Еще один удар

Наученные горьким опытом, местные власти проводят очередной этап "оптимизации" здравоохранения под покровом тайны

ЗАВЕДУЮЩИЙ отделением гнойной хирургии екатеринбургской детской больницы №9 пришел в свой кабинет, сел и... умер. Юрий Яковлевич Лобанов проработал в этой больнице со дня ее основания, спас тысячи юных жизней, считал лечебницу своим родным домом. Но в ноябре высококлассному специалисту объявили о том, что отделение гнойной хирургии сокращают и объединяют с неотложным, часть докторов увольняют, а самому Лобанову предложили место врача неотложной помощи. Бригаде кардиологов не удалось откачать коллегу. Екатеринбург лишился еще одного опытнейшего профессионала-медика...

Оптимизировали...

В наступившем году запланировано новое массированное наступление на наше здравоохранение. Вспоминается начало 2015 года, когда по стране прокатилась первая волна "оптимизации". Но тогда, два года назад, она сопровождалась мощными выступлениями медработников, которые, к сожалению, практически не были поддержаны широкими массами. С тех пор врачей частично подкупили (полмиллиона рублей уволенным и небольшая прибавка к зарплате оставшимся), частично запугали, частично медики сами перешли во множество открывающихся частных клиник, в минусе оказались лишь пациенты. Сегодня никаких "митингов в белых халатах" не планируется. Уничтожение остатков бесплатного здравоохранения происходит молча, под покровом тайны. Федеральные телеканалы и другие СМИ о подобных событиях не упоминают. Какая-то информация просачивается наружу в региональных СМИ, лишь когда начинает бузить народ. Благодаря этому появляется возможность хотя бы частично обозреть масштаб происходящего. Вот только некоторые глухо доносящиеся сводки о "боях местного значения".

Жители города Байкальска Иркутской области начали сбор подписей под петицией президенту России Владимиру Путину с просьбой не позволить закрыть местную больницу. Пациенты пермского Центра диализа вышли на пикет, возмущенные ликвидацией отделения нефрологии и реанимации (большинство пациентов - дети). В Беслане взбудоражены перепрофилированием отделения пульмонологии здешнего медцентра.

Жители Мамонова (Калининградская область) митингуют против закрытия единственной в городе больницы. Екатеринбуржцы взволнованы прекращением деятельности уникального отделения хирургии кисти, работающего в ГКБ №24. Преобразование больницы в Русском Камешкире вызвало такую волну негодования сельчан, что пензенским чиновникам пришлось хорошо попотеть, чтобы унять народ. Жители города Сосенский Козельского района разместили в Интернете петицию, обращенную к министерству здравоохранения Калужской области, с требованием не закрывать единственную клинико-диагностическую лабораторию. Жители микрорайона Юрьевец во Владимире возмущены попытками слияния больницы №6 с городской поликлиникой №1. В середине ноября в подмосковном Краснозаводске у поликлиники №4 собралось несколько сотен местных жителей, недовольных закрытием круглосуточного стационара...

ЕСЛИ на поверхности информационного океана в других регионах тишь да гладь, это отнюдь не означает, что оптимизация здравоохранения их не затрагивает. Там, где не возникает сопротивления, уничтожение медучреждений проходит как по маслу. В этом смысле удивляет расслабленность столичных жителей. Ау, москвичи, вы, кажется, были недовольны очередями, невозможностью быстро попасть к специалисту, затруднениями в госпитализации, сокращением сроков пребывания в стационаре и т.п. Можем вас "обрадовать": придется еще поужаться. Сегодня во многих столичных больницах "оптимизация" продолжается: со следующего года какие-то отделения перестанут существовать, какие-то сольют, какие-то перепрофилируют, кого-то из медиков уволят или понизят в должности.

Но самый большой удар ожидает московскую психиатрию. По информации, полученной от столичных медиков, на сокращении нескольких психбольниц за прошедшие два года руководство московским здравоохранением решило не останавливаться. По данным осведомленных источников, в декабре 2016 года закрывают психиатрическую больницу №12. Психбольницу №15 перепрофилируют в интернат, при этом, как говорят информированные лица, планируется массовое сокращение сотрудников. ПБ №3 и ПБ №4 объединят.

Московские психиатры обсуждают возможность того, что в будущем в многомиллионном городе могут оставить лишь четыре психиатрические больницы. И это при том, что за последние 12 лет в столице число лиц, страдающих психическими расстройствами, увеличилось на 27%! К тому же и обслуживать приходится не только москвичей, но и огромную армию приезжих. Инцидент с няней-гастарбайтером, отрезавшей голову подопечной девочке, говорит сам за себя.

Чем это грозит москвичам? В лучшем случае больные с психическими обострениями будут направляться в соматические отделения, то есть будут госпитализироваться, например, в терапевтические или неврологические отделения. Насколько приятна перспектива для пациента, например, с пневмонией оказаться в палате рядом с психбольным? Да и самим таким больным и их родственникам от этого не сладко. Уже, как рассказывают, случалось, когда человека, например, после попытки самоубийства госпитализировали в терапию. В худшем случае недолеченные и не попавшие в психбольницу перекочуют на улицы Москвы, а может, и в соседние квартиры.

МЕЖДУ ТЕМ, если обратиться за объяснениями к чиновникам, нам нарисуют картину прекрасного будущего. Приведу аргументы сторонников "оптимизации". Во-первых, закрывают больнички в небольших населенных пунктах, предлагая лечиться жителям в новых, современно оборудованных центрах. Правда, больному за сотни километров по нашим российским дорогам проблематично живым добраться до такой клиники, но это "мелочи". Во-вторых, оставшимся врачам, согласно майским указам президента, можно будет несколько повысить зарплату. Правда, увольняются не всегда худшие и остаются не всегда лучшие, а кое-где жители вообще оказываются без медицинской помощи, но это ведь "придирки".

В-третьих, если, например, Северная Осетия остро нуждается в травматологах, то можно в "травму" перепрофилировать пульмонологическое отделение (в котором, кстати, лечатся больные и из Чечни, и из Ингушетии), а то, что такой "тришкин кафтан" не может устроить пульмонологических больных, это просто "человеческая неблагодарность".

В-четвертых, "никто вашу больницу закрывать не собирается, речь идет о юридическом объединениидвух медучреждений". При этом умалчивается, что превратить полноценное ЛПУ в филиал - это лишь ступень на пути к закрытию, так как прекратить деятельность филиала несравненно легче.

В-пятых, закрываются медучреждения, "прославившиеся" нечеловеческими условиями содержания пациентов, например филиал иркутской областной психиатрической больницы №2, в народе известный как Александровский централ, о котором говорили, что живется там хуже, чем в тюрьме. Действительно, зачем улучшать условия, когда можно просто закрыть и перевести пациентов в другие ЛПУ. Но вот незадача: говорят, в других подобных учреждениях Иркутской области условия пребывания мало чем отличаются - те же тесные неприспособленные помещения, не хватает врачей, то же оборудование, такое же неполноценное питание, дефицит постельных принадлежностей, одежды и хорошо если не медикаментов...

Дабы понять, что нас ожидает, рассмотрим вместе с экспертами фонда независимого мониторинга "Здоровье" результаты "Оптимизации-1". В прошлом году со снижением числа госпитализаций в России зафиксирован рост смертности на дому на 5,5% по сравнению с дооптимизационным 2014 годом. Максимальный рост смертности на дому был зафиксирован в Санкт-Петербурге, где этот показатель за год вырос почти в 18 раз (с 1 тысячи 418 человек до 26 тысяч 563 человек). Резкий рост продемонстрировали еще девять регионов: Новгородская область (+161%), Ленинградская область (+153%), Волгоградская область (+75%), Москва (+72%), Владимирская область (+38%), Еврейская автономная область (+27%), Ненецкий автономный округ (+23%), Курская область (+21%) и Вологодская область (+15%).

Причем отмечен резкий рост смертности на дому среди людей трудоспособного возраста. В Санкт-Петербурге этот показатель увеличился в 51 раз! За Петербургом следуют Москва (+252%), Новгородская область (+139%), Волгоградская область (+118%), Курская область (+108%) и Ненецкий автономный округ (+100%).

Среди пациентов трудоспособного возраста, умерших на дому, число скончавшихся от инфаркта за год выросло на 18,1%, а от инсульта - на 3%. Наибольший рост смертности от инфаркта на дому среди людей трудоспособного возраста в 2015 году произошел в таких регионах, как Ненецкий автономный округ (+500%), Санкт-Петербург (+450%), Курская область (+375%), Республика Хакасия (+307%) и Республика Калмыкия (+283%). Эти цифры, по мнению специалистов, могут говорить о несвоевременном выявлении пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями и проблемах с их госпитализацией.

А год наступивший, 2017-й, нам готовит новый этап "оптимизации" здравоохранения...



Панова Мария