Какие чеканные слова, - сказал Юрий. - Действительно, песня...

А я продолжал читать: "Это смелый Буревестник гордо реет между молний над ревущим гневно морем; то кричит пророк победы: - Пусть сильнее грянет буря!.. "

У меня от волнения перехватило горло. Я замолчал. Молчали и мои друзья, захваченные возвышенным горьковским текстом. Потом Юра, прижав плотнее трубку телефона к уху, приглушенным голосом начал работать:

- "Сосна", "сосна", я - "береза". Как слышите? Перехожу на прием.

Проверялось, насколько устойчива связь со штабом дивизии.

Связь не прерывалась, а вскоре появился и наш комдив. Наверное, он заметил, что все мы были в каком-то особо приподнятом настроении под впечатлением только что прочитанного. Это смелый Буревестник звал нас к Победе.

Через несколько дней командир роты связи майор Макаров заметил у меня в руках книжку:

- Ну-ка, покажи.

Заглянул на обложку, полистал внимательно, а затем спросил:

- Все прочитал со своим отделением?

- Все, - ответил я.

- Тогда я передам книжку другому взводу. Пусть тоже читают. Впереди у нас суровые бои, так что Горький, надеюсь, поможет.

Книжка Максима Горького теперь ходила по рукам солдат Сталинградской битвы...



Гребцов Игорь