На смену двоевластию буржуазия насаждала диктатуру

Над 16-м номером "Рабочего и Солдата" в ночь на 10 (23) августа колдовали печатники. Уже была готова десятая часть тиража (6 тысяч экземпляров). В этот момент ворвавшаяся в помещение полиция объявила об аресте номера и запрете газеты. Но "Правду" уничтожить невозможно. 13 (26) августа она пришла к читателю в обличье "Пролетария". Кстати, несмотря на все препоны, газета оставалась ежедневной, никому из партийных активистов, если они были большевиками, и в голову не приходило, ссылаясь на тяжелые условия, предложить издавать ее лишь раз в неделю. Такого инициатора однопартийцы в лучшем случае выставили бы на смех, а то и (суровое было время) объявили отступником...

НОВИЧОК газетного мира, как и его предшественники, выходил под лозунгом "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!". Он сразу заявил себя, во-первых, ежедневной газетой, во-вторых, центральным органом РСДРП. 1-й номер открывался статьей К. Сталина. Он определял "линию "Правды" и чаще всех выступал в августовском ЦО. В этом выпуске Сталин отвечал на коренной вопрос дня: "Куда ведет Московское Совещание?" Перечислим основные тезисы статьи:

- "Московское Совещание как "центр объединения" контрреволюции - таков смысл речей "его сторонников". Они утверждали:

- "Правительство должно быть организовано Московским Совещанием или временным комитетом Гос. Думы, а не какой-либо партией, как это было до сих пор. Такому правительству должна быть предоставлена вся полнота власти и независимости".

- "Меньшевики и эсеры, созвавшие Совещание, облегчили дело организации контрреволюции, все равно - хотели они этого или нет".

- "Сомнения невозможны: дело идет к утверждению и оформлению военной диктатуры. Отечественная и зарубежная буржуазия будет ее "лишь" финансировать".

- "А Москва делает свое революционное дело. Газеты сообщают, что по призыву большевиков в Москве началась общая забастовка, вопреки решению Всероссийского Исполнительного Комитета, до сих пор еще тащущемуся в хвосте за врагами народа".

Рядом информация "Москва бастует". Даже сугубо буржуазная "Биржевка" признавала: "Забастовка охватила весьма значительные районы и крупные производства. С раннего утра в город вышло незначительное количество трамваев. Около 10 час. трамвайное движение совсем прекратилось... Забастовка организована исключительно большевиками и правлением профессиональных союзов. Состоялось соединенное заседание 23 профсоюзов... Вынесена резолюция: объявить в знак протеста против Московского Совещания всеобщую забастовку в Москве".

В номере опубликовано также "Воззвание Ц. К-та". Его призывы: "Товарищи! Созывайте митинги и выносите резолюции против "Московского Совещания"! Присоединяйтесь к путиловцам и организуйте сегодня в знак протеста против "совещания" сборы в пользу гонимой и преследуемой партийной печати. Не поддавайтесь на провокации и не делайте сегодня никаких уличных выступлений!"

Ситуация требовала, чтобы в газете выступали все наиболее известные руководители партии. К этому же призвал ЦК РСДРП 5 (18) августа. В номере, кроме сталинских, статьи Г. Зиновьева и Л. Троцкого. Во 2-м номере "Пролетария", вышедшем 15 (28) августа, статьи К. Сталина, Л. Троцкого, А. Джапаридзе. Там же опубликовано заявление Московской городской конференции РСДРП "Московское Совещание и рабочий класс". Конференция, вслед за постановлением ЦК, призвала "предложить всем товарищам делегатам немедленно организовать там все революционные элементы вокруг требований последовательной революционной демократии и, огласив нашу декларацию, в которой необходимо разоблачить как контрреволюционный характер Совещания, так и предательскую политику буржуазных партий и покрывающих ее вождей меньшевиков и соц.-революционеров, демонстративно покинуть собрание". Конференция поддержала идею проведения митингов и однодневной стачки протеста.

На следующий день "Пролетарий" открывался статьей Г. Сокольникова "Генералы на параде контрреволюции". Автор писал: "Московское Совещание - это организующаяся во всероссийском масштабе контрреволюция, боевой смотр контрреволюционных сил, переходящих "от слов к делу". Правительство Керенского явилось в Москву, чтобы всенародно и торжественно опереться на контрреволюционный буржуазный блок, объявив спасение его интересов - спасением "всей страны".

В 3-м номере привлекало также внимание читателей письмо Ленина "О выступлении Каменева в ЦИК по поводу Стокгольмской конференции". Владимир Ильич сразу, как говорится, брал быка за рога: "Речь т. Каменева в ЦИК 6 августа по поводу Стокгольмской конференции не может не вызвать отпора со стороны верных своей партии и своим принципам большевиков". Почему? "В первой же фразе своей речи т. Каменев сделал заявление формального характера, которое придает его выступлению прямо чудовищный характер. Тов. Каменев оговаривается, что выступает от себя лично, что наша фракция этого вопроса не обсуждала.

Во-первых, с каких это пор в организованной партии по важным вопросам выступают отдельные члены "от себя лично"? Раз фракция вопроса не обсуждала, т. Каменев не имел права выступать. Вот первый вывод из его же слов.

Во-вторых, какое право имел т. Каменев забыть, что есть решение ЦК партии против участия в Стокгольме. Если это решение не отменено съездом или новым решением ЦК, то оно остается законом для партии".

Не менее серьезные претензии Ленин предъявил Каменеву и относительно содержания выступления. "Над Стокгольмом, - сказал Каменев, по передаче газет, далее, - начинает развеваться широкое революционное знамя, под которым мобилизуются силы революционного пролетариата".

Это - пустейшая декларация в духе Чернова и Церетели. Это - вопиющая неправда. Не революционное знамя, а знамя сделок, соглашений, амнистии социал-империалистов, переговоры банкиров о дележе аннексий, - вот какое знамя на деле начинает развеваться над Стокгольмом.

Нельзя терпеть, чтобы партия интернационалистов, перед всем миром ответственная за революционный интернационализм, компрометировала себя кокетничанием с проделками социал-империалистов русских и немецких, с проделками министров буржуазного империалистического правительства Черновых, Скобелевых и Ко".

17 (30) августа на месте передовой - статья Сталина "Итоги Совещания". Никаких сглаживаний углов, только суровая правда:

"Коронация контрреволюции - вот результат Московского Совещания.

Оборонцы, болтающие теперь о "торжестве демократии", и не догадываются, что их взяли просто в лакеи для услужения торжествующим контрреволюционерам. Таков - и только таков - политический смысл "честной коалиции", о которой "с мольбой" говорил г. Церетели и против которой ничего не имеют гг. Милюковы.

"Коалиция" оборонцев с "живыми силами" из империалистической буржуазии против революционного пролетариата и крестьянской бедноты.

Таковы итоги Московского Совещания".

"Автономия Сибири" - публикация, демонстрирующая еще одну грань разрушительной политики Временного правительства. Из Томска сообщали, что состоялась Сибирская областная конференция, которая выработала проект автономии Сибири. Он предусматривает, что "автономия Сибири приравнивается к штатам, устроенным на федеральных началах; законодательная власть должна принадлежать Сибирской Думе, исполнительная - Сибирскому Кабинету Министров, а высшая судебная - особому Сибирскому Сенату. Большинство членов съезда принадлежит к партии социалистов-революционеров".

На этом фоне большим событием становится информация о том, что в Риге на городских выборах блестящий результат у большевиков социал-демократии Латышского края: из 120 мест они получили 56.

А на заводах - забастовки: Минск, Новочеркасск, снова Ростов-на-Дону...

"Пролетарий" № 5 предоставил свои страницы для двух статей Сталина - "Правда о положении на фронте" и "О причинах июльского поражения на фронте". Обе посвящены общественно-политическим истокам фронтовых неудач, которые генералитет и крупный капитал стремились использовать для введения диктатуры. Но даже буржуазные издания вынуждены говорить о "провоцированном отступлении", об "измене, разыгранной по заранее обдуманному, рассчитанному плану". Сталин особенно выделяет оценки "Нового времени", о сотрудниках которой говорили, что это "бывшие холопы царя". Но и они вынуждены заявлять, что "снимают с большевиков огульное обвинение в нашем поражении", что дело не в большевизме, а в "более глубоких причинах"... Это прежде всего непригодность для нас тактики наступления при наших "сырых генералах", при слабости "материальных частей" наших войск, при неорганизованности солдат. Затем вмешательство "дилетантских (неопытных) элементов, настаивавших и настоявших в июне на наступлении. Наконец, слишком большая готовность правительства исполнить советы союзников о необходимости наступления, не считаясь с действительным положением на фронте".

Традиционно важной темой номера является отношение рабочего класса к текущим политическим событиям. "Митинг на Путиловском заводе" - публикация из этого ряда. В нем участвовали 8 тысяч человек. Наиболее близкой рабочим была позиция критики меньшевиков и эсеров за "Московское Совещание", за "святое" молчание при введении смертной казни. Общий вывод: "только они, "правящие партии", виновны в том, что нет единого фронта революции".

Рабочие завода Эриксона в своей резолюции пришли к заключению, что "Временное Правительство, содействуя диктатуре контрреволюционной буржуазии, за время своего существования занималось тем, что проводило реставрацию старого строя".

Рабочие завода Щетинина, оценивая текущий момент, заявляли: "Протестуем против несозыва Петрогр. Сов. Р. и С. Депутатов даже в назначенные дни, видя в этом нежелание считаться с волей революционного пролетариата... Протестуем против закрытия рабочих газет левого социалистического крыла, а в частности "Рабочего и Солдата".

Пролетариат сопротивлялся диктатуре, которую стремилась насаждать буржуазия.



Трушков Виктор