Призрак "ползучей демократии"

Откуда он надвигается на Белоруссию?

Последние вылазки "демократической оппозиции" в Минске показали ее бессилие. Ставшая под знамена последышей кайзера и Гитлера и существующая только за счет щедрой подкормки с Запада, она окончательно отвергнута народом. Однако опасность для Белоруссии не исчезла. К тем, кто выступает за смену ее курса и социально-экономической политики, присоединились новые силы внутри республики.

Пристрелка с дальним прицелом В самой тиражной из здешних газет - Советской Белоруссии - появилась статья Анатолия Рубинова Общество. Власть. Время. Судя по авторской подписи, он выступает как академик. Но Рубинов - председатель Совета Республики (верхней палаты) Национального собрания Белоруссии, и потому значение статьи выходит за рамки его личной позиции ученого. Обширная, размером в четыре газетные полосы, публикация, естественно, воспринимается как отражение взглядов одного из высших чиновников, занимающего третью ступень в государственной иерархии.

Рассуждая на темы власти и общества, он ставит вопрос о будущем Белоруссии: Наша страна, как и другие постсоветские страны, не так давно оторвалась от социализма советского типа, но далеко еще не пришла к капитализму западного. Куда же будет направлено ее дальнейшее движение? Будем ли мы искать свою собственную, отличную от других дорогу или постараемся следовать образцам, которые мы видим в западном мире?Уже сама формулировка вопроса раскрывает внутреннюю позицию автора как противника социалистического пути развития: вариант движения к социализму он даже не рассматривает. А из двух возможных, по его мнению, вариантов выбирает прозападный, утверждая, что более совершенные формы государственного устройства наблюдаются в Западной Европе, в США, в других развитых странахи это - образец, на котором белорусы должны учитьсяи перенимать егодля строительства демократического общества.

Таким образом, вектор нашего движения, в принципе, ясен, - определяет путь для Белоруссии Рубинов, - мы неизбежно будем стремиться к тем базовым стандартам, которые приняты в развитых странах Запада.

Правда, путь предстоит небыстрый, потому что народ, мол, по причине недостаточного уровня производительных сил и малой доли частной собственности не дорос до таких демократических перемен и его надо еще тянуть да тянуть к радужным базовым стандартам. И Рубинов обращается за помощью к Западу - с упреком и надеждой: Совершенно ясно: для того, чтобы мы быстрее перенимали демократический уклад, типичный для Западной Европы, необходимо, чтобы между нашими странами были как можно более тесные контакты. Причем, в первую очередь, между представителями власти, чиновниками, парламентариями, региональными руководителями, т.е. теми, кто в наибольшей степени определяет политику страны. Но делается все наоборот...

Если бы Запад был действительно заинтересован в демократизации нашего общества, он всеми силами должен был бы усиливать контакты с белорусскими властями, втягивать их в сферу своего влияния.

Невероятно: маститый академик, один из высших руководителей суверенного государства, просит Запад сделать представителей белорусской власти по сути агентами своего влияния. Для того, чтобы ускорить переход к стандартам западной демократии. В чем же видится Рубинову ее преимущество, судя по статье, - абсолютно неоспоримое?

В Западной Европе и США, утверждает он, соблюдается глубинная сущность демократии. Не просто формальные ее признаки и инструменты, вроде выборности и свободы слова, а то, для чего она нужна и каково ее предназначение. Если сформулировать основной смысл, основную функцию демократии, то можно определить ее как распределенную власть в обществе, - пишет Рубинов. Там, на Западе, по его мнению, обеспечили наиболее справедливое распределение власти, а значит, и глубинную сущность демократии. На основе преобладающей частной собственности на средства производства, распределенной между членами общества. Это стало одним из решающих условий демократизации. Увеличение доли частного сектора в экономике, поясняет Рубинов, необходимо для того, чтобы обеспечить определенную степень материальной независимости человека от власти.

В общем-то, ничего нового в его рассуждениях нет. Подобные мысли, известные с давних пор, в последнее время все чаще повторяются в Белоруссии на встречах экономистов, политологов, в кулуарных беседах. Как и требования начать демократизацию с увеличения доли частной собственности. И здешние, и западные, и российские противники лукашенковского режима не скрывали, что связывают свои надежды не с беспомощной демоппозицией, а с единственной реальной силой - чиновничеством. Уже семь лет назад, перед выборами президента Белоруссии, в прокремлевской печати замелькали оптимальные прогнозы. Белорусские чиновники завидуют своим российским коллегам, имеющим несомненные выгоды от приватизации, - писал один из аналитиков в Комсомольской правде. - И многие хотели бы получить доступ к приватизационному пирогу. А это значит, что дни Лукашенко сочтены.

Прогноз не оправдался. Но поскольку приватизация уже шла, часть чиновников помогала заполучать собственность своим друзьям и родственникам. Уже в 2009 году помощник президента Сергей Ткачев, крупный ученый-экономист, назвал этот процесс, принимавший порой уродливые формы - от сознательного банкротства предприятий и продажи их за бесценок до скупки акций и открытого рейдерства - захвата собственности, - опасным для государства и общества.

О чем можно говорить, - писал он в статье Бедоносная война, - если даже наши большие чиновники просто настроены на проведение массовой приватизации... Не на защиту и приумножение государственной собственности, а только на раздачу того, что им не принадлежит (к тому же, как правило, к созданию чего они отношения не имели). Бзик этот коснулся уже многих.

Но впервые открыто с идеей демократизации Белоруссии по западному образцу на основе справедливого распределения власти через частную собственность выступил руководитель высшего эшелона власти. Последние четыре года в своих интервью и публикациях Рубинов уже высказывал подобные мысли и предложения. Но статья Общество. Власть. Время наиболее полно отразила его позицию. По масштабности подхода и анализа - от принципов управления в мире животных до принципов управления в мире людей, по глобальности поставленной цели - научно сформулировать идеологию демократии и доказать превосходство ее западного образца - она по сути стала своего рода манифестом либеральных сил, несогласных с социально-экономическим курсом республики, который был одобрен народом, и поэтому заслуживает особого внимания.

Факты против аргументов

Какими же аргументами автор подкрепляет свою позицию? Цитирую: ...Борьба за права человека (которые Запад называет важнейшим сущностным признаком своей демократии. - О.С.), развернутая в последние годы американцами и европейцами по всему миру, - это вероломство и лицемерие, ширма, имеющая целью прикрыть свои экспансионистские устремления. Где тот ЧЕЛОВЕК, ради защиты прав которого американцы при пособничестве европейцев беззастенчиво убивали и продолжают убивать сотни тысяч людей - раньше во Вьетнаме, потом в Югославии, теперь в Ираке и Афганистане? Как зовут этого ЧЕЛОВЕКА? Может быть, Дядя Сэм? Тогда все становится понятно, все становится на свои места. Ради защиты прав этого Великого Американца права остальных людей ничего не значат. Не умеете - научим, не хотите - заставим! - вот и вся формула борьбы за права человека, которую Запад организует в непокорных странах.

Так звучит первое подтверждение неоспоримых преимуществ западной демократии. А вот и второе. Оценивая развернутую Западом по всему миру борьбу за другой сущностный признак демократии - свободу слова, Рубинов пишет: Если какой-либо американец, уехав за границу, начинает там ругать свою страну, американские порядки и американскую власть, то его объявляют предателем и находят способ, как с ним расправиться или заставить замолчать... Сейчас строго судят Брэдли Мэннинга, который передал Ассанжу острые материалы. Ведь Мэннинг ... действовал в интересах свободы печати, хотел, чтобы как можно больше людей познакомилось с важной информацией, но звучат разговоры, что он может угодить на электрический стул.

Дальше автор напоминает о других фундаментальных язвах западной демократии. О том, что она не обеспечивает права на труд и безработица в отдельных странах зашкаливает там за 20 процентов. О том, что число осужденных в расчете на сто тысяч человек, свидетельствующее о степени преступности, то есть разложения общества, например, в США, которые твердят о репрессиях и антиобщественном характере белорусского режима, куда выше, чем в Белоруссии. О том, что западные политики, прикрываясь лозунгом демократии, объявляют борцами за свободу провокаторов, совершающих уголовные преступления в непокорной республике.

И пытаясь усовестить руководство США и Евросоюза, рассказывает о положении с правами человека в Белоруссии. Бесплатное образование в школе для всех детей, да еще и с питанием. Бесплатное высшее образование, предоставление выпускникам первого рабочего места. Бесплатное медицинское обслуживание, огромное количество пионерских лагерей, домов отдыха и санаториев, беспрепятственная возможность отдыхать за границей. Перечисляя все это, он сообщает: Все базовые права (сохраненные, кстати, с советского времени. - О.С.) - на труд, на отдых, на образование, медицинское обслуживание, обеспечение старости, на свободу передвижения и выбор места жительства - не просто декларируются, но на практике обеспечиваются государством. У нас нет никакого ущемления гражданских прав ни по национальному, ни по религиозному, ни по сословному или любому иному признаку.

Но США и Евросоюз, огорчен Рубинов, стараются не замечать, что Белоруссия весьма успешно, во многом лучше других обеспечивает фундаментальные права человека. Вместо того, чтобы разобраться с их соблюдением в собственных странах, они ведут холодную войну против Белоруссии. И опять-таки приводит конкретные факты. Во времена СССР, - замечает он, - власти западных государств не позволяли себе объявить советских руководителей и официальных лиц невъездными. А сегодня, когда соотношение сил на международной арене изменилось, они уже не церемонятся. Сила и диктат - вот основные инструменты, которые массированно используются под флагом демократизации. Инструменты, уточним, отражающие суть западной демократии, одну из наиболее уродливых граней которой автор характеризует следующими словами: США и Евросоюз присвоили себе право вершить высший суд в мире, определять, что такое хорошо, а что такое плохо, силой устанавливать в других государствах такой порядок, который они считают правильным (т.е. выгодным для себя).

Как видим, факты, приведенные господином Рубиновым, полностью опровергают его аргументы и выводы. Этих фактов вполне достаточно, чтобы признать западную демократию антигуманной и неприемлемой для Белоруссии. Тем более что сам Рубинов понимает одну из главных причин, по которой Запад отступил от демократии и попрал все ее нормы и принципы.

Хаки коричневого окраса Дело, - признает он, - вовсе не в Белоруссии, а в России, в геополитике. Основным соперником Запада, с которым он никак не может справиться, является именно Россия. Огромная территория, несметные природные богатства. Чтобы вконец ослабленная после развала Советского Союза Россия снова не стала сверхдержавой, Запад всеми силами старается не допустить воссоединения прежних республик в какой бы то ни было форме. И наибольшую опасность для него представляют интеграционные усилия Белоруссии. Потому и хотят с ней расправиться.

Но это лишь часть геополитического плана Запада, использующего процесс глобализации в ущерб интересам большинства стран. По замыслу тех, кто пытается управлять этим процессом, на вершине должны находиться Соединенные Штаты Америки, затем ЕС, Япония, азиатские тигрыи так далее, - констатирует Рубинов. - Кто не вписывается в эту пирамиду, на того надо оказать давление и понудить занять в ней то место, которое будет указано свыше. При этом ясно, что распределение благ в пирамиде не может быть равномерным. Так как ресурсный потенциал нашей планеты ограничен, то сегодняшние семь миллиардов населения Земли невозможно обеспечить на таком же уровне, который позволяют себе, скажем, США или Германия. Поэтому степень благосостояния страны будет пропорциональна той высоте, которую она сможет занять в пирамиде.

Что-то зловеще знакомое в этом замысле. Та же борьба за жизненные ресурсы, а значит, и за жизненное пространство, все тот же Дранг нах Остен, составлявший основу плана коричневых претендентов на мировое господство. То же разделение народов по месту в жизни. И то же стремление обеспечить благополучие и процветание одних наций за счет других.

Кток-то, а уж он-то, человек с академическим званием, не может не знать, что это значит. Эту сущность западной демократии еще в первой половине прошлого века разъяснил в письмах своей тринадцатилетней дочери Индире Ганди великий сын индийского народа Джавахарлал Неру: ...Парламенты внешне функционируют, как и в былые времена, фашистские же дела этих стран творятся в зависимых от них странах и колониях. В Индии мы видим британский фашизм в действии.

В Индокитае мы видим французский фашизм в действии.

Сегодня мы видим фашистские дел аЗапада во всем мире. Разве то, как ради нефти и других жизненно важных ресурсов он громит суверенные страны, заливая их кровью, можно назвать иначе, чем фашизм - американский, британский, германский, французский, итальянский или какой угодно еще? Не случайно ведь чуть ли не слово в слово совпадают директивы Гитлера и главарей НАТО (Правда об этом уже писала). Не случайно США и Евросоюз признали демократическими и приняли в свой альянс страны, правительства которых морально и материально поощряют бывших эсэсовцев, разрешают их митинги и шествия по столичным улицам. Не случайно поддерживают белорусскую демократическую оппозицию, выступающую под знаменами пособников Гитлера. И, конечно же, отнюдь не случайно известный всему миру академик Николай Борисевич назвал НАТО коллективным фашистом.

Уже с середины прошлого века экономисты с тревогой говорят о финансовом фашизме США и его союзников. Чудовищным хитроумным насосом они что ни год выкачивают из отсталых и зависимых стран сотни миллиардов долларов, обрекая их население на бедность и нищету. Из-за финансового фашизма только от голода и сопутствующих ему болезней, по данным специалистов, каждые десять лет там умирает людей больше, чем погибло за все войны, которые вело человечество.

Зато демократический Запад обеспечил благополучие и высокий жизненный уровень своему населению. По меткому замечанию талантливого ученого-исследователя Олега Титова, к сожалению, безвременно ушедшего из жизни, эта современная Золотая Орда выступает по отношению к отсталым и зависимым странам как одна банда кровососов. Он убедительно раскрыл подоплеку высокого уровня жизни на Западе. Во второй половине ХХ века за счет ресурсов, полученных от ограбления большей части мира, западным компаниям удалось успешно освоить достижения научно-технического прогресса. Это позволило, - пишет Титов, - так колоссально увеличить производительность не только европейского, но и туземного труда в туземных филиалах ТНК, что при оплате труда туземцев на уровне физиологически необходимого минимума буржуазия стран золотого миллиардасумела поднять зарплату большей части своего национального пролетариата до уровня, превышающего всю создаваемую им стоимость, превратив его в так называемый средний класс, то есть в квази-пролетариат, который, даже работая до седьмого пота, паразитирует вместе со своей национальной буржуазией на туземном трудовом люде. Этот грабеж страны западной демократии продолжают по сей день.

Спасти мир от финансового фашизма США могут только славяне, потому что у славян самая высокая культурная матрица, - считает всемирно известный экономист Л. Ларуш. Эта культурная матрица с гуманной, основанной на соборности, коллективизме и взимопомощи сердцевиной, будучи духовно воспринята всеми народами, населявшими великий Союз, получила государственное утверждение в советское время. И была полной противоположностью матрице западных цивилизаций, основанной на индивидуализме и поклонении золотому тельцу. Что же прельщает Рубинова в западной демократии? Не язвы же, о которых он говорит откровенно и, надо признать, убедительно? Конечно, нет. Его прельщает глубинная сущность этой демократии - справедливо распределенная власть на основе преобладающей частной собственности на средства производства, распределенной между членами общества. Так, если помните, сформулирован главный его аргумент, объясняющий стремление к базовым стандартам, которые приняты в развитых странах Запада. Аргумент, которым, в общем-то, пользуются либерал-реформаторы во всех постсоветских странах. И потому есть смысл присмотреться к нему внимательнее.

С головой, повернутой назад Не будем мудрствовать. Перейдем сразу от этого главного аргумента к фактам. И начнем с оплота демократии - США. В 2006 году из занятого населения страны старше шестнадцати лет там работали не по найму (то есть являлись собственниками) 16,6 миллиона человек, а в 2011 году - 14,5 миллиона, порядка 10 процентов трудоспособных. Какое же тут справедливое распределение власти, обеспеченное через справедливое распределение собственности? Если следовать сформулированной Рубиновым сущности западной демократии, то все выходит наоборот: 90 процентов занятого населения США не имеют власти, получаемой через собственность.

Да и вообще, о каком справедливом распределении власти в странах золотого миллиарда можно говорить, если основной частью собственности там владеют лишь два-три процента жителей, а 358 семей - кланов миллиардеров имеют годовой доход, превышающий в долларовом исчислении совокупные доходы 45 процентов населения Земли? Еще более серьезную тревогу вызывают результаты исследования ученых Цюрихского университета. Проведя скрупулезный математический анализ связей ведущих компаний мира, они обнаружили, что всеми процессами на планете, в сфере экономики, руководит по сути одна гигантская корпорация.

Пытаясь заглянуть в глобальное экономическое закулисье и разглядеть в его тени кукловодов, ученые загрузили в суперкомпьютер все, что было известно о докризисных корпоративных связях. Проанализировав движение капиталов за несколько лет, машина выдала цифру: контрольным пакетом акций в корпорации Земля владеют 1318 компаний, на долю которых приходится 60 процентов всех доходов.

Да и можно ли назвать демократическим строй, при котором даже в самой жизненно важной - экономической - сфере нарушен основной принцип демократии: один человек - один голоси любой толстосум, владеющий крупным пакетом акций, имеет голосов в сотни, а то и тысячи раз больше, чем рядовой акционер-труженик? И с помощью полностью купленного пропагандистского аппарата, зомбируя народ, обеспечивает себе политическую победу, потому что на выборах - от парламентских до президентских - там голосуют деньги. Это, желая того или нет, подтверждает и Рубинов: Кто распоряжается собственностью, у того и власть. Настоящая независимость, - пишет он дальше, - может быть только там и тогда, когда есть собственность. Но так и не удосуживается уточнить главный в данном случае вопрос: какая по размерам? А ведь известно, что еще во времена Римской империи декурионы - не крестьяне, а владельцы, собственники земли - бросали свои дома, угодья и даже продавали себя в рабство, лишь бы избавиться от собственности, которая стала предлогом беспощадного вымогательства со стороны властей. С тех пор никогда и нигде мелкая, а порой даже средняя собственность не давала человеку власти и не делала его от нее независимым. А вот крупная собственность сама становилась властью. И ей сейчас служат правительства, парламенты, правоохранительные органы, СМИ. Она и есть та могущественная сила, которая разрушила демократию на Западе.

Предлагая переводить Белоруссию на стандарты этой демократии, Рубинов, похоже, не удосужился присмотреться к социально-экономическим процессам, которые происходят на Западе в сфере собственности. Если на заре прошлого века она была в основном частной, то сейчас от трети до половины экономического потенциала в разных формах принадлежит государству. А объективные законы экономики заставили даже США начать перевод земель из частной собственности в государственную, кооперативную и общественную. Послушаем российского академика Владимира Милосердова, основательно изучившего мировой опыт в сельском хозяйстве: Наши руководители (кремлевские реформаторы. - О.С.), перенимая западные формы собственности и хозяйствования, не заметили тенденций в земельном законодательстве последнего времени. А тенденции эти - если не в полном устранении, то в существенном исправлении исторической ошибки - появлении частной собственности на землю.

Не знать то, что должен знать, - дикость, а забыть то, что знал, - одичание. Если российские руководители, начиная с Ельцина, впали в одичание и никак не могут из него выйти, то белорусским, где сохранена государственная собственность на землю, такая опасность вроде бы не угрожает.

Так и хочется задать Рубинову вопрос: а прочел ли он в Интернете отклик на свою статью за подписью Иван Герасименко: Классом настоящих собственников может быть лишь класс трудящихся, но никак не группировка расхитителей.

А куда зовет академик, занимающий один из высших постов в республике? О том, к чему приводит подобная позиция сторонников распределения власти через собственность, писал три года назад в вышеупомянутой статье Бедоносная война Сергей Ткачев: Вообще, установка наделить каждого гражданина частью государственной собственности является иезуитской даже с моральной точки зрения. Ведь люди, провозглашающие этот тезис, прекрасно понимают, что эта затея ими придумана для того, чтобы прибрать к рукам то, что принадлежит обществу. Мировой и особенно близкий нам российский опыт свидетельствует о закономерном перераспределении любых сертификатов (титулов), удостоверяющих право на собственность, от всех к концентрации ее у конкретных немногих. И что поразительно, Рубинов не исключает из такого дележа землю, хотя частная собственность на сельскохозяйственные угодья запрещена народом, однозначно решившим этот вопрос на референдуме. И даже не останавливается перед тем, что идет против Конституции республики, которая провозглашает единственным источником государственной власти народ, а не собственников, составляющих лишь его часть.

Взамен цветной революции Статья Рубинова, в общем-то, не что иное, как продолжение идеологической кампании либерал-реформаторов, разрушавших Советский Союз и уклад жизни, основанный на гуманном стремлении к социальной справедливости. Тех, кто переделывает или уже переделал свои суверенные страны - осколки великой социалистической державы - под ценности западной демократии, но пока еще не добрался до основ государственного строя и социально-экономического курса Белоруссии. Охватывающая большой круг вопросов, переполненная глубокомысленными научными рассуждениями и выводами о развитии общества, которые, судя по откликам в Интернете, кое-кому кажутся убедительными, его статья лишь подтвердила полную несостоятельность либеральных идей и прозападных настроений.

Фактами, которые приводит Рубинов, он полностью опроверг, или, по выражению одного из политологов, высек, не только себя, но и всех либерал-реформаторов, чью позицию так рьяно отстаивает.

Казалось бы, зачем после этого уделять столько внимания его манифесту. Но многие еще помнят, как на склоне Советской власти Ельцин в своей предвыборной программе (он хотел стать депутатом Верховного Совета СССР) выдвинул 11 пунктов демократизации. Первый и главный: отменить все привилегии элите, обеспечить социальную справедливость. Все остальные десять - от обещаний урегулировать вопросы собственности и обеспечить свободу действий самым предприимчивым (которые затем отхватили лакомые куски собственности) до законов, гарантирующих защиту этой свободы и прикрывающих ее ширмой плюрализма, многопартийности, гласности, - противоречили первому пункту. Увы! Замечено это было далеко не всеми. Советская пропаганда оставила ельцинскую программу без внимания. И получилось так, что даже часть избирателей, стоявших на советской позиции, не разобравшись, приняла ее на ура. Что за этим последовало - известно. И хотя Рубинов - не Ельцин, и время совсем другое, но оставлять без внимания его манифестне следует. Хотя бы потому, что его основная цель представляет угрозу для Белоруссии. На словах выступая против вируса демократизации, который Запад распространяет по всему миру, он предлагает привить ей этот вирус в пролонгированном, так сказать, варианте: чтобы он действовал на поражение общественно-государственного организма не сразу, а в течение какого-то времени.

Нельзя забывать, что свои предложения третье лицо государства (хотя и прикрытое маской академика) делает в то время, когда в Белоруссии из-за многолетних газонефтяных и прочих войн со стороны российского олигархического руководства возникли экономические трудности. И что, получив свободу, здешний бизнес тоже нанес удар по экономике и все громче требует активной приватизации, амнистии капиталов и демократиипо западному, а некоторые - и по российскому образцу. В этой ситуации многое настораживает, и вызывает серьезные вопросы к тому же Рубинову. В статье он обрушивается на местную прозападную оппозицию, называет ее функционеров национал-предателями, которые пытаются поджечь наш общий дом. И не скрывает своего возмущения: Призывать чужие страны наносить вред своей собственной стране, своему народу - это не что иное, как прямая измена. Сродни тем полицаям, которые во время войны прислуживали фашистам в борьбе против собственного народа.

Все правильно. Но ведь цель у него, Рубинова, и у здешней оппозиции одна: привести Белоруссию в лоно (точнее - логово) западной демократии. Сломать душу народа, его матрицу, заставив служить чужим богам и ценностям.

Добиться этого с помощью цветных революций Запад не смог. И верхушка США и Евросоюза сменила тактику. Надо помогать тем, кто ведет в Белоруссии тихую постоянную работу, чтобы подготовить ее переход на демократические стандарты Запада, - выражая общее мнение руководства США и Евросоюза, заявил председатель Европарламента Ежи Бузек.

На белорусскую оппозицию у Запада надежд нет: там понимают ее беспомощность. И потому план цветных революций для Белоруссии заменили на план ползучей демократии.

Ах как впору появилась статья господина Рубинова!



Олег СТЕПАНЕНКО. (Соб. корр. "Правды"). г. Минск.