Центробанк перешел на селедку

Представляя 22 ноября на пленарном заседании Госдумы Основные направления денежно-кредитной политики на 2018-2020 годы, председатель Банка России Эльвира Набиуллина сделала ряд гастрономических открытий.

В преддверии любимого всеми праздника Нового года специалисты Центробанка, вооружившись калькулятором, посчитали, что главные блюда новогоднего стола за год почти не изменились в цене: салат оливье подорожал всего-навсего на 1,2 процента и обойдется россиянам в 312 рублей, а селедка под шубой и вовсе на 0,9 процента подешевела, и на ее приготовление понадобится не больше полутора сотен целковых. Столь серьезные подсчеты были произведены, конечно, не просто так, а со смыслом: дабы убедить недоверчивых граждан, что на самом деле реальная инфляция - не то, что им кажется.

Именно инфляционные процессы находятся под неусыпным присмотром ЦБ, являясь и источником беспокойства, и, как сегодня, предметом гордости. Главный банкир страны объявила, что относительно высокие цены на нефть и произошедшее по этой причине укрепление рубля, а также высокий урожай обусловили снижение инфляции в годовом выражении до 2,6 процента. В течение 2018-го она вернется к намеченному Центробанком целевому показателю в 4 процента.

Вообще суета вокруг инфляции, этой писаной торбы монетаризма, несколько озадачивает депутатский корпус. Из представленного Центробанком документа просматривается идея, что денежно-кредитная политика не является ключевым инструментом развития экономики, а упор делается на снижение инфляции, заметил член фракции КПРФ Сергей Пантелеев. Но ведь финансы - это кровь экономики, подчеркнул он, и если ее не хватает или она недостаточно быстро бегает по артериям, то шансов на экономическое выздоровление практически нет. Между тем Центробанк является стойким приверженцем "средневекового" кровопускания. Как отмечает Комитет по финансовому рынку, в январе - октябре 2017 года Банк России в среднем еженедельно абсорбировал около 700 миллиардов рублей "избыточных средств", что существенно превышает объем операций по рефинансированию кредитных организаций, тем самым усиливая структурные деформации в российской экономике, которые не позволяют ей подняться.

По прогнозу Центробанка, в нынешнем году рост экономики составит около 1,8 процента, а в ближайшие три года он будет балансировать на уровне 1,5-2 процента, причем независимо от цены на нефть. Столь мизерные темпы роста определяются структурой экономики, делают выводы и профильные думские комитеты, и Центробанк. Однако насчет степени влияния ЦБ на этот показатель оценки разнятся. Олег Смолин привел в пример центральные банки других стран, где они отвечают не только за таргетирование инфляции, но и за экономический рост. По мнению же Эльвиры Набиуллиной, снижение инфляции - и есть вклад Центробанка в экономический рост. Других инструментов у него просто нет, считает она.

"В экономически развитых и развивающихся странах рост производства сопровождается опережающим ростом инвестиций, которые финансируются за счет увеличения кредитов банковского сектора, - настойчиво пытался расширить зону ответственности ЦБ Николай Коломейцев. - Так, десятикратный рост ВВП Китая с 1993 по 2016 год сопровождался ростом банковских инвестиций в 28 раз. Напротив, стагнация российской экономики сопровождается сокращением в ее кредитовании денежной массы". Эти доводы не убедили главу Центробанка, и каждый остался при своем мнении.

Выступая от фракции КПРФ, Леонид Калашников внес несколько конструктивных предложений по направлениям деятельности Банка России. Во-первых, представителя Центробанка необходимо ввести в Совет по стратегическому планированию при президенте, полагает он. Второе замечание депутата: надо налаживать более плотное сотрудничество в области финансов с КНР. Разговоров вокруг бездолларового обмена национальных валют России и Китая много, но реальных дел мало, полагает он. В Китае работает только один российский государственный банк, и то находится он не в столице. Да и в Центральном банке КНР всего лишь два человека отвечают за сотрудничество с нашей страной. Такое вялое взаимодействие, конечно, удовлетворять не может. Эта же проблема распространяется и на финансовые взаимоотношения России со странами СНГ. Коснулся депутат и идеи создания опорных региональных банков, которые решили бы проблему кредитования малого и среднего бизнеса. Ждет финансового наполнения закон о промышленной политике, обозначил еще один вектор развития Л. Калашников. Все это в совокупности и создаст необходимый инвестиционный климат, уверен он. Однако с нынешним составом правительства реализация такого сценария невозможна.

От обсуждения денежно- кредитной политики депутаты перешли к компетенциям минюста. На "правительственный час" в Госдуму был приглашен министр юстиции Александр Коновалов для того, чтобы обсудить деятельность некоммерческих организаций и меры по их государственной поддержке. Заслушав доклад министра, депутаты атаковали его вопросами.

Почему до сих пор не проанализирована работа Российской экономической школы? - спросил Николай Коломейцев, памятуя совсем свежую шумиху вокруг иностранных агентов. Повод для таких параллелей есть, считает депутат. Достаточно сказать, что один бывший ректор РЭШ, Сергей Гуриев, нашел политическое убежище во Франции, а другой, Симеон Дянков, будучи вице-премьером правительства Болгарии, приложил все усилия для прекращения контрактов с нашей страной. Финансирование Российской экономической школы носит в основном западный характер, причем из средств фондов, связанных со структурами национальной безопасности США: фондами Сороса, Макартуров, Форда, заявил Н. Коломейцев, подчеркнув, что РЭШ ведет деятельность по сбору, анализу и передаче, в том числе и "чувствительной" для России, информации спецслужбам США.

Алексея Куринного интересовал вопрос, как происходит отбор некоммерческих организаций для включения в реестр на получение бюджетного финансирования, если организации выполняют одну и ту же функцию. Для исключения злоупотреблений в этой сфере должна быть публичная отчетность таких компаний, заметил депутат. Михаил Щапов поднял проблему конкретизации критериев качества предоставляемых некоммерческими организациями общественно-полезных услуг для включения этих организаций в тот самый реестр.

Позицию фракции КПРФ по теме "правительственного часа" обобщил в своем выступлении председатель Комитета по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений Сергей Гаврилов. Из 150 тысяч социально ориентированных НКО в реестре сейчас находятся всего лишь 45, сообщил депутат. По его мнению, министерство юстиции должно стать основным государственным органом по обеспечению прав граждан, по защите таких социально обделенных категорий населения, как "дети войны", которые пока не получают достойной поддержки. Необходимо продолжить работу и над законодательством относительно НКО, выполняющих функции иностранных агентов. Риск того, что так называемые социально ориентированные НКО с иностранным участием выдавят из жизненно важных областей действительно ответственные патриотические организации, достаточно велик, подчеркнул парламентарий. Необходимо усилить деятельность министерства юстиции по надзору и контролю за деструктивными сектами и культами, и прежде всего за теми, которые имеют иностранное происхождение, управляются и финансируются из-за рубежа. "Часто религиозная деятельность является прикрытием для подрывной, враждебной деятельности этих организаций на территории Российской Федерации", - отметил депутат. Кроме того, полагает он, минюсту и его территориальным органам необходимы дополнительные финансово обеспеченные полномочия в области трех ключевых институтов: нотариата, адвокатуры и Федеральной службы судебных приставов. Граждане буквально завалили Государственную думу жалобами на работу коллекторов. "Мы считаем, что Служба судебных приставов могла бы повлиять на работу коллекторских агентств", - выразил позицию фракции КПРФ Сергей Гаврилов.

В третьем, окончательном чтении палата приняла законопроект, которым законодатели сказали гражданам, до сих пор надеющимся на возвращение в полноценном объеме их денежных сбережений, так называемых советских вкладов: "Ждите". Eсли быть точными, речь идет не только о вкладах, но и о вложениях в ценные бумаги. И вот это "ждите" фиксируется в законе уже одиннадцатый раз. Сбережения граждан, гарантированные государством, но не выплаченные, - это, по сути, внутренний государственный долг, который в свою очередь обеспечен госсобственностью, подчеркнул Валентин Шурчанов. И, заметьте, деньги граждан были вложены в народное хозяйство, то есть создавали эту самую собственность. Какое же право имеет государство не платить по долгам? Никакого. Правительство должно подсчитать, сколько уже частично компенсировано гражданам, какая сумма осталась, и предложить механизм возврата сбережений, убежден депутат. Дело это святое!



Офицерова Татьяна