Огненный октябрь

Фронт у заводских ворот

Начало в №114, 117, 120, 128.

К 5 октября 1942 года на Тракторном и в прилегающих к заводу поселках сложилась критическая обстановка. С 3 по 26 сентября район подвергался систематическим воздушным налетам очень часто, но в небольших размерах. Однако, начиная с 15 часов 27 сентября (это период событий в Орловке) и продолжая 28 и 29 сентября, авиация немцев, расчищая путь своим наземным войскам на стыке Баррикадного и Тракторозаводского районов, производила беспрерывные массированные налеты, сопровождавшиеся мощным артиллерийско- минометным огнем. В эти дни особенно пострадали Тракторный завод и центр района. Пожары бушевали днем и ночью. Вновь загорелись нефтебаки и ряд цехов Тракторного завода. Линия фронта подошла к воротам Тракторного, бои велись на территории заводского поселка.

Позиции на территории Тракторного завода по приказу В.И. Чуйкова заняли части свежей 37-й гвардейской стрелковой дивизии Жолудева. Горохову и его 124-й бригаде штаб армии приказал удерживать поселки Спартановка и Рынок севернее СТЗ. Несмотря на переброску с левого берега для обороны Тракторного 37-й гвардейской дивизии, в штабе Горохова чувствовали, что в связи с разворачивающимися событиями у Орловки вероятность вражеского прорыва к заводу усилилась. Фронт к западу от Тракторного завода все больше прогибался к его окраине. На существенно сократившемся по территории Орловском выступе наши войска сражались почти в окружении.

Вскоре враг добился разгрома защитников Орловского выступа. В результате потери Орловки конфигурация линии обороны группы войск С.Ф. Горохова изменилась. Части левого фланга группы в ходе ужесточившихся беспрерывных боев под Орловкой и на подступах к СТЗ понесли значительный урон. Полностью израсходовали свои силы и выбыли с передовой (то есть из группы Горохова) морские пехотинцы Горшкова, 282-й стрелковый полк НКВД Грущенко. 149-я стрелковая бригада вынуждена была отойти от совхоза "Тракторный" на юго-западную окраину Спартановки и своим немногочисленным составом примкнуть к флангу 124-й бригады близ прежних плантаций ОРСа Тракторного завода.

6 октября противник приостановил наступление на Тракторный. Удары с воздуха по боевым порядкам дивизии Жолудева не ослабевали, но наземные атаки прекратились. 7 октября противник предпринял попытку врезаться танками и пехотой в поселок СТЗ с юга - со стороны поселка завода "Баррикады". Этот натиск пришлось принять на себя также дивизии Жолудева. Утром 8 октября новых атак в заводском районе не последовало. Не возобновлялись они здесь еще в течение пяти дней.

Как на грех в этот тяжелейший период командование 62-й армии затеяло изменение порядка командования войсками севернее СТЗ. Группа Горохова не была упразднена, но словно бы перестала существовать. Вместо столь необходимой жесткой централизации командования всеми силами в районе СТЗ вводилось их разобщение. Штаб армии стал боевые задачи ставить раздельно - командирам каждого соединения.

13 октября немцы заметно усилили бомбардировку района СТЗ с воздуха. Штурмовой мостик на остров Зайцевский был частично разрушен и перестал действовать. В эти дни насчитывалось по 600-700 самолето-вылетов противника. Большое количество самолетов противника ежедневно почти непрерывно сбрасывало на наши позиции бомбовый груз. В расположении нашей обороны не было целого, не затронутого бомбежкой клочка земли.

Штурм Тракторного 14-18 октября противник предпринял решительное наступление на всем фронте. Для этого было переброшено много танков и пехоты. Но главный удар был направлен против Сталинградского тракторного завода.

14 октября 1942 года стало необыкновенно тяжелым, трагическим днем сражения на Волге. На Тракторном, в его поселках развернулись невиданно ожесточенные бои. Немцы бешено стремились овладеть Тракторным заводом. Бои шли днем и ночью. Кругом все горело, было в сплошном дыму. От сотрясавших округу взрывов казалось, что стонет сама мать русская земля. Пока было светло, сотни немецких самолетов, делая один заход за другим, непрерывно сбрасывали на боевые порядки наших войск огромное количество бомб. Одновременно с разрывами бомб выстрелы сотен орудийных и минометных стволов разбивали и поднимали в воздух каждый метр земли на участках нашей обороны. С наступлением темноты вся поверхность земли была прорезана цветными трассами шквального пулеметного огня противника.

К концу дня гитлеровцы прорвали оборонительные позиции 37-й гвардейской дивизии. Увы, вопреки всем расчетам на длительную оборону этой обширной застроенной промышленной территории, свежие силы, только недавно прибывшие с левого берега Волги, были разбиты. Противник неожиданно для штаба армии, фронтовых инстанций, тем более для Москвы, захватил СТЗ и вышел к Волге.

К ночи 15 октября для всей правофланговой части войск 62-й армии сложилась исключительно тяжелая, критическая обстановка. 124-я бригада полковника Горохова, а также 149-я бригада подполковника Болвинова оказались с трех сторон в окружении врага. Сзади - Волга. На участке обороны бригады Горохова ураганным огнем противника были уничтожены все средства связи. Парализовано управление для маневрирования войсками. Противник торжествовал. Оставалось последним усилием покончить с русскими, находившимися севернее Тракторного завода.

С 5.30 утра 15 октября немцы заметно усилили свою огневую мощь на боевые порядки защитников северной части города. Сплошной рев моторов танков и самолетов слился воедино с несмолкаемым грохотом разрывавшихся бомб, снарядов и мин. Все это буквально оглушало человека, подавляло психику, создавало невыносимые условия для бойцов. За все время тяжелых полуторамесячных предыдущих боев в Сталинграде такого гороховцам не доводилось испытывать. Воистину - ад на земле. На изрядно поредевшую группу Горохова противник бросил две дивизии: танковую - в направлении на Латошинку, Рынок и пехотную - вдоль реки Мокрая Мечетка. Часть сил этой дивизии наступала с юга, то есть от Тракторного завода. В боевом донесении командованию 62-й армии штаб 124-й бригады сообщал, что 15.10.1942 г. противник силой до трех полков при поддержке 50 танков перешел в наступление на оборону бригады в двух направлениях: 1. балка Сухая Мечетка - на Рынок, 2. с высоты 101.3 - на отметку 64.7; наступление было поддержано сильными действиями его авиации.

Опасность, возникшая для группы Горохова после прорыва немцев на СТЗ, многократно усугублялась беспорядочным отходом на боевые позиции гороховцев неорганизованных групп красноармейцев разных частей и подразделений. Враг, который, как говорится, закусил удила, "на плечах" бегущих был готов смять оборону немногочисленных сил Горохова.

Уже с 15 октября войска группы полковника С.Ф. Горохова были вынуждены развернуть оружие в сторону СТЗ и повести огневые бои с противником, занявшим завод, Нижний поселок и южный берег Мокрой Мечетки, за исключением ее устья при впадении в Волгу. Сила удара противника пришлась по 2-му и 4-му стрелковым батальонам - правый и левый фланги 124-й бригады. 2-й батальон, на правом фланге с небольшими потерями отразив 3-4 атаки танков противника, в результате чего немцы понесли огромные потери, остался на своих позициях. 4-й батальон, отразив 2- 3 атаки 12 танков противника с пехотой и потеряв одну роту полностью, вынужден был отойти на новые позиции, теряя юго-восточные склоны высоты 135.4 (огороды).

14-16 октября - трое бесконечно тяжелых суток - запомнились всем ветеранам- гороховцам как самые страшные дни всей обороны не только из-за невиданного давления противника, но еще и потому, что на левофланговые позиции 124-й бригады, крайние к СТЗ, помимо врага, грозили обрушиться беспорядочные толпы солдат различных частей, сбитых с толку сумятицей боя, потерявших своих командиров, в панике бежавших к реке и по берегу Волги. Об обстановке на 16 октября в полосе обороны Горохова повествуют выписки из журнала боевых действий 124-й бригады: "... 149-я осбр во главе со штабным командованием, обороняющаяся левее, без особого сопротивления разрозненными группами отошла к реке Волге, на восточную окраину Спартановки. 112-я СД и 115-я осбр также с остатками отошли в боевые порядки 124-й осбр". Промедление в остановке бегущих было смерти подобно для нашей обороны.

Для ее устойчивости в те дни было очень важно, что командование гороховской бригады не дрогнуло. На месте оставался штаб. Эта уверенность от командования передавалась бойцам. С 17 по 25 октября КП находился в 150 метрах от переднего края гороховской обороны.

Восстановление живучести обороны

Ночь с 17 на 18 октября была часами переживаний, восстановления живучести нашей обороны. Надо было действовать быстро и решительно - собрать людей в боевой кулак на левом фланге группы. В этот один из самых драматичных и острокритических моментов боя командованию 124-й бригады, офицерам, политработникам штаба и частей Горохова ценой огромных усилий удалось остановить бежавших, организовать их в подразделения, поставить в оборону и заставить оказывать врагу активное сопротивление. Эту нелегкую задачу выполняли и многие офицеры из разных частей, которых мобилизовало командование бригады. На берегу Волги, в оврагах безмерно утомленные люди спали там, где упали после боя. Их будили, поднимали на ноги, выводили в окопы, отрытые на кладбище перед Мокрой Мечеткой в Спартановке. Люди были подавлены неимоверной усталостью, но, когда им говорили о необходимости воевать, защищать священный берег Волги, они собирались с духом и шли выполнять боевую задачу. Они нуждались в твердом руководстве. Они были способны держать оборону, но их командиры оказались недостаточно тверды. Офицеры из 124-й бригады словом и делом старались укрепить их дух, вселить веру в Победу, призвать к стойкости, быть до конца преданными своей Родине. На этом участке были созданы и поставлены в оборону сводные роты из оставшихся людей 149-й, 115-й отдельных стрелковых бригад, 112-й стрелковой дивизии и 2-й отдельной мотострелковой бригады.

Из остатков живой силы 115-й бригады был сформирован первый батальон 124-й стрелковой бригады, из 2-й мотострелковой бригады - пятый батальон 124-й бригады. К исходу 17 октября командованием группы войск была поставлена самостоятельная задача 149-й стрелковой бригаде. Район обороны для нее был определен по берегу р. Мокрая Мечетка фронтом на Тракторный завод. В ночь на 18 октября командование 149-й бригады должно было собрать своих людей и сформировать из них сводные роты и батальоны. В нее также были влиты остатки личного состава 112-й стрелковой дивизии. На левом фланге группы Горохова костяком восстановленной обороны стали подразделения 149-й бригады, штаб которой расположился в овраге за кладбищем. Там же стояли минометчики капитана Чурилова.

К утру уже стало ясно, что передний край закрыт нашими войсками. В журнале боевых действий 124-й бригады записано: "Командир бригады решил навести полный порядок в сформированных батальонах, закрепить за сформированными батальонами участки обороны и прочно удерживать их, построив круговую оборону. ...Не допустить прорыв противника к Волге через Спартановку".

Накал битвы за Спартановку можно почувствовать даже в освещении бывшего противника. Вольфганг Вертен в "Истории 16-й танковой дивизии" сообщает: "16 октября 64-й и 79-й мотополки снова атаковали русских при поддержке танков, самоходных установок и зенитными пушками. Бои длились до вечера. Противник также был изнурен предыдущими боями. 200 убитых и 50 израненных пленных оставил героический противник на этом захваченном нами дорогой ценой участке обороны". Речь - о бое в юго-западной части поселка Спартановка. На этом небольшом участке только за один день было 250 убитых и раненых наших воинов, которых невозможно было вынести из боя! Эти священные жертвы были понесены стрелковыми ротами Хренова и Паренкова из 4-го стрелкового батальона 124-й бригады. Такой дорогой ценой

было тогда остановлено продвижение немецких дивизий на линии улицы Менжинского от Мокрой Мечетки до Забазной балки вглубь обороны Горохова.

Ценой больших жертв, героизма, стойкости частям бригады Горохова удалось остановить наступательный порыв врага 14-16 октября. В целом удалось справиться с первоначальной паникой "квартирантов" из многочисленных разрозненных частей и подразделений, оказавшихся у Горохова.

Но сдача соседями СТЗ значительно сказалась на размерах обороняемой площади. Глубина нашей обороны уменьшилась. Передний край слева: по улице Менжинского мы имели 300-400 метров от Волги. В центре, у ям, передовые позиции третьего батальона располагались на расстоянии одного километра от Волги. Поселок Рынок на правом фланге обороны группы Горохова прочно удерживал 2-й стрелковый батальон. Общая ее протяженность по берегу Волги составляла примерно четыре километра. Линия нашей обороны напоминала лук, тетивой которого являлась Волга, ее правый берег. Причем вся обороняемая территория, за исключением отдельных крутых и возвышающихся участков береговой линии, а также нескольких оврагов, выходящих к Волге, хорошо просматривалась противником, особенно с рабочего поселка СТЗ, где ранее находились все КП 124-й бригады. Перед противником вся наша территория была как ладони.

Все это потребовало от штаба Горохова заново оценить размещение наших войск и принять необходимые меры. Орудия истребительно-противотанковой артиллерии переместили ближе к переднему краю обороны и стали более тщательно укрывать их в глубоких и хорошо замаскированных "карманах". Огневые позиции минометов были врезаны в крутую кромку правого берега Волги и выходящих на берег оврагов. Для личного состава орудийных и минометных расчетов были сооружены преимущественно из шпал и кусков рельсов глубокие и прочные, а также хорошо замаскированные укрытия. Немногочисленные резервы надежно укрывались в глубоко врытых в берег прочных блиндажах. Стрелковые подразделения, насколько позволяла обстановка, старались отрывать траншеи возможно ближе к противнику. В дневное время передвижение ограничивалось, а если и осуществлялось, то только по ходам сообщений и траншеям. Днем весь наш островок внутри обороны казался врагу безлюдным.

После отступления с Тракторного завода 14-15 октября ослабленных соседних частей группа полковника Горохова оказалась отрезанной от других сил 62-й армии. Eсли говорить о Сталинграде в целом, то южные пригороды города обороняла армия генерала Шумилова. Близ Мамаева кургана дрались основные силы 62-й армии генерала Чуйкова. А севернее Тракторного завода бастионом, выдвинувшимся в расположение врага, в полуокружении, прижатая к Волге держалась группа войск полковника С.Ф. Горохова, прикрывая правый фланг 62-й армии и всего Сталинградского фронта.

После разгрома на СТЗ дивизии Жолудева командующий армией наконец-то вновь признал группу Горохова. Кроме полковника Горохова, на участке обороны армии севернее СТЗ некому было собрать остатки разбитых 112-й стрелковой дивизии, 115-й отдельной стрелковой бригады, 2-й отдельной мотострелковой бригады и навести порядок. В кризисной обстановке ответственность за положение севернее Сталинграда вновь безраздельно возлагается на полковника Сергея Федоровича Горохова, его малочисленный штаб, офицеров и политработников.

Находясь между Донским фронтом и Мамаевым курганом, группа Горохова оставалась особо нетерпимой занозой для 14-го танкового корпуса армии Паулюса. Противник всеми силами старался от этой занозы избавиться. Потому во второй половине октября малочисленные силы Горохова оказались как бы между молотом и наковальней. Враг мог наносить удары не только с фронта, но и с обоих флангов, держал под губительным огнем пути сообщения с островами и левым берегом Волги.

Всю вторую половину октября 94-я пехотная и 16-я танковая дивизии армии Паулюса с каким-то особенно яростным напором стремились овладеть Спартановкой и Рынком. Задумка гитлеровцев расчленить и по частям уничтожить защитников гороховского "пятачка" не удалась. Их ожесточенные попытки разрезать на части боевые порядки группы успеха не имели. Враг ощутил силу нашего сопротивления. И хотя обычно вслед за авиационными ударами в атаки бросались танки и пехота, но всякий раз уцелевшие советские пехотинцы - истребители танков - подымались в траншеях, огнем изреживали атакующих, а затем и сами переходили в контратаки. Стрелковые батальоны С. Цыбулина, А. Графчикова,

B. Ткаленко, Д. Старощука, артиллеристы А. Моцака, А. Карташова, Н. Чурилова, C. Ткачука, как скала, вросли в волжский берег. Люди проявляли героизм, несгибаемую стойкость.

Потому противник переключился на Спартановку, полагая, что отсюда ему будет легче выйти к нам в тыл и покончить со всей северной группировкой Горохова. 17 октября штурм Спартановки возобновился с новой силой. Более 20 танков прорвались на южную окраину поселка, и целый день там шел жесточайший бой. Особенно свирепствовала гитлеровская авиация. Наблюдатели насчитывали до 600-700 самолетовылетов врага в день. С рассвета до заката земля на всем участке обороны гороховцев вновь содрогалась от разрывов бомб и снарядов. Такая яростная авиационная обработка говорила о том, что немцы предпримут еще одно наступление. 17 октября в 6.00 на клочке земли в полтора-два квадратных километра немцы с трех сторон начали артиллерийскую подготовку. Потом перешли к атаке. В этот день повсюду был жаркий бой. Офицеры штаба Горохова вышли с автоматами и гранатами, чтобы усилить боевые порядки вокруг КП бригады.

Костяком обороны в Спартановке и Рынке стали гороховские части в составе 2-го и 3-го отдельных батальонов и остатков 4-го батальона. Ценой больших жертв нашим частям удалось остановить наступательный порыв врага, нанести ему большой урон. Особенно свирепствовала 16-я танковая дивизия противника, которая наступала из района Латошинки на поселок Рынок, то есть против 2-го отдельного стрелкового батальона. Но батальон Ткаленко, вросший в землю, стоял непоколебимо.

В Спартановке дела нашей группы обстояли намного тревожнее. В итоге боев 17 октября немцы овладели одной частью Спартановки. Наш левый фланг (3 осб/124-й бригады) сильно оттянулся назад. О нарастании ожесточенности дальнейших боев за Спартановку, о стойкости наших бойцов и командиров красноречиво свидетельствуют строки в служебном дневнике командующего 4-м воздушным флотом генерал-полковника авиации Рихтгофена: "19 октября. Положение в Сталинграде неясное. Из дивизий пришли, по всей вероятности, слишком радужные доклады. Каждая дивизия докладывает по-разному. Атака на Спартановку застопорилась. Командир 8-го авиакорпуса генерал Фибиг в отчаянии: немецкая пехота совсем не использует результаты бомбовых ударов. Наши самолеты уже бомбят на расстоянии броска гранаты перед своей пехотой, но она ничего не может поделать с русскими, засевшими в Спартановке..."

Бои в Спартановке во второй половине - конце октября разворачивались непрерывной чередой. И хотя наступавший враг обладал огромным превосходством в силах, а войска группы Горохова были лишены возможности не только пополняться и нормально снабжаться, но также маневрировать своими немногочисленными силами, воины группы Горохова в этих чрезвычайно тяжелых условиях обстановки проявили беспримерную стойкость и героизм.

В результате октябрьских боев, в том числе более двух недель в окружении, войска группы Горохова нанесли противнику весьма ощутимые потери и полностью удержали свои позиции.

Октябрь 1942 года во всей эпопее обороны северной части города-героя выдался наиболее трудным, кровавым, но вместе с тем и окончательно предрешившим победный для нас исход оборонительных боев в районе от Латошинки до пристани "Тракторная" на берегу Волги у СТЗ.

Продолжение следует.



Шахов Алексей