От Карпенко никак не избавиться

При обсуждении в Законодательном собрании Ростовской области законопроектов, министерских и губернаторских отчетов задать вопрос или изложить позицию фракции КПРФ товарищи нередко поручают депутату Владимиру Карпенко. И его выступления всегда ставят чиновников в тупик. Например: как можно считать приемлемым бюджет развития, в котором рост доходной части не превышает даже процент инфляции, а главный показатель экономического роста, налог на прибыль организаций, снижается в структуре доходов и уступает показателям налога на доходы с физических лиц? Не опровергнуты его выводы о необоснованности роста энерготарифов, уменьшения субъектов малого предпринимательства, необеспеченности учреждений здравоохранения врачебными кадрами, неурегулированности земельных отношений. И вполне возможно, что кто-то из чиновников задается вопросом: откуда у бывшего профессионального футболиста знание проблем в различных отраслях народного хозяйства, сферах науки, культуры и общественной жизни? А прошел Владимир Михайлович свои университеты в родном городе Сальске.

ДВЕ МЕЧТЫ с детских лет влекли Владимира Карпенко - море и футбол.

Родись он, скажем, в портовом городе, стал бы моряком. В Сальске со всех сторон бескрайняя степь. А стадион - вот он, рядом. Хорошо получалось у него и в нападении, и в защите, но место свое нашел в воротах. Вратарей всегда меньше, чем полевых игроков, ну а если он умеет творить чудеса - цены ему нет. И еще не выйдя из юношеского возраста, утвердился Владимир в основном составе взрослой команды, выступавшей в чемпионате Ростовской области. В выпускном классе оказался на перепутье: налево пойдешь - попадешь в Севастопольское морское училище, направо - в Волгоградский институт физкультуры. Не решил - и остался в родном городе до призыва в армию. Не снимая вратарских перчаток, попробовал силы в должности инструктора районного совета ДСО "Локомотив". И - почувствовал вкус к организаторской работе.

- После призыва вошел я в дубль ростовского футбольного клуба СКА, поиграл в юношеской сборной России, попал на осенний турнир "Переправа", - вспоминает футбольную юность Владимир Михайлович. - Приглашали меня в краснодарскую "Кубань", ставропольское "Динамо", душанбинский "Энергетик". Но, отыграв сезон в грозненском "Тереке", вернулся я в Сальск - тяжело заболел отец.

Отсюда голкипера уже не отпустили болельщики и "отцы города". Памятуя о его энергии и организаторском таланте, доверили 23-летнему Карпенко две ответственные должности - играющего тренера в "Сальсксельмаше" и председателя районного спорткомитета. А увидев, что справляется, везет воз, добавили еще одну лямку - председателя районного совета ДСО "Урожай". Семь лет пробыл в состоянии "три в одном". За это время район шесть раз выигрывал областную комплексную спартакиаду, получал переходящее Красное знамя. Чемпионские медали с соревнований самого высокого уровня привозили в родной Сальск борцы, велосипедисты, тяжелоатлеты, волейболисты. Гандбольная команда колхоза им. ХХII партсъезда, ворота которой защищал Владимир Карпенко, становилась чемпионом Российской Федерации, призером первенства Советского Союза среди сельских спортсменов.

А потом Владимир Михайлович попросился в железнодорожную школу № 9 - учителем физкультуры. Полтора месяца райком КПСС не давал добро. "Легкой жизни хочешь?" - спрашивали. Не мог признаться Карпенко, что победило в его сознании личное над общественным. Старший сын, Алексей, богатырским здоровьем не отличался, а младший, Михаил, появился на свет с родовой травмой, грозившей инвалидностью. Детей он видел или еще, или уже спящими, а им требовалось особое внимание. Вот и пошел в школу, где жена Галина Васильевна вела математику и... секцию баскетбола. Через эту секцию прошли оба сына, но еще были и ежедневные 4-часовые занятия по специальной методике. И чудо произошло: и Алексей, и Михаил стали лучшими спортсменами школы, потом окончили вузы и зарекомендовали себя профессиональными тренерами.

Легкой жизни в школе Карпенко, конечно, не искал. Разработал авторскую программу, по которой был введен третий урок физкультуры. "Физра" перестала быть вспомогательным предметом, на педсоветах возникали диспуты о духовном и физическом развитии личности. Девятая железнодорожная школа была признана лучшей на отделении Северо-Кавказской железной дороги (СКЖД) - и по спортивным достижениям, и по успеваемости. А Владимир Михайлович как-то естественно стал лидером в женском коллективе. Наверное, потому он блестяще сыграл роль старшины в спектакле "А зори здесь тихие...". Тихие зори таили опасность не только в народном театре: потрясения произошли и в стране, и в партии. Карпенко, еще будучи физруком, был избран секретарем первичной организации КПСС. А став директором, возглавил движение за воссоздание в городе и районе коммунистической организации.

- Сначала нас было двое - старейший коммунист Николай Васильевич Богданов и я, - вспоминает то бурное время Карпенко. - А когда к нам присоединился начальник Сальского отделения СКЖД, мы создали общественную организацию "Трудовой Сальск".

Размножили листовку через копирку, развесили в городе. Многие коммунисты откликнулись, организация стала снова массовой. Было у нее пять сопредседателей, как дань новым веяниям. Но затем пятерка превратилась в тройку, а когда приняли решение возвратиться к привычной структуре руководства, первым секретарем райкома был избран директор школы Владимир Карпенко. Снова пришлось, не считаясь со временем, колесить по району. А потом и еще по шести районам области - Пролетарскому, Песчанокопскому, Егорлыкскому, Зерноградскому, Целинскому и Орловскому. Потому что Карпенко стал доверенным лицом кандидата в президенты РФ Геннадия Зюганова. И на этих территориях лидер КПРФ одержал победу во втором туре голосования.

Такого "демократическая" власть руководителю бюджетной организации простить не могла. Но с "оргвыводами" пришлось повременить: подоспели первые в истории Сальска выборы главы администрации. А кандидатом на эту должность от КПРФ был выдвинут красный директор. Его увольнение подлило бы масла в огонь, ведь к 1997 году жители Сальска и района успели разочароваться в прелестях капитализма. В годы Советской власти крупнейшие заводы города - кузнечно-прессового оборудования и "Сальсксельмаш" - поставляли свою продукцию в 30 стран мира. Сбыт в стране и за рубежом находили изделия мебельного комбината, текстильно-галантерейной, меховой и швейной фабрик. На благодатных почвах выращивали зерновые, подсолнечник, кукурузу, рис. В передовом колхозе им. Ленина было 40 тыс. голов свиней, 40 тыс. голов тонкорунной породы "Сальский менинос".

- Увы, к 1997 году промышленные предприятия района оказались в предбанкротном состоянии, - вспоминает Владимир Карпенко. - А село попало в руки посредников, наживающихся на госкредитах, выделяемых на проведение посевных и уборочных кампаний.

В этой обстановке победу на выборах одержал первый секретарь райкома КПРФ. Но к моменту вступления Карпенко в должность было ликвидировано Сальское отделение СКЖД. На обнищавший бюджет района были "сброшены" построенные железнодорожниками объекты социального назначения и треть ставшего бесхозным жилого фонда. Проигравшие "демократы" потирали руки от предвкушения краха идеологических противников. Но красной администрации удалось остановить катастрофическое падение экономики и развал жилищно-коммунального хозяйства.

- Была подготовлена конкретная программапо реформированию промышленности, которая получила высокую оценку на заседании областного правительства. Из 19 основных предприятий шестнадцать сработали с плюсом, - вспоминает Владимир Михайлович. - Не было разрушено ни одного коллективного хозяйства, район продолжал собирать самые высокие урожаи в регионе.

На птицефабрике "Маяк" при Советской власти получали до 60 млн. яиц в год. Карпенко удалось убедить руководство области в перспективах развития предприятия. Было закуплено современное технологическое оборудование, построены новые корпуса. И в 2000 году получили рекордное количество яиц - 65 млн. штук. Но с падением правительства Примакова - Маслюкова воспрянувшие духом "эффективные менеджеры" ускорили темпы разграбления народного хозяйства. Взяли реванш "прихватизаторы" и в Сальском районе. Птицефабрику обанкротили, оборудование распродали, большинство корпусов разрушили и растащили. В сельхозпредприятиях практически не осталось крупного рогатого скота, свиней и овец. Сократились площади орошаемых земель, занятых под выращивание риса.

Правда, случилось такое уже после избавления от Карпенко. "Партия власти" включила на всю катушку административный ресурс, не гнушаясь откровенной ложью. И все же не сработала бы эта машина, если б... не предательство группы бывших единомышленников. Называясь коммунистами, они выступали против Зюганова и агитировали против мэра-коммуниста. И справились бы с этой заразой сальцы своими силами, да среди "водоплавающих" оказался бывший первый секретарь обкома, для которого мэрское кресло Сальского района оказалось разменной монетой в игре. И главой района стал "единоросс". Он решил "додавить" соперника: контракт с директором школы не был продлен. И хотя в его защиту на акцию протеста вышли 500 родителей, не отступил мэр от своей цели - "зачистить" Карпенко с местного политического поля без объяснения причин.

Другого бы такой поворот обескуражил, но только не лидера коммунистов района: борьбу с новой властью он продолжил в должности помощника депутата областного Законодательного собрания. Поездки по поселкам помогли воссоздатьпартийную организацию, узнать проблемы самых отдаленных территорий. Часто он наведывался в село Березовка, включенное в национальную программу по газификации.

- За средства жителей были изготовлены, произведены согласования и экспертизы проектов высокого, среднего и низкого давления общей стоимостью 1 млн. 103,5 тыс. рублей, - разъясняет Карпенко трагедию ситуации. - Домовладельцы сломали печи, установили котлы под газ, когда поступила информация: "голубое топливо" к новому году подключено не будет.

Обещанного, как говорится, три года ждут. Ждали бы, наверное, и березовцы, обивая пороги чиновников, да подсказал им выход Владимир Михайлович. И инвалиды Великой Отечественной войны, ветераны труда направили письмо Геннадию Зюганову.

Лидер КПРФ обратился к премьеру, тот дал поручения минпромэнерго, Росстрою и другим федеральным ведомствам. Последовали указания областному министерству энергетики, инженерной инфраструктуры и промышленности. И строительство межпоселкового газопровода высокого давления и разводящего газопровода среднего давления для газификации села было завершено, в канун нового года "голубое топливо" пошло по трубам.

В переписке между федеральными и областными ведомствами, конечно, не был упомянут помощник депутата Госдумы Николая Коломейцева. Но чиновники, областные и районные, знали истинного "возмутителя спокойствия". Вот только и на этот раз он оказался им не по зубам. Потому что получил мандат депутата Законодательного собрания Ростовской области. И уже как член бюджетного и аграрного комитетов представительного органа мог ставить перед чиновниками вопросы, которые нельзя было ни проигнорировать, ни "замолчать". Да еще и дать на них ответ.



АЛЕКСЕЙ ХОРОШИЛОВ