Остановить погром советской памяти

Уважаемая редакция "Правды"!

С огромным волнением прочитал в номере за 8 сентября статью Виктора Кожемяко "Погром памяти". Она особенно ценна тем, что написана свидетелем событий, происходивших в течение более чем полувека в газете "Правда" и вокруг нее.

Тема, поднятая вами, глубоко тревожит и меня. Дело в том, что я не понаслышке знаком со зданием №24 по улице "Правды", о котором вы пишете и которое показано на фотографии. Здесь после вас помещалась редакция газеты "Рабочая трибуна" (впоследствии - "Трибуна"), где я работал с 1996 по 2002 годы. Здесь же в разное время располагались редакции "Комсомольской правды", "Советской России" и других изданий.

Случается, я прохожу мимо этого подлинно исторического здания, и горько мне видеть, что оно стоит пустое и, по-видимому, предназначено на слом, как вы пишете. А ведь это, кроме всего прочего, выдающийся памятник эпохи конструктивизма начала тридцатых годов! И сколько известных людей здесь работало и бывало... А типография? Кстати говоря, ее новое здание построено сравнительно недавно, к началу восьмидесятых годов минувшего века. Наверное, живы еще его строители. И вот так обойтись - взять и разрушить в угоду нуворишам, которые будут жить в "элитных" домах на этом месте. Просто нет слов!

Про Второй Московский часовой завод я уж молчу - груда кирпичей на его месте говорит сама за себя. А ведь советские часы, изготовленные в том числе на этом заводе, по праву считались одними из лучших в мире! Помнится, посещение Второго Московского часового завода входило в программу пребывания в Москве в мае 1972 года жены президента США Ричарда Никсона - Патриции Никсон. Действительно, ей было тогда что показать. А что теперь?

Собственно говоря, то, что происходит сегодня на улице "Правды" и в прилегающем районе столицы, - это срез происходящего теперь у нас в стране в целом. Разрушают заводы, фабрики, типографии, а на их месте строят торговые центры, дома для сверхбогачей и православные храмы. Вспоминаются мемуары многолетнего председателя Президиума Верховного Совета Литовской ССР Юстаса Палецкиса. Он написал, что в буржуазной Литве 20- 30-х годов "самой "тяжелой промышленностью" была церковная". Похоже, мы к этому тоже подошли.

Возникает вопрос: как долго еще наш народ будет позволять новоявленным нуворишам (и властям, которые, конечно, с ними заодно и пляшут под их дудку) уничтожать память о советском прошлом нашей страны, издеваясь над ним? По-моему, вопрос этот чрезвычайно важен для нашего будущего.



Тарабрин Андрей