Холодный бунт

Рабочие "Инмарко" готовы к забастовке

Упаковщики "Инмарко" вновь заговорили о возможной забастовке. На Западе периодическое напоминание руководству о прибавке к зарплате - нормальная практика. В нашей же стране - редкость. Работников, выступающих за повышение денежного довольствия, зачастую воспринимают как наглых выскочек. Их стараются унизить, приписать им несуществующие пороки, а того, кто вынес сор из избы, обвинить в неправоте, а то и в подстрекательстве. 23 января "Правда" опубликовала мою заметку о намерениях работниц, а 24"го в редакцию поступил ответ, подписанный Ириной Бахтиной, директором по корпоративным отношениям компании "Юнилевер". Следят за публикациями в нашей газете. Это отрадно. Только вот где раньше - в Лондоне, где размещается международный спрут, или в Москве, где расположено его представительство - прочли ее?

В ПИСЬМЕ-ОТВЕТЕ на газетную заметку "Инмарко" вновь на грани забастовки", кроме всего прочего, предлагается: ребята, давайте жить дружно. Но как? Пресса должна молчать, объемы работы и цены на продукты пусть растут, а руководство компании так и не будет спешить увеличивать зарплату? Пусть и дальше омских мороженщиков заводят в тупик бесплодные переговоры. Но Бахтина сама ходит по магазинам и знает, что цены на продукты питания растут по часам. Омск не исключение. Инфляция здесь поднялась куда выше официально опубликованных 5,7 процента. Но статистика, по Ломоносову, такая девка, которую "всегда изнасильничать можно". Короче, ни шепота, ни крика работниц руководители международного концерна не услышали.

Напомним, зарплатный скандал на хладокомбинате "Юнилевер" начался в мае 2012 года. 180 упаковщиц, в основном костяк постоянных работников, вынуждены были начать стачку, так и не добившись от начальства полного согласия на выдвигаемые требования. Они заключались в переводе в штат компании работников на прямые трудовые договоры и в увеличении зарплаты. Требования были удовлетворены, но частично. До последнего времени на заводе применялась система аутстафинга - это когда люди работают на одном предприятии, а оформлены на другом. Функцию посредника выполняла в нашем случае компания "Коулмэн-Промышленный персонал".

Именно тогда на Омской фабрике мороженого была создана профсоюзная ячейка, которая вошла в межрегиональную организацию "Новые профсоюзы". Но в ячейку не вошли продавщицы, принятые на время, а также различные топ-менеджеры и прочий разобщенный люд, который составляет на предприятии большинство и дает основание написать, что "не представляется возможным работать с профсоюзом в виду его малочисленности".

Обиды и непонимание со стороны мороженщиц росли, и было отчего. Их обманывали, заставляя делать то, что в их обязанности не входило. Они работали вместо уборщиц, потому что тех сократили, сами заливали мороженое, упаковывали и отправляли его. В цехах постоянно не хватает людей, большая текучка кадров. Работницы вынуждены выходить на дополнительные смены. С людьми говорили жестко: в Омске низкий прожиточный минимум и мизерная инфляция, поэтому повышение зарплаты необязательно. Руководство компании и нынче прибегает к тем же аргументам.

Мороженщики "Инмарко" в других городах получают гораздо больше. Участников стачки всячески пытались убедить, что она не имеет законной силы, грозили увольнением за "самоволку". После той забастовки некоторые сотрудники вынуждены были уйти с работы под давлением руководства.

Молодой тогда профсоюз предложил руководству подписать соглашение о ежегодном повышении заработной платы. И оно дало обещание рассмотреть документ и вернуться к переговорам в конце года, однако воз и ныне там.

"Заработать" упаковщицам удается все так же - с трудом. Кстати, их зарплата едва ли не самая низкая среди омских конвейерных предприятий. Средний уровень ее - 12 - 13 тысяч в зависимости от отработанных смен. Причем он не меняется годами. Количество рабочих смен по 12 часов зависит от утвержденного графика - 13 - 14 в месяц. "Санитарные" дни, когда на предприятии моется оборудование, оплачиваются из расчета 70 рублей 70 копеек за час. Работницы говорят: чтобы хоть как-то дотянуть зарплату до 15 тысяч, приходится выходить на линию практически без выходных.

Для руководства "Инмарко" важно, чтобы бизнес чувствовал себя комфортно. И ради этого из мороженщиц можно соки выжимать, а между тем на физической работе трудятся женщины. И мало того, что они оставляют свое здоровье на вредном производстве, так еще и за мизерные деньги, называемые зарплатой, не могут полноценно прокормить ни себя, ни свою семью. Только на питание работницы при требовании трехтысячной калорийности уходит в месяц 6705 рублей. Цены на продукты, заметим, вчерашние. А еще нужно коммуналку оплатить, это 3500 рублей в среднем, на дорогу до места работы потратить по 32 рубля ежедневно. Остается от зарплаты - на все про все - 2657 рублей. Живи и ни в чем себе не отказывай! По Трудовому кодексу Российской Федерации оплата труда в особых условиях устанавливается в повышенном размере. Законодательством предусмотрены следующие льготы и компенсации за тяжелые работы и работы с вредными и опасными условиями труда: сокращеннаяпродолжительность рабочего времени - не более 36 часов в неделю, ежегодный дополнительный отпуск, повышенная доплата за труд, бесплатная выдача молока и лечебно-профилактического питания, бесплатная выдача специальной одежды, обуви, других средств индивидуальной защиты, досрочный выход на пенсию.

Законом-то предусмотрены, но всего этого омские мороженщицы вынуждены добиваться.



Дмитрий ГУТЕНЁВ. (Соб. корр. "Правды"). г. Омск.