Михаил ЗАДОРНОВ: "Идеи коммунизма - самые высокие из всех существующих"

Незадолго до выборов в Государственную думу российский Интернет взорвала новость: известный писатель-сатирик Михаил Задорнов готовится вступить в КПРФ. Что, впрочем, не так удивительно. Ведь если разобраться, творчество Михаила Задорнова, его эстрадные выступления и миниатюры точь-в-точь совпадают с программными требованиями партии. Хотя и высказаны другим языком.

С Михаилом Задорновым побеседовал Антон Гришин.

- У меня сложилось впечатление, что последние года три вы на своих концертах не смеетесь вместе с залом. Раньше приглашали: "Давайте посмеемся вместе!" А теперь вы грустный какой-то...

- Может быть. Градус грусти прибавился от того, что творится вокруг. Других посмешить еще можно, а самому смеяться совсем неохота. - А я считаю, что и смеяться, и высмеивать сегодня очень нужно. Прежде всего власть. Она существует как бы в параллельном мире: критикуй ее всерьез, обвиняй - реакции не дождешься. А когда высмеиваешь, к этому относятся очень болезненно.

- Это не совсем так. Знаете, что такое свобода слова? Это когда ты можешь свободно говорить все что хочешь, а власть может свободно тебя не слушать. Вот наша власть меня и не слушает. А знаете, почему? Потому что я не наезжаю по-настоящему на их деньги. Если бы, как говорят, копал под "бабки" "конкретно", все пошло бы по-другому. Хотя кое-что себе позволяю. Такое, например, сравнение. Раньше бандиты в Москве угрожали: "Мы тебя в асфальт укатаем!" - теперь говорят: "Мы тебя плиткой укроем!"

- Михаил Николаевич, я заметил, что над советским прошлым вы не смеетесь, не злорадствуете. А ведь ваш дед - дворянин - был репрессирован. У вас нет обиды на Советскую власть?

- Получается, если мой дед сидел, то я должен бороться с Советской властью? Это же эгоизм какой-то и слабоумие. Так нельзя. У меня, например, заработки после 1991 года стали в несколько раз выше. Но я же не могу из-за этого кричать, что СССР должен был рухнуть. Никогда так не считал и сейчас не считаю.

- А вы со старшими в семье говорили о сталинском времени, о советской эпохе? Например, с отцом - писателем Николаем Павиловичем?

- Не один раз. К сталинскому периоду он относился, как сейчас модно говорить, "неоднозначно". Хотя был лауреатом Сталинской премии. Получил за роман "Амур-батюшка". Как я потом узнал, Сталин сам прочитал отцовскую книгу и выдвинул на премию. А редакторы боялись, наверное, потому, что в художественной эпопее об освоении русскими Сибири не было Героев Социалистического Труда. Так вот, отец считал, что в сталинскую эпоху было очень много хорошего. И я до сих пор с ним согласен.

- А в чем для вас ценность советской эпохи?

- Самое главное, что на первом месте был человек труда. Когда я в семь утра входил в трамвай, чтобы доехать до дизельного завода, где работал, в салоне яблоку негде было упасть. Все спешили к заводским проходным. А нынче утром трудового человека и не увидишь, кругом сплошные менеджеры. По сути, люди без профессии.

Я вообще считаю, что идеи коммунизма - самые высокие из всех существующих. Но человек, живущий в насаждаемом сегодня мире потребления, категорически к ним не готов. И это положение надо менять.

- Как?

- Объяснять: не олигарх, а человек труда должен цениться. У Иосифа Виссарионовича не было драгоценностей, яхт, не было коттеджей на Рублевском шоссе. Из личного имущества остались пять трубок да несколько кителей. И мы в годы нашей юности не считались, у кого чего больше. Дружили, когда было интересно, любили, когда влюблялись, - за стихи, а не за дорогой ресторан. А потом все это пропало. Сегодня слова "честь", "достоинство" считаются устаревшими.

- Разве все так считают? - Кто действительно бережет эти понятия, не стесняется таких слов, идут в КПРФ.

- Вы тоже с КПРФ. Почему?

- Поддерживаю главный принцип социализма: "От каждого по способностям, каждому по труду". Во главе государства должны стоять люди труда, хозяйственники, а не "айфоноблудцы" и "мышкотыки", как я называю любителей современных гаджетов. Гвоздь айфоном не забьешь. Эти люди не исправят и не оживят Россию. Конечно, без торговцев не обойтись. Но они должны подчиняться трудовым людям, а не наоборот. Нельзя зависеть от того, что взбредет в голову какому-нибудь олигарху и как он это "перетрет" "наверху".

А у коммунистов правильная программа. Вода, газ, электричество - по низким тарифам, почти бесплатно, как в СССР. Национализация, новая индустриализация, подъем сельского хозяйства, образование для всех. Много чего - и все мне по душе.

- Другим политическим силам не доверяете?

- Что они ни говорят, все лапша на уши. Придумал для них новое слово: "выборотни".

Вспомните предвыборные плакаты: лица у всех одинаковые, лоснятся от одного и того же парфюма. Видно, у всех одни и те же имиджмейкеры. А своих мыслей нет. "Выборотни" и есть.

- А как относитесь к слову "толерантность"?

- Это то же самое, что лицемерие. Когда человека называют "толерантным", мне непонятно - негодяй он, сволочь, злыдень или положительный человек. Иностранные слова навязывают, чтобы затуманить мозг. Это вирусы, попадающие в программу нашего развития.

Медведев недавно заявил: нам нужен новый "контент" образования. Какой "контент", нам нужна образовательная программа! "Контент" - неизвестно что такое, за него никто не будет отвечать. А словечко "толерантность" пришло из латыни и означает "приспособление". Проще говоря, "приспособленчество", которое и нужно тем, кто полощет нам мозг. Прежде всего Западу, со всеми его негодяйствами.

- Негодяйств у Запада много. Какие вы имеете в виду? - Прежде всего в культуре, в образе жизни. У нас в Советском Союзе не было порнографии, не было казино, не было наркотиков, СПИДа не было. Вся эта нечисть привалила с Запада.

- Почему так получилось?

- Во всем мире какие-то бесы поменяли местами плюс и минус, белое и черное. И мы в это дело попали. Хотя в советские годы сопротивлялись. Я сегодня смотрю карикатуры Кукрыниксов и диву даюсь, как точно они НАТО изображали под пятой американцев. Тогда я, каюсь, считал Кукрыниксов отсталыми, зато сегодня - сильно продвинутыми.

- Как вы думаете, современная молодежь сможет это понять? Я имею в виду, большинство молодежи.

- Боюсь, пока оно закодировано. Но хотя бы часть надо вылечить. В любом случае поле надо засеивать. Сегодня оно пустое, а свято место пусто не бывает. Главное, молодежи надо думать своим умом. Не полагаться на то, что навязывают с экрана телевизора, в СМИ или в Интернете. Как только вам показывают рекламу, знайте: это гадость. Картошке реклама не нужна. Ее ели и будут есть. А вот фуа-гра и другую дрянь надо рекламировать, чтобы покупали.

- На что надеяться, Михаил Николаевич?

- Сначала надо понять, что российская беда не в Сирии, не в Евросоюзе, а внутри у нас, здесь, в стране. Пока правители, мне кажется, не понимают этого. Пытаются подходить ко всему на западный манер, рационально, а не получается. Потому что мы, в России, не такие. Нашу сердечность не оцифруешь. Это уникальное свойство сохранилось в первую очередь у народов, которые даже в далекие времена не признавали рабства. В том виде, в каком оно было в римской, в египетской цивилизациях.

Есть выражение: "дьявольски умен". А выражения "дьявольски сердечен" нет. Мы не существовали так под дьяволом, как Запад. И в этом наша надежда на будущее.


Интервью с Михаилом Задорновым смотрите на сайте телеканала "Красная Линия" по адресу http://www.rline.tv.






Гришин Антон