Памятник царю-двурушнику

Дремучие антикоммунистические взгляды, которых с упертостью придерживается кремлевское руководство, толкают его на все более абсурдные шаги - в частности, в выборе таких "кумиров" из нашей истории, какие менее всего для такой роли подходят. Например, предпоследний царь из династии Романовых - Александр III, памятник которому недавно торжественно открыли в Крыму.

" ПРАВДА" уже писала об этом событии. Сам по себе отец последнего императора Николая II, отметившийся в истории прежде всего неуемным пристрастием к горячительным напиткам (что во многом, несмотря на все возможности придворной медицины, и привело к его кончине в возрасте всего 49 лет), едва ли заслуживает нового памятника. Но куда показательнее то, что на постаменте выбили самую, пожалуй, известную приписываемую ему громкую фразу: "У России есть только два союзника - ее армия и флот". И дело даже не в том, что, как верно отметила "Правда", ряд историков считает автором этой фразы царского военного министра Ванновского. В конце концов, раз именно Александру III его яростные поклонники приписывают эту фразу, то, как говорится, ему за нее и отвечать.

А отвечать перед народом и Россией надо, потому что немного найдется в истории примеров, когда бы броская "программная" фраза правителя так резко расходилась с реальной политикой, им проводившейся. Слова и дела Александра III являются классическим примером двуличия и двурушничества. На словах громко провозгласивший "ненужность" для России каких-либо внешних союзников, на деле этот царь навязал своей стране таких "союзничков", интересы которых вовлекли ее в совершенно ненужную кровопролитную войну, унесшую миллионы жизней.

Вся вторая половина царствования Александра III - это укрепление связей полуфеодальной России с крупным французским капиталом и выражавшими его интересы буржуазными правительствами Франции. Предоставление займов царскому двору французскими банкирами шло по нарастающей с конца 1880-х годов: самодержавные порядки мешали развиваться собственной буржуазии и потому не давали достаточно средств для развития страны. Вослед финансовым связям в 1891-1893 годах шло последовательное формирование российско-французского союза, окончательно завершившееся 4 января 1894 года заключением военной конвенции.

Таким образом, этот "царь- патриот" планировал рассчитываться за растущую долговую зависимость России обязательством оказания военной помощи новоявленному союзнику. Вот вам и "нет союзников"! В свою очередь Франция рассчитывала, как говорится, использовать по полной военно-политическую поддержку России - и прежде всего в своих колонизаторских устремлениях и возможных конфликтах на этом поприще с бурно растущей империалистической Германией. Так, сразу после оформления российско-французского военно-политического союза в 1894 году Франция резко активизировала политику колониальных захватов в Индокитае, а затем в Северной Африке.

Политика Николая II, сменившего отца на российском престоле, была абсолютно предопределена действиями последнего. Можно сказать, что Николай, оказавшись в путах финансовой зависимости от Парижа, лишь продолжал следовать по гибельной для страны и для него самого колее, проложенной Александром III. Царская Россия все больше погружалась в пучину финансовой зависимости от своего расчетливого союзника. Достаточно лишь вспомнить, как в 1906 году Франция предоставила правительству Николая II огромную по тем временам сумму чуть менее 1 миллиарда рублей - фактически на подавление Первой русской революции. А всего за неполные 3 года - с 1904 по 1906 год - Россия набрала займов на сумму свыше 1,8 миллиарда рублей. Трудно даже точно сказать, сколько это составило бы по нынешнему курсу - в любом случае не меньше двух с половиной триллионов (!) рублей. Неудивительно, что к началу Первой мировой войны Россия имела самый большой внешний долг в мире.

Все эти займы брались на очень невыгодных для России условиях, но царское правительство, оказавшись в политическом и экономическом тупике, не видело для себя никакого другого выхода. При этом к числу кредиторов, помимо Франции, добавились Германия и Великобритания. И с последней отношения царского двора стали развиваться по нарастающей - по той же схеме, по которой Александр III попадал в зависимость от Франции. Так, уже в 1907 году было заключено англо-российское военно-политическое соглашение, которое официально и завершило формирование Антанты - тройственного англо-российско-французского союза.

Вот вам и "у России нет союзников"! Благодаря Александру III и продолжавшему его политику сыну Великобритания и Франция получили такого союзника, кровью солдат которого они открыто рассчитывали решить свои нараставшие проблемы в отношениях с кайзеровской Германией. Что они и сделали в ходе начавшейся в скором времени империалистической бойни.

Кстати, с первых же ее дней союзники показали свою в полном смысле слова хищническую сущность. Российской крови им было мало: в самом начале войны англичане потребовали от царского правительства "залог" за начавшиеся поставки вооружений и военного снаряжения. В качестве такого залога Россия была вынуждена отправить в закрома "доброго союзника" не менее 40 процентов золотого запаса. С тех пор прошло более 100 лет, но этого золота в России так больше и не видели.

Нет, определенно на постаменте памятника Александру III должны быть выбиты совсем другие слова: "Из-за меня у России оказались два негодных союзника - Франция и Англия. Простите меня за это, россияне!"



Черковец Олег