О чем рассказали архивные папки

Неизвестная программа ВКП(б)

Документы, о которых пойдет речь в этом цикле статей, были отправлены в архив почти 70 лет назад. Но не потому, что утратили актуальность. Вот уж тот случай, когда уверенно можно говорить о решающей роли субъективного фактора. Смерть А.А. Жданова (хотя, конечно, не только она) сыграла решающую роль в том, что в архиве оказался "проект новой программы ВКП(б) в последней редакции". Считая, что этот документ и сегодня представляет интерес, а то и политическую актуальность, "Правда" решила полностью опубликовать его текст с комментариями, а также основные вехи его создания. Эту публикацию редакция посвящает 100-летию Великой Октябрьской социалистической революции. Мы планируем, что публикации этого цикла будут выходить в пятничных номерах.

Папка П.Н. Поспелова

У замечательного советского поэта Николая Тихонова есть удивительное по исторической точности стихотворение:

Наш век пройдет.

Откроются архивы,

И все, что было скрыто до сих пор,

Все тайные истории извивы

Покажут миру славу и позор.

Богов иных тогда померкнут лики,

И обнажится всякая беда,

Но то, что было истинно великим,

Останется великим навсегда.

Эти строки были написаны полвека назад. Архивы открыты. Но сколько документов, которые создавались, чтобы изменить мир, чтобы приподнять на ступеньку-другую выше человека и общество, остаются обществу неведомыми. Нечастые любители рыться в хронологической пыли бытописания земли даже оставили свои автографы, свидетельствующие о том, что они знакомы с уникальными документами. Но общество остается в неведении. В ряду таких документов и проект программы ВКП(б), подготовленный в 1947 году, который редкие люди, краем уха слышавшие о нем, называют "ждановской программой партии".

Ее-то я и просил в заявке, которую оформил в читальном зале №1 Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ). Когда в назначенный день поднялся на пятый этаж здания, фасад которого украшает прекрасное барельефное изображение Маркса - Энгельса - Ленина (когда-то здесь находился Институт Ленина, а потом Центральный партийный архив ИМЛ), то недавний телефонный знакомец положил передо мной папку, на которой значилось "Поспелов". Главный специалист РГАСПИ Михаил Владимирович Страхов стал мило объяснять, что Поспелов много лет был главным редактором "Правды". Пришлось уточнить, хотя собеседник знал это и без меня, что Петр Николаевич руководил газетой с 1940 по 1949 год, а в 1950-е работал секретарем ЦК КПСС. Не знаю, заметил ли сотрудник архива мое разочарование: я-то ждал папку с фамилией "Жданов". Но огорчение улетучилось, когда раскрыл дело №128 из фонда 629 опись 1. Это был текст проекта программы ВКП(б), полученный П.Н. Поспеловым в 1948 году.

Но особенно впечатляющей была предваряющая ждановскую программу записка, которую нельзя не воспроизвести полностью:

"Товарищу Поспелову П.Н.

По поручению тов. Жданова А.А. направляю Вам проект новой программы ВКП(б) в последней редакции, подготовленный груп" пой в составе т.т. Федосеева П.Н., Митина М.Б., Леонтьева Л.А., Шепилова Д.Т."

Под этим коротким текстом стояла подпись начальника Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) Д.Т. Шепилова, а рядом в скобках - его фамилия. Как было не радоваться. Едва пришел в архив и сразу держу в руках не только текст того самого проекта программы, но и документальное подтверждение, что это - его последняя редак" ция. Можно было дальше ничего не искать, заказать ксерокопию (или самому перепечатать текст, чтобы лучше его освоить) и потом предлагать его публикацию в газете. Ведь ни одно издание никогда даже не сообщало не только о наличии последней редакции проекта программы ВКП(б) образца 1947 - 1948 годов, но и ни словом не обмолвилось о том, что над этим документом шла интенсивная работа. Более того, нигде никогда не сообщалось даже о намерении подготовки в 1947 - 1948 годах новой программы партии.

И сегодня не знаю, как объяснить тот странный факт, что в беседах с Феликсом Чуевым ни В.М. Молотов, ни Л.М. Каганович, ни Д.Т. Шепилов ни разу не упомянули о том, что вопрос о третьей Программе партии, которая была принята XXII съездом КПСС в октябре 1961 года и наречена "хрущевской", был впервые поставлен много раньше, когда Н.С. Хрущев еще не входил в состав высшего партийного руководства. А ведь каждый из этих трех видных политиков, с которыми беседовал Феликс Иванович, был тесно связан с подготовкой дохрущевской третьей Программы нашей партии. Но почему-то все об этом документе молчали, хотя никто табу на него вроде бы и не накладывал.

Февральский пленум ЦК

Но как можно было уйти из архива, "не пообщавшись" со свидетельствами участия Андрея Александровича Жданова в работе над третьей партийной Программой?- Почему именно А.А. Жданова? Потому, что он вскоре после Победы был инициатором постановки вопроса о новой Программе ВКП(б) и получил в этом энергичную поддержку И.В. Сталина, о чем свидетельствуют документы.

В архиве хранится извещение о созыве второго послевоенного пленума ЦК ВКП(б). Вот его текст:

"Строго секретно Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков) Центральный Комитет П 56/34 7 января 1947 г.

Членам и кандидатам ЦК ВКП(б) Тов.______________ Решение Политбюро ЦК ВКП(б) от 7 января 1947 г.

О Пленуме ЦК ВКП(б) Созвать Пленум ЦК ВКП(б) 21 февраля 1947 года.

Порядок дня:

1. О Программной комиссии ВКП(б).

2. Об изменениях Устава ВКП(б).

3. О созыве XIX съезда ВКП(б).

4. Вопросы подъема сельского хозяйства (докладчик т. Андреев).

Секретарь ЦК И. СТАЛИН".

(РГАСПИ. Ф. 2. Оп.1. Ед. хр. 10. Л. 1. Цитируется по кн.: И.В. Сталин. Том 16, часть 1. Общаяред.: Ричард Косолапов.М: ИТРК.

2011. С. 475).

На самом пленуме первые три вопроса были объединены в один, а докладчиком по ним выступил Жданов. И вопрос о Программе партии был исходным в его выступлении 26 февраля 1947 года:

"Товарищи. Вопрос о программ" ной и уставной комиссиях постав" лен на обсуждение пленума Цент" рального Комитета в связи с тем, что в конце 1947 года или, во вся" ком случае, в 1948 году наверняка предстоит созыв XIX съезда нашей партии (выделено мной. - В.Т.). Как известно, на XVIII съезде партии была избрана комиссия по переработке программы ВКП(б). Съезд обязал комиссию представить проект новой программы на рассмотрение ближайшего съезда партии. Таким образом, в связи с тем, что срок созыва XIX съезда приближается, комиссия должна теперь развернуть работу по переработке новой программы партии. В этой связи возникает вопрос о составе комиссии... За истекший период из состава комиссии выбыли: Михаил Иванович Калинин, Щербаков и Ярославский. Кроме того, на настоящем пленуме ЦК был выведен из состава Пленума ЦК Донской. Очевидно, этим самым предрешен или решен вопрос о его выводе из комиссии... В связи с этим целесообразно пополнить состав комиссии четырьмя товарищами, и в качестве новых членов комиссии следует назвать - тов. Александрова, тов. Федосеева и тов. Иовчука, работников идеологического фронта нашей партии, которые очевидно будут полезны для работы комиссии. Также целесообразно ввести в состав комиссии тов. Куусинена Отто Вильгельмовича. Я не буду здесь характеризовать его, но тов. Куусинен безусловно является крупным теоретическим работником нашей партии.

Так обстоит вопрос о программной комиссии" (РГАНИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 14. Л. 21).

Итак, ключевое положение доклада: "в конце 1947 года или, во всяком случае, в 1948 году наверняка предстоит созыв XIX съезда нашей партии", а главным вопросом на нем будет вопрос о программе партии.

Жданов был убежден, что партийная дисциплина требует именно такого подхода к предстоящему XIX съезду ВКП(б). Политик подчеркивал, ссылаясь на решения XVIII партсъезда: он "обязал комиссию представить проект новой программы на рассмотрение ближайшего съезда партии".

Загадки после короткой речи

Андреева Но если XVIII съезд ВКП(б) образовал программную комиссию, то он, должно быть, и объяснил, чем вызвано его решение о необходимости разработки новой партийной Программы. Открываем стенограмму съезда, состоявшегося в марте 1939 года. Четвертым вопросом повестки дня значились "выборы комиссии по изменению программы партии", но при этом никакого докладчика утверждено не было (XVIII съезд Всесоюзной коммунистической партии (б). 10 - 21 марта 1939 г. Стенографический отчет. М: ОГИЗ. 1939. С. 7). На предпоследнем, 18-м заседании съезда председательствовал член Политбюро ЦК ВКП(б) А.А. Андреев. После принятия резолюции о третьем пятилетнем плане развития народного хозяйства СССР (1938 - 1942 гг.) и утверждения Устава ВКП(б) Андрей Андреевич сказал:

"Товарищи, по четвертому пункту повестки дня - выборам комиссии по изменению программы ВКП(б), я имею сказать, по поручению ЦК ВКП(б), следующее:

Как известно, XVI съезд партии принял решение и поручил ЦК ВКП(б) переработать программу ВКП(б). Но съезд не избрал тогда программной комиссии для выработки проекта новой программы. Нечего доказывать, что существующая программа нашей партии уже не соответствует тем изменениям, которые произошли в СССР со времени ее принятия в 1919 году. Наша программа отстала от наших достижений. А между тем известно, что программа должна стоять впереди наших достижений, она должна звать партию вперед для завоевания того, что еще не завоевано.

В связи с этим ЦК ВКП(б) предлагает съезду избрать комиссию по переработке программы ВКП(б) и обязать ее представить на следующий съезд партии проект новой программы". (Там же. С. 674).

Предложение ЦК ВКП(б) было принято единогласно. Однако речь Андреева не закрывает тему, а порождает новые вопросы, загадки и недоумение. При чем тут XVI партсъезд? Он проходил летом 1930 года, когда никак нельзя было сказать,что "существующая программа нашей партии уже не соответствует тем изменениям, которые произошли в СССР". Может быть, в стенограмме опечатка, а тов. Андреев говорил о XVII партийном съезде? Он действительно вошел в историю как "съезд победителей".

В "Отчетном докладе XVII съезду партии о работе ЦК ВКП(б)" И.В. Сталин говорил: "СССР за этот период (за три с половиной года, прошедших между XVI и XVII партсъездами. - В.Т.) преобразился в корне, сбросив с себя обличье отсталости и средневековья. Из страны аграрной он стал страной индустриальной. Из страны мелкого единоличного сельского хозяйства он стал страной крупного механизированного сельского хозяйства. Из страны темной, неграмотной и некультурной он стал - вернее, становится - страной грамотной и культурной, покрытой громадной сетью высших, средних и низших школ, действующих на языках наций СССР...

Понятно, что этот гигантский подъем мог развернуться на базе успешного строительства социализма, на базе общественного труда десятков миллионов людей, на базе преимуществ социалистической системы хозяйства перед системой капиталистической и единолично-крестьянской... Выходит, что капиталистическое хозяйство уже ликвидировано, а единолично-крестьянский сектор в деревне оттеснен на второстепенные позиции... Социалистический уклад является безраздельно господствующей и единственно командующей силой во всем народном хозяйстве". (XVII съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б). 26 января - 10 февраля 1934 г. Стенографический отчет. Партиздат. 1934. С. 15 - 16).

Говоря о партии, Сталин в докладе на XVII съезде ВКП(б) указывал: "Настоящий съезд проходит под флагом полной победы социализма, под флагом ликвидации остатков антиленинских групп". (Там же. С. 27). После всего сказанного и в самом деле можно сделать вывод о том, что наша Программа начинает в чем-то отставать от наших достижений, что перед партией уже можно ставить в ряде сфер новые, более сложные задачи, продолжая выполнение ряда установок программы 1919 года. Однако ни в Отчетном докладе ЦК, представленном XVII съезду ВКП(б) И.В. Сталиным, ни в докладе Л.М. Кагановича "Организационные вопросы (партийное и советское строительство)" нет ни полуслова о том, что пришла пора перерабатывать программу ВКП(б). Не ставился этот вопрос на "съезде победителей".

Ну а ставить его на XVI партсъезде не было никаких объективных оснований. Чтобы убедиться в этом, достаточно вчитаться в слова, сказанные И.В. Сталиным в "Политическом отчете Центрального Комитета XVI съезду ВКП(б): "Советский строй дает колоссальные возможности для полной победы социализма. Но возможность еще не является действительностью. (XVI съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б). Стенографический отчет. 2-е стереотипное издание. М. - Л.: ОГИЗ. 1931. С. 47). Докладчик продолжал: "Чтобы превратить возможность в действительность, необходим целый ряд условий, в числе которых линия партии и правильное проведение этой линии играют далеко не последнюю роль". Развивая эту мысль, Сталин указывает: "Нужно строго различать между возможностями, имеющимися в нашем строе, и использованием этих возможностей, превращением этих возможностей в действительность". (Там же. С. 42). Но партии в это время приходится вести жестокую борьбу как с троцкизмом, так и с правым уклоном. "Капитулянтство на деле, как содержание, "левые" фразы и "революционно"-авантюристические замашки, как форма, прикрывающая и рекламирующая капитулянтское содержание - таково существо троцкизма". (Там же. С. 52). Говоря о другом фланге, Сталин отмечает: "Правые уклонисты скатываются на деле на точку зрения отрицания возможности построения социализма в нашей стране". (Там же. С. 53). Неудивительно, что ни в докладе Сталина, ни в его заключительном слове, ни в резолюции по отчетному докладу нет ни слова о написании новой программы ВКП(б) или внесении каких-либо изменений в действовавшую. То же можно сказать и об "Организационном отчете Центрального Комитета XVI съезду ВКП(б)", с которым выступил член Политбюро, секретарь ЦК партии Л.М. Каганович. Даже троекратное чтение этих текстов не помогло найти хотя бы слабый намек на потребность партии в новой программе. Нет, да и все тут.

Инициатива Коминтерна

И тут мелькнуло подозрение: а вдруг тема программы была поднята в отчете делегации ВКП(б) в Исполкоме Коминтерна? Неожиданно догадка оказалась правильной. В докладе В.М. Молотова (а именно он выступал на том съезде с этим отчетом) читаем:

"Великие перспективы Коммунистического Интернационала нашли свое лучшее выражение в принятой VI Всемирным конгрессом программе Коминтерна. Эта программа представляет собой программу борьбы за мировую диктатуру пролетариата, это - программа свержения империализма и освобождения от империалистического гнета трудящихся всего мира. Эта программа уже на практике воплощается в жизнь в победоносном строительстве социализма в СССР. На основе принятой Всемирным конгрессом программы и успехов социалистического строительства в нашей стране ВКП(б) предстоит переработать свою программу. Об этом должен сказать свое слово настоящий съезд". (Там же. С. 427). Это слово было сказано в резолюции "По отчету делегации ВКП(б) в Исполкоме Коминтерна". В ней записано: "Съезд поручает ЦК ВКП(б) переработать программу партии на основе принятой VI Всемирным конгрессом программы Коммунистического Интернационала и успехов социалистического строительства в СССР". (Там же. С. 723).

Итак, в стенограмме XVIII съезда ВКП(б) никакой опечатки не было. Тов. Андреев точно указал, откуда брала начало подготовка новой программы ВКП(б). Правда, при этом им было допущено некоторое лукавство, обнаружившееся после открытия архивов. Во-первых, XVI партсъезд поручил переработку программы ВКП(б) Центральному Комитету. Это надо понимать так, что ЦК же должен был сформировать и программную комиссию. Но за девять лет, отделявших речь А.А. Андреева от решения партсъезда по поводу программы, ни на одном пленуме Центрального Комитета этот вопрос не обсуждался. А Политбюро ЦК ВКП(б) впервые включило программный вопрос в свою повестку дня в феврале 1931 года. И еще: первый состав комиссии по переработке Программы ВКП(б) был утвержден на заседании Политбюро в 1932 году.

Но давайте по порядку.

Итак, старт работе над программой ВКП(б) был дан VI конгрессом Коммунистического Интернационала, который состоялся летом 1928 года. В ту пору коммунистические партии являлись секциями Коминтерна. Поэтому решение Исполкома Коминтерна (ИККИ) о включении в повестку дня VI конгрессавопроса о принятии новой программы означало обязанность партий откорректировать свои программные документы. Естественно, что руководство ВКП(б) с большой заинтересованностью отнеслось к созданию новой программы Коммунистического Интернационала. Это тем более было важно, что сохранявший некоторое влияние в международном комдвижении бывший председатель ИККИ Г.Е. Зиновьев вместе с Троцким в 1927 году, уже в период подготовки к конгрессу, вел активную борьбу против ВКП(б). (См.: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 635. Л. 4, 15 - 17). Одновременно в самой ВКП(б) в конце 1920-х годов начал складываться правый уклон.

Не случайно Политбюро ЦК партии поручило непосредственно заниматься подготовкой программы Коминтерна не только Н.И. Бухарину (в ту пору он был главным редактором газеты "Правда" и журнала "Большевик", членом Политбюро ЦК ВКП(б) и Президиума ИККИ), но и Генеральному секретарю ЦК И.В. Сталину. И Иосиф Виссарионович отнесся к поручению очень серьезно. 24 марта 1928 года, почти за три месяца до открытия конгресса, он направил письмо членам программной комиссии от ВКП(б) Н.И. Бухарину, А.И. Рыкову и В.М. Молотову о проекте программы Коминтерна. В этом обстоятельном документе предложены четкая структура программы и содержание основных ее разделов. "Признавая в основном правильными "заметки" Бухарина, считал бы необходимым дополнить следующими замечаниями. Я думаю, что придется заново переписать программу, ибо проект программы, принятый за основу V конгрессом, нельзя считать удовлетворительным с точки зрения нынешних потребностей Коминтерна.

Имеющееся "Введение" к проекту программы V конгресса неудовлетворительно. Лучше было бы обойтись без "Введения". Если нельзя обойтись, можно дать такое "Введение", которое бы обосновывало идею общей программы КИ наряду с отдельными программами секций КИ.

Программу следовало бы, по-моему, начать (первый раздел) с анализа мировой капиталистической системы в ее империалистической фазе развития, а не капиталистического общества вообще, проводя этот анализ под углом зрения развивающегося кризиса мирового капитализма..." (РГАСПИ. Ф. 558. Оп.

11. Д. 136. Л. 8 - 10).

Столь же предметны и другие рекомендации, что свидетельствует о вдумчивом отношении руководства ВКП(б) и лично Сталина к главному коминтерновскому документу. 7 мая 1928 года опросом членов Политбюро было принято следующее решение: "1) Проект программы Бухарина и Сталина в основном одобрить...

2) Поручить т. т. Бухарину и Сталину внести проект за своими подписями в программную комиссию Исполкома Коминтерна для обсуждения.

3) Проект разослать членам ЦК и президиума ЦКК и кандидатам ЦК" (РГАСПИ. Ф. 17. Оп.

3. Д. 686. Л. 7).

О заинтересованном отношении к программе Коммунистического Интернационала свидетельствует и письмо Молотова Сталину о работе конгресса: "Страшно жаль и прямо неудобно, что тебя здесь сейчас нет: ведь программа есть программа-Отнесемся, насколько сможем, внимательно". (Политбюро ЦК РКП(б) - ВКП(б) и Коминтерн. 1919 - 1943. Документы. М.: РОССПЭН. 2004. С. 547 - 548).

Мяч на поле

Политбюро Конгресс еще продолжал работу в Доме союзов, а Политбюро ЦК ВКП(б), проанализировав его решения, 2 августа 1928 года приняло следующий документ: "Ввиду особо крупного политического значения VI конгресса Коминтерна (принятие программы, постановка вопросов международной политики в связи с ростом противоречий в системе капитализма и, в частности, в связи с угрозой новой империалистической войны) ЦК постановляет:

1) Развернуть в ходе работ и на основе решений VI конгресса широкую кампанию в рабочих массах Советского Союза, ставя основной задачей этой кампании поднятие внимания рабочих и других слоев трудящихся к основным проблемам международной политики и к работе Коминтерна и, в связи с этим и на почве разъяснения программы Коминтерна, усиление интернационального воспитания в широких слоях рабочего класса.

2) Поручить Агитпропу ЦК разработать соответствующие практические меры и, прежде всего, должным образом поставить освещение работ конгресса в периодической печати и организовать издательство необходимой массовой литературы (отнюдь не гонясь за количеством)". (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 698. Л. 6).

Постановление ясно показывает, что руководство ВКП(б) было намерено максимально широко пропагандировать новую программу Коммунистического Интернационала, адресуясь при этом прежде всего к рабочему классу. И это естественно. Но у решений конгресса есть и другая сторона. Принятие новой программы Коминтерна обязывало все входившие в него секции приступить к переработке своих партийных программ. Учитывая положение ВКП(б) в международном коммунистическом движении, она должна была показывать пример и на этом направлении работы. Однако... События на программном направлении развивались специфически. Все, что касается пропаганды, делалось широко, целенаправленно и напористо. Тем более что программа Коминтерна была для ВКП(б) продуктивной. Во-первых, она продемонстрировала мощную прогностическую способность марксизмаленинизма, так как сумела предвидеть "великую депрессию", начавшуюся в США, а затем охватившую все капиталистические страны планеты. Во-вторых, она указала на величайшее преимущество социализма, способного организовывать свою экономику без постоянно повторяющихся периодических кризисов перепроизводства.

Международное коммунистическое движение торжественно заявляло, что опыт СССР является путеводной звездой в пролетарской классовой борьбе. Тем более что VI конгресс Коммунистического Интернационала утвердил намеченную IX пленумом ИККИ (февраль 1928 года) тактику, которая была выражена в формуле "класс против класса". Об этой тактике бывший в 1930-е годы политическим референтом ИККИ академик Б.Н. Пономарев в начале 1970-х годов, будучи секретарем ЦК КПСС, писал, что она "предусматривала усиление борьбы против реформизма социал-демократии и ориентировала компартии на подготовку к возможному возникновению острого социально-политического кризиса в капиталистических странах. Однако она исходила только из перспективы пролетарской революции как непосредственной задачи дня и недооценивала опасности фашизма, который мог воспользоваться кризисом в реакционных целях. К тому же применялась эта тактика во многих случаях по-сектантски". (Коммунистический Интернационал. // БСЭ. Издание третье. М. 1973.

Т. 12. С. 571 - 572).

Уже на следующем, VII конгрессе (1935 год) Коммунистический Интернационал решительно отказался от этой тактики. Но на рубеже 1920 - 1930-х годов Коминтерн и ряд его секций недооценили опасность "коричневой" угрозы. Классовый смысл национал-социализма был определен точно, но его агрессивной наступательности уделялось недостаточное внимание. Об этом свидетельствуют документы РГАСПИ, собранные в книге "Политбюро ЦКИ РКП(б) - ВКП(б) и Коминтерн. 1919 - 1943. Документы" (в частности см. документы № №388, 405, 412 и др.).

Кстати, руководство ВКП(б) весьма быстро оценило большую опасность, которую нес национал-социализм как для Германии, так и для международного коммунистического движения и Советского Союза. 18 июля 1930 года Бюро делегации ВКП(б) в ИККИ рассмотрело вопрос "О национал-социалистах в Германии". Было принято решение "поручить комиссии в составе т. Куусинена, Мануильского и Соколика (В.Г. Кнорина, в 1930-е годы члена ЦК ВКП(б), члена ПолитсекретариатаИККИ. - В.Т.) выработать в 7-дневный срок проект постановленияИККИ о борьбе с национал-социалистами в Германии - для ЦК КПГ..." (Политбюро ЦК РКП(б) - ВКП(б) и Коминтерн... С. 626). Необходимости видеть опасность наступления фашизма было посвящено и обсуждение положения в Германии на заседании Политсекретариата ИККИ 11 июня 1932 года. Представитель ВКП(б) В. Кнорин в своем докладе говорил: "Германия стала на путь открытой фашистской диктатуры... У власти оказалось правительство, состоящее из людей, если не формально, то фактически являющихся членами если не национал-социалистической партии, то, во всяком случае, близко стоящих к ней представителей юнкеров, тяжелой промышленности и рейхсверовских генералов, опирающихся на них". Д. Мануильский заявил еще определеннее: "Папеновское правительство - это открытая фашистская диктатура в монархическом обличии, ... переходная ступень к еще большему злу - гитлеровскому правительству". (Там же. С. 667).

Борьба с правым уклоном также выплеснулась за рамки ВКП(б). 6 июня 1929 года Политбюро рассматривало вопросы, относящиеся к делегации ВКП(б) в ИККИ. На заседании было утверждено следующее постановление делегации:

"На ближайшем заседании Президиума ИККИ сообщить Президиуму постановление объединенного пленума ЦК и ЦКК о снятии т. Бухарина с коминтерновской работы и предложить Президиуму освободить его от обязанностей члена Политсекретариата...

На пленуме ИККИ поставить вопрос об освобождении т. Бухарина от обязанностей члена Президиума.

Во время пленума поставить на Делегации ВКП(б) вопрос о кандидатуре в члены Президиума от ВКП(б) вместо т. Бухарина. Ввиду того, что члены Исполкома избираются конгрессом, оставить т. Бухарина членом Исполкома". (Политбюро ЦК РКП(б) - ВКП(б) и Коминтерн. С. 595).

Наконец, важнейшей причиной медлительности Политбюро с переработкой программы ВКП(б) был тот очевидный факт, что до середины 1930-х годов любое заявление о выполнении второй Программы большевистской партии было бы неубедительным. Об этом ясно свидетельствуют документы XVI съезда ВКП(б), в том числе Политический отчет ЦК, с которым выступал Сталин. Его важнейшие оценки уже приводились выше.

И еще: у руководства ВКП(б) были все формальные основания не рассматривать вопрос о новой Программе партии до XVI съезда, так как все, что связано с партийной Программой, является компетенцией высшего органа Коммунистической партии.


МОЛОТОВ (Скрябин) Вячеслав Михайлович (9 марта 1890 - 8 ноября 1986)



Выдающийся советский государственный и партийный деятель. Член большевистской партии с 1906 г. (в 1962 г. исключен, восстановлен в 1984 г.). В составе Политбюро ЦК в 1921 - 1957 гг. Секретарь ЦК партии с 1921 по 1930 г. Председатель Совета Народных Комиссаров СССР в 1930 - 1941 гг., в 1930 - 1937 гг. - Председатель Совета Труда и Обороны СССР. В 1941 - 1957 гг. заместитель, первый заместитель Председателя Совета Народных Комиссаров (Министров) СССР. В 1939 - 1949 гг. и в 1953 - 1956 гг. - народный комиссар (министр) иностранных дел СССР. В годы Великой Отечественной войны - заместитель Председателя Государственного Комитета Обороны СССР, член Ставки Верховного Главнокомандования.



Герой Социалистического Труда.



КАГАНОВИЧ Лазарь Моисеевич (22 ноября 1893 - 27 июля 1991)



Член большевистской партии с 1911 года (в 1961 г. исключен из КПСС). В составе ЦК партии с 1923 по 1957 год. В Политбюро ЦК РКП(б) - КПСС с 1924 по 1957 год. Секретарь ЦК ВКП(б) в 1924 - 1925 гг. и в 1928 - 1939 гг. В 1919 - 1924 гг. на ответственной партийной работе в Нижнем Новгороде, Воронеже и Ташкенте. В 1925 - 1928 гг. - генеральный секретарь ЦК КП(б) Украины. В 1930 - 1935 гг. - первый секретарь МК ВКП(б). С 1935 года - нарком путей сообщения, топливной промышленности, нефтяной промышленности, министр промышленности строительных материалов. В годы Великой Отечественной войны - член ГКО СССР. В 1947 - 1957 гг. - заместитель Председателя Совета Министров СССР. Герой Социалистического Труда.



АНДРЕЕВ Андрей Андреевич (30 октября 1895 - 5 декабря 1971)



Член большевистской партии с 1914 года. В 1914 - 1917 гг. - питерский рабочий. Активный участник Октябрьской революции. Член ЦК партии с 1920 по 1961 г. Кандидат в члены Политбюро ЦК в 1926 - 1930 гг. Член Политбюро ЦК ВКП(б) с 1930 по 1952 год. Секретарь ЦК партии в 1924 - 1926 гг. и в 1935 - 1946 гг. В 1917 - 1930 гг. - на партийной и профсоюзной работе. В 1930 - 1931 гг. - председатель Центральной контрольной комиссии, в 1931 - 1935 гг. - нарком путей сообщения. В 1939 - 1952 гг. - председатель Комитета партийного контроля при ЦК ВКП(б) - КПСС. В 1946 - 1953 гг. - заместитель Председателя Совета Министров СССР. В 1953 - 1962 гг. - член Президиума Верховного Совета СССР.



(Продолжение следует).




Трушков Виктор