Авиадиспетчеры дают уроки товарищества

К 25-летию самого боевого в стране независимого профсоюза

"Руководить трудящимися и эксплуатируемыми массами может только класс, без колебаний идущий по своему пути, не падающий духом и не впадающий в отчаяние на самых трудных, тяжелых и опасных переходах. Нам истерические порывы не нужны. Нам нужна мерная поступь железных батальонов пролетариата".

В.И. ЛЕНИН.

Исполнилось четверть века самому боевому свободному профсоюзу России - профсоюзу авиадиспетчеров. Он силен в первую очередь единством и дружбой. Здесь всегда защитят товарища, помогут ему. Это объединение напоминает братство, живущее под лозунгом "Когда мы едины, мы непобедимы". Другие только призывают к солидарности, а авиадиспетчеры так живут. 25 лет постоянной борьбы не только за права и благополучие специалистов, но и за улучшение организации отрасли. Навигационная система России является крупнейшей в мире. Воздушное пространство нашей страны - это 26 миллионов квадратных километров. Протяженность воздушных маршрутов - 575 тысяч километров, из которых 150 тысяч приходится на международные воздушные трассы. Всеми пользователями воздушного пространства России ежегодно выполняется более 1,1 миллиона полетов. В последние годы интенсивность роста полетов увеличилась вдвое по сравнению с тем, что было четверть века назад. Это потребовало нового технического обеспечения и модернизации авиационной связи. За счет спрямления воздушных трасс и дополнительного эшелонирования полетов появилась возможность экономить авиационное топливо.

В НАЧАЛЕ 1990х пришлось всем определяться и искать свое место в новом государстве, структуры которого формировались наспех.

"Демократические реформы" не были заточены на ответственность в руководящих органах. Это быстро почувствовали авиадиспетчеры, командиры неба, которым за небольшую зарплату приходилось для каждого сверхпланового самолета прокладывать безопасный путь в бескрайнем небе.

Впервые они собрались на совещание, посвященное проблемам социальной защиты работников этой профессии, 1 ноября 1988 года. Через несколько месяцев, 5 апреля 1989 года, состоялся учредительный съезд Всесоюзной ассоциации авиационных диспетчеров. На втором съезде в октябре 1990 года она была преобразована в Федерацию профсоюзов авиационных диспетчеров СССР (ФПАД СССР). Профсоюз стал заниматься вопросами пенсий, отпусков, правильной организации рабочего времени, повышения заработной платы и улучшения социального обеспечения авиадиспетчеров.

В ноябре 1991 года была учреждена Федерация профсоюзов авиационных диспетчеров России (ФПАД России). Она объединила 7 тысяч авиадиспетчеров, 85% процентов их состава. Президентом стал Владимир Конусенко.

В связи с тем что правительство РФ затягивало создание Комитета по использованию воздушного пространства и управлению воздушным движением и тормозило включение представителя ФПАД в Российскую трехстороннюю комиссию (РТК) по регулированию социально-трудовых отношений, Федерация профсоюзов авиационных диспетчеров в феврале 1992 года объявила предзабастовочное состояние. После этого правительство РФ вынуждено было пойти на переговоры. В результате удалось делегировать в РТК президента ФПАД Владимира Конусенко, а в мае 1992 года было подписано тарифное соглашение с департаментом воздушного транспорта.

Хотя тарифное соглашение было подписано, выполнять его "демократическая" власть не спешила. В результате профсоюз авиадиспетчеров решил ее поторопить, нажав на тревожную кнопку: объявил предзабастовочное состояние. 15 февраля 1992 года в 10 часов началась забастовка авиадиспетчеров, в 21 час 35 минут того же дня она закончилась. В ней приняли участие службы управления воздушным пространством почти 50 аэропортов. Менее чем через две недели после акции протеста был подписан указ президента РФ о создании Росаэронавигации - комитета по управлению воздушным пространством и воздушным движением.

НО ОПЯТЬ ДЕЛО застряло в правительственных коридорах. В ответ 4 июля 1992 года исполком ФПАД объявил предзабастовочную готовность. При этом в случае невыполнения требований профсоюзы грозили начать забастовку с 13 августа (позже ее перенесли на 15 августа). Тем временем министр транспорта РФ В. Ефимов потребовал до 30 июля провести собрания трудовых коллективов аэропортов и осудить диспетчеров.

Но эта мера не дала нужных власти результатов. 15 августа авиадиспетчеры 60 предприятий провели восьмичасовую забастовку. Администрациям аэропортов пришлось частично заменить бастующих менее квалифицированными военными диспетчерами. Против 15 участников стачки, признанной Мосгорсудом незаконной, возбудили уголовное дело. В Новосибирске были уволены 2 руководителя отделений ФПАД, в Элисте 3 активиста профсоюза понижены в должности. Массовыми явлениями были выговоры и удержание из зарплаты.

Следователи заявили, что диспетчеры входят в число профессий, лишенных права на забастовку, поэтому организаторам стачки грозило лишение свободы до 4 лет. 15 августа 1992 года прокуратура РФ попросила Верховный суд России издать постановление о роспуске надоедливой Федерации профсоюзов авиадиспетчеров. Президиум Верховного суда оказался более благоразумным и отказал прокуратуре.

29 октября 1992 года состоялся внеочередной съезд Федерации профсоюзов авиационных диспетчеров. Главным документом, принятым на нем, стало объявление с 30 ноября новой забастовки. В съезде приняли участие 187 делегатов, 117 из них проголосовали за стачку. Руководители ФПАД посчитали, что 8 тысяч членов профсоюзов должны воспринимать акцию выражением своей собственной воли и сознательно включиться в забастовочную борьбу. Поэтому до 15 ноября в сменах служб управления полетами решили провести тайное голосование. Согласие на забастовку было получено.

Делегаты съезда потребовали отмены всех приказов об административных наказаниях и прекращения уголовных преследований участников забастовки 15 августа 1992 года. Дело в том, что после стачки последовали увольнения активистов, перевод на неквалифицированную работу, снятие с очереди на жилье, удержание некоторых сумм из заработной платы и другие административные наказания.

Назначенную на 1 декабря всероссийскую стачку авиадиспетчерам проводить не пришлось: министр В. Ефимов обратился к руководителям авиапредприятий с просьбой снять наложенные на диспетчеров взыскания за участие в забастовке 15 августа. Он также направил письмо генеральному прокурору РФ с просьбой решить вопрос о прекращении уголовных дел против диспетчеров. Таким образом, предмет спора с ФПАД был исчерпан. Кроме того, Российская трехсторонняя комиссия обязалась урегулировать разногласия по тарифному соглашению авиадиспетчеров. В 1998 году Федерация добилась для авиационных диспетчеров повышения заработной платы, 36часовой рабочей недели и ежегодного 60дневного отпуска. Однако в следующем году Государственная дума приняла поправку в Кодекс законов о труде, запретившую диспетчерам бастовать.

Неудивительно, что именно авиадиспетчеры всем своим профессиональным братством решительно выступили против принятия откровенно капиталистического Трудового кодекса, который в законодательном порядке низводит наемного работника до положения раба. Встал вопрос, как протестовать. Савеловский районный суд Москвы признал незаконным право профсоюза авиадиспетчеров проводить забастовки. Поэтому вместо стачки 10 октября 2001 года профсоюз объявил о протестной голодовке. Больших успехов голодовки 2001 года авиадиспетчерам не принесли. Трудовой кодекс был все-таки принят.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ в управлении воздушным движением в 2002 году сложилась критическая ситуация. Устаревшая техника, тяжелые условия труда, низкая зарплата привели к тому, что опытные специалисты массово увольнялись, а молодые не приходили. Как в таких условиях соблюдать безопасность полетов? Чтобы привлечь внимание правительства к острой ситуации, ФПАД решила опять же провести голодовку. Первыми 1 декабря 2002 года ее начали авиадиспетчеры Сургута, где положение было особенно тяжелое. Два года коллектив требовал от своего руководства повышения зарплаты, сохранения социальных льгот, улучшения условий труда. Создавались бесконечные комиссии. Но толку никакого. Когда диспетчеры решили собраться в одном из помещений предприятия, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию, директор Сургутского филиала ФГУП "Аэронавигация Севера Сибири" Накипов выгнал всех на 40градусный мороз: "Там обсуждайте!" Голодовка авиадиспетчеров в Сургуте началась. Все, кто был свободен от смены, расположились на аэровокзале.

Администрация филиала оказывала давление на врачей, чтобы препятствовать отстранению авиадиспетчеров от работы по состоянию здоровья. Голодающим перед тем, как они заступали на смену, прекратили измерять давление и температуру тела, не стали замечать реальное состояние здоровья. В результате один из авиадиспетчеров был допущен к работе с высокой температурой. Приехала "скорая помощь", из 15 осмотренных ею работников троих пришлось госпитализировать. Еще трое оказались в критическом состоянии, но от госпитализации отказались.

Только с пятого дня протестной акции медики стали официально признавать факт голодовки и отмечать его в документах. По состоянию здоровья был освобожден от работы 21 человек. На дежурство должна была заступить очередная смена, но все авиадиспетчеры, включая руководителей полетами, были отстранены медиками от работы. Пришлось привести для обслуживания сургутского неба двух человек из учебно-тренировочного центра.

Массовая голодовка авиадиспетчеров, которая прокатилась по стране в декабре 2002 года, затронула более сорока аэропортов России. Основным требованием работников региональных управлений организации воздушного движения было повышение заработной платы и сохранение ряда льгот.

ИНДЕКСАЦИЯ ЗАРПЛАТЫ была проведена 1 марта 2004 года. Но ее увеличение в условиях большой инфляции составило... всего 13 рублей. Это было воспринято работниками "Аэронавигация Юга" как издевательство. В день выплаты 25 марта более тысячи диспетчеров южных городов отправили эту прибавку почтовым переводом на счет генерального директора корпорации Бориса Кушнерука с припиской: "Благодарим за щедрость и заботу о нашем благосостоянии".

В Ростове-на-Дону авиадиспетчеры остались после ночной смены, узнав об увольнении председателя профкома Батагова: начальство "нарисовало" ему какие-то прогулы и выпроводило за дверь. Истинной же причиной была его "слишком активная" профсоюзная деятельность. Его не стали пропускать на предприятие для выполнения общественных обязанностей: ведь он теперь здесь не работает. Но забывали администраторы, что он - председатель профкома, а устав позволяет избирать председателем любого человека, даже если он на этом предприятии не трудится.

Поначалу Батагову выдали пропуск, однако потом опять отобрали. Несколько дней ростовские авиадиспетчеры отказывались покидать свои рабочие места, устроив сидячую забастовку. Отстоявшая вахту смена оставалась после завершения работы в классе разбора полетов. А тем временем председатель профсоюза, оказавшись без рабочего места, создал на проходной... полевой профком. Около бюро пропусков стояла тумбочка, стул, была розетка, Батагов воспользовался этим сервисом, подключил ноутбук и стал работать.

Надоели власти протесты непокорных авиадиспетчеров.

Решили бросить против них грозную силу - участника чеченской войны, Героя России генерала Валерия Горбенко. Думали: рявкнет этот человек зычным голосом - и все сразу притихнут. Такие способы усмирять рабочий люд уже были опробованы в Ростовском филиале. Однако за солдафонские замашки и некомпетентность генерала все-таки пришлось уволить.

"Приказываю: Горбенко Валерия Михайловича, директора филиала "Аэронавигация Юга"

ФГУП "Госкорпорации по ОРВД", отстранить от работы с 12 июня 2005 года до решения вопроса о его дисциплинарной ответственности.

Генеральный директор О.Н. Алексеев".

УВОЛИЛИ. НО ПОТОМ взяли и неожиданно повысили, сделав генеральным директором всей государственной корпорации. Обиженный Горбенко, которого наделили большей властью, стал мстить за прошлые унижения профсоюзу. Исполком-Федерального профсоюза авиационных диспетчеров (так в последние годы расшифровывается ФПАД) выгнали из его офиса на улицу. Более того, генеральный директор пытался доказать, что организация создана незаконно.

Прокуратура притормозила стартовый разбег нового директора: сделав ему предупреждение, попыталась немного охладить горячую голову. Но остановить генерала было трудно, его понесло дальше.

Общественная рабочая организация перешла у него из разряда социального партнера в категорию противника, а генерала учили, что врага нужно уничтожать. В интервью одной из газет он сравнивал профсоюз с кавказским бандформированием. Получив согласно "моральному кодексу" современного российского бюрократа полную свободу, Горбенко действовал без оглядки. Продолжал избавляться от профсоюзных лидеров. Были уволены многие председатели первичных профсоюзных организаций.

Представители ФПАД как на основную работу почти каждый день ходили в суд. Восстанавливали незаконно уволенных на прежних рабочих местах, добивались оплаты им за вынужденный прогул и компенсации за моральный ущерб. Поскольку причины увольнений грубо фабриковались, то защитникам работодателя трудно было с доказательствами, дела одно за другим они проигрывали.

На действия генерального директора рабочий люд жаловался, письма отправлялись во все инстанции. Серьезный "разбор полетов", касавшийся ситуации в госкорпорации, прошел в Общественной палате РФ. Эта инстанция, где много юристов, предложила генеральному директору Горбенко немедленно начать коллективные переговоры и урегулировать трудовой конфликт. Одновременно Общественная палата попросила минтранс РФ рассмотреть вопрос о соответствии занимаемым должностям руководителей, которые своими действиями привели к созданию конфликтной ситуации в государственной корпорации. Эти рекомендации были пущены министерством по ветру.

Профсоюз продолжал протестовать. У здания Росавиации состоялся митинг авиадиспетчеров. Его участниками было принято Обращение к президенту В. Путину и министру транспорта РФ И. Левитину.

Поскольку официально закрыть профсоюз не удавалось, то "мудрецы" из корпорации решили сделать подкоп: разорвать его с помощью... коллективных договоров. Стали заключать не общий договор со всем коллективом корпорации сразу, а отдельные, по филиалам. При таком раскладе единый профсоюз, по мнению работодателя, будет не нужен, потеряет силу.

Но и это не принесло им победы над профсоюзом. Более того, без благодарственных торжественных речей уволили генерала Горбенко. Формально убирали его не по многократным требованиям работников: это выглядело бы унижением для самих властных структур, пошли, мол, на поводу у черного люда. Убрали его не за грехи и грешки, которых накопилось на генеральском счету за несколько лет работы в гражданской должности очень много, а по возрастным показателям.

На смену Горбенко пришел настоящий специалист Игорь Моисеенко, который окончил Санкт-Петербургский университет гражданской авиации. Несколько лет он работал в филиале на Юге, рядом с Батаговым. И как-то воцарилось теперь необычное затишье на профсоюзном фронте авиадиспетчеров. Вместо прежних бесконечных конфликтов даже стали налаживаться поиски согласия между начальниками и подчиненными.

ВЧЁМ ЖЕ СИЛА ФПАД?

Она в работе его штаба и активистов. Главным режиссером, направляющим всю деятельность федерального профсоюза, выступает президент профсоюза Сергей Ковалев. Не напрасно он, кроме авиационной академии, окончил еще и юридический факультет.

Нынешнее затишье совсем не означает классового мира, потому что социально-экономический и политический строй в России остается прежний. А он свою сущность в отношениях с авиационными диспетчерами страны проявил по максимуму. Поначалу инструментом защиты социальных интересов трудящихся были забастовки - государство их запретило. Начались голодовки - их тоже стали запрещать. Ковалев говорит, что теперь придется ради защиты трудовых интересов переедать. Классовая борьба - это еще и постоянное творчество трудящихся. Когда способы борьбы были, казалось бы, исчерпаны, снизу поступает предложение: "Давайте все сразу подадим заявления на увольнение".

Перед тем как планировать какую-либо акцию, профсоюз обязательно выясняет мнение своих членов. Очень важен и способ подачи информации о планируемой акции: Федеральный профсоюз авиадиспетчеров заранее ее рассылает по нужным адресам. В ходе акции выпускаются специальные информационные бюллетени с координатами местных профсоюзных руководителей, которым могут звонить журналисты. Организуются кампании поддержки, чтобы оказывать давление на руководство письмами протеста, телеграммами и символическими акциями солидарности.

Вот так работает наш Федеральный профсоюз авиадиспетчеров России. Эта рабочая организация не бродит в потемках, а каждый раз изобретает новые способы защиты интересов трудящихся, активной борьбы за их интересы. Это - настоящий творческий социальный институт. Другим профсоюзам России у этого товарищества есть чему поучиться. А учиться надо.



Сперанский Альберт