От мая-1968 к маю-2018: та же борьба?

Именно этим вопросом задается газета "Юманите". Действительно, аналогии современной политической ситуации с событиями 50-летней давности, потрясшими Францию, очевидны.

ТОГДА МНОГИМ казалось удивительным, как во время апогея внешнего благополучия "славного тридцатилетия", наступившего после Второй мировой войны благодаря американским вливаниям в экономику, стали намечаться негативные тенденции в развитии страны. Число безработных в начале 1968 года составило около 500 тысяч человек и постоянно росло. Среди них оказывались в первую очередь представители молодежи. На протяжении 1966-1967 годов в столичном регионе и провинциях произошло значительное количество забастовок. Два миллиона рабочих получали заработную плату в размере минимальной гарантированной оплаты труда, что вызывало серьезные протесты. Эту группу по большей части составили заводские рабочие, женщины и иммигранты. Реальная зарплата стала снижаться.

С другой стороны, студенчество, находившееся в значительной степени под влиянием левых философских учений, протестовавшее против империализма, войны во Вьетнаме, ядерных военных программ, выражало недовольство консервативными формами молодежной политики государства и видело в президенте Франции генерале Шарле де Голле личность, не отвечавшую современным требованиям к лидеру страны.

В политическом плане наблюдался упадок так называемой голлистской Республики. На президентских выборах в 1965 году неожиданно для многих левый политик Франсуа Миттеран вышел во второй тур, что расценивалось как относительная победа оппозиции. Одновременно множились леворадикальные молодежные группы, получившие общее название "гошисты", среди них наибольшим влиянием пользовались анархисты. Молодежное народное творчество этих лет отмечено знаменитыми лозунгами, выразившимися прежде всего в граффити на стенах; среди них выделялись: "Запрещается запрещать!", "Будьте реалистами, требуйте невозможного!", "Ни бога, ни господина!". Появились студенческие вожди, нередко происходившие из буржуазной среды. Тема "перманентной революции" в романтическом окрасе стала весьма популярной.

"Это ее избивают дубинками, Eе преследуют, ее травят, Это она возмущается, Страдает и бастует, Это ее заключают в тюрьму, Предают, оставляют, Это та, которая в нас вызывает желание жить, Которая вызывает желание за нею следовать До конца, до конца", - пел тогда знаменитый шансонье, бард и композитор Жорж Мустаки, имея в виду "перманентную революцию".

Французский мятежный май 1968-го начался в марте в университетском городке Нантер, под Парижем. Там родилось "Движение 22 марта", которое объединило студентов, недовольных условиями обучения, консерватизмом образования и нравов, авторитарной моделью власти и общества. В этот день студенты захватили административное здание факультета Нантера и расположились в зале университетского совета. Поводом для решительных действий стал арест шести студентов, активистов Комитета защиты Вьетнама. Решение властей закрыть факультет породило протест студентов, и 3 мая волнения охватили Париж, а разрозненные акции переросли в национальный кризис. Начались уличные сражения с полицией с большим числом раненых в Латинском квартале, около зданий Сорбонны. Студентов поддержали видные интеллектуалы Жан-Поль Сартр, Симона де Бовуар, Натали Саррот, Франсуаза Саган, Франсуа Мориак, а также французские нобелевские лауреаты.

Через несколько дней беспорядков выступили профсоюзы, объявившие забастовку, затем ставшую бессрочной; митинговавшие (как студенты, так и рабочие и служащие) выдвигали конкретные политические требования. Среди них была отставка де Голля, а также формула "40 - 60 - 1000" (40-часовая рабочая неделя, пенсия в 60 лет, минимальный оклад 1000 франков).

В шествии 13 мая в одних колоннах со студентами оказались профсоюзы, впервые с начала майских волнений. Бок о бок во главе манифестантов прошли студенческий лидер Даниэль Кон-Бендит и глава Всеобщей конфедерации труда Жорж Сеги. Теперь в Париже молодежь скандировала: "Студенты солидарны с рабочими!"

В конце мая переговоры между правительством, союзом предпринимателей и профсоюзами завершились подписанием соглашений. Они предполагали увеличение на 35% минимального размера оплаты труда, общий 10-процентный рост зарплат, 50-процентную оплату дней забастовки, расширение прав профсоюзов на предприятиях. Парламентские выборы, назначенные на июнь, ознаменовали окончание конфликта. Премьер-министр страны Жорж Помпиду призывал в предвыборной кампании к "защите республики" перед лицом "коммунистической опасности" и воззвал к "молчаливому большинству". В результате выборов голлисты получили абсолютное преимущество в парламенте. Однако через год после этих событий де Голль проиграл референдум по реформе сената и местной власти, а в действительности о доверии самому себе, и ушел в отставку.

Французские левые пришли к власти в 1981 году после победы на президентских выборах Франсуа Миттерана. Глава Соцпартии получил власть под вполне "майским" лозунгом 1968 года: "Изменим жизнь здесь и сейчас".

Почему же "красный май" 1968-го все время напоминает о себе в этом году? Один из участников тех событий в небольшом городке Лон-ле-Сонье восточного департамента Юра, тогда юный, а теперь признанный лидер народной оппозиции президенту страны Эмманюэлю Макрону, Жан-Люк Меланшон размышляет: "Мы склонны представить май 68-го как замечательный студенческий монолог. Конечно, это было одно из инициирующих событий. Но реальный триггер (пусковой механизм. - А.С.), тот, который имеет самое большое значение, - это всеобщая забастовка".

Именно поэтому левые силы поддерживают сейчас и студенческие протесты против новых правил приема в вузы, и забастовочное движение французских железнодорожников и работников государственных служб, направленное против попыток властей приватизировать остатки государственного сектора в экономике.

Так, 5 мая 160 тысяч человек вышли в центре Парижа на акцию протеста под названием "Праздник для Макро-на", приуроченную к годовщине избрания французского президента. Манифестация проводилась по инициативе массового движения "Франция непокоренная", к которому примкнули левые партии, включая коммунистов, многочисленные общественные ассоциации и профсоюзы. К колоннам присоединились бастующие работники железных дорог, студенты, сотрудники служб здравоохранения и почтальоны. Шествие прошло от площади Оперы до площади Бастилии. "Макрон - президент богачей", "Одного года достаточно" - таковы были основные лозунги манифестации.

Марш состоялся в праздничной атмосфере, оживленной, в частности, четырьмя транспарантами с изображением Макрона в виде Юпитера, Наполеона, короля Людовика XIV или Дракулы. "Мы хотим сказать "стоп" Макрону!" - скандировали демонстранты. Одним из организаторов мощного шествия, кроме Меланшона, был Франсуа Рюффен, 42-летний депутат Национальной ассамблеи от "Франции непокоренной", известный журналист, издатель сатирического журнала "Факир", кинорежиссер, автор антикапиталистического фильма "Спасибо, босс!", удостоенного высшей премии кинематографистов Франции "Сезар", организатор акции 2017 года "Ночь на ногах", направленной против реформы трудового законодательства. Так в политической жизни Франции появился еще один общественный деятель левого толка, обаятельный человек, хороший оратор, за которым, можно смело сказать, большое будущее.

"Марш 5 мая - это успешная акция, которая должна быть способна эффективно нацеливать нас на будущее историческое событие 26 мая, когда то, что выходит за пределы Парижа, отразится во всех городах Франции и где у нас на этот день запланировано единение всех форм протеста - профсоюзного, политического и гражданского", - сказал Франсуа Рюффен.

Жан-Люк Меланшон, выступая 5 мая, также подчеркнул, что это только первый этап коллективных действий, и призвал к новой манифестации 26 мая.

Отметим в заключение, что профсоюзы не сдаются и продолжают забастовочную борьбу. Переговоры с премьер-министром 7 мая закончились безрезультатно, забастовки на железнодорожном транспорте будут продолжены.



Семенова Анна