Варвары на развалинах советской цивилизации

Борьба за социализм неразрывно связана с защитой культуры народов нашей страны

После проведенного редакцией "Правды" "круглого стола", посвященного советской цивилизации, в газете было опубликовано немало статей и других материалов, в которых шла речь на эту тему. Их авторы с горечью признавались, что поражение советской цивилизации сменилось периодом упадка в историческом развитии нашей страны. Следует заметить, что подобные трагедии уже не раз случались в мировой истории.

"Гондурас, который к югу от Москвы"

Разрушение древних цивилизаций обычно совершали племена, которые в античных государствах Европы называли варварскими. Хотя варвары находились на сравнительно низком уровне развития, им нередко удавалось побеждать цивилизованные страны, воспользовавшись обострением в них внутренних противоречий. Вторжения варваров в пределы древних держав сопровождались грабежами и разрушениями, часто бессмысленными. Таким было вторжение в Древний Рим в 455 году племен вандалов. Поэтому разрушителей памятников культуры стали называть не только варварами, но и вандалами.

После варварских нашествий прежде цветущие цивилизации приходили в упадок. Низкий уровень развития не позволял диким племенам использовать по назначению сложные технические сооружения. Древнеримские цирки и дворцы они превращали в каменоломни, откуда извлекали строительный материал для постройки своих убогих хижин. Ирригационные каналы в покоренных варварами государствах Востока засыпали пески, так как захватчики не умели вести поливное земледелие. Разрушались мощеные дороги. Там, где прежде собирались городские форумы, теперь паслись козы. Вокруг стояли статуи с отбитыми носами или обломки памятников. Обращение страны в подобное состояние называют варваризацией.

Но разрушали культуру не только племена, находившиеся на низком уровне развития. Как вандалы, вели себя испанские конкистадоры, разрушавшие цивилизации ацтеков и инков. Испанцы полагали, что они делают богоугодное дело, уничтожая "колдовских идолов". Носителями передовых идей считали себя французские захватчики, осквернявшие святыни в Москве и по приказу Наполеона взрывавшие Кремль. Во имя торжества культуры "высшей расы" гитлеровские захватчики разрушали памятники русской культуры, собирались стереть с лица земли Ленинград и Москву.

Разрушение советской цивилизации началось более двух десятков лет назад под флагом приобщения к передовому Западу. Выражая настроения "августовских победителей", газета "Россия" в номере от 31 августа 1991 года писала: "Сегодня мы все, россияне, находимся как бы на одном из пиков горной системы истории. Рушатся тоталитаризм, империя, насильственно насажденные Идолы. На новом витке осуществляется возврат к пути развития, исключающему насилие над естеством, в лоно цивилизованных государств".

Хотя в нашу страну не ворвались орды варваров или полчища иностранных держав, следы разрушения видны в развалинах разоренных заводов, сельскохозяйственных производств, деревень и сел. Варваризация проявилась в упадке науки, образования и культуры. Варварское отношение к специальным знаниям, трудовым навыкам, профессиональному долгу стало характерным явлением последних лет. В своей статье "За эффективность профессионального мышления", помещенной в Интернете, титулованный ученый Л.Б. Наумов пишет: "Разбиваются самолеты. Опрокидываются автобусы. Сталкиваются поезда. Рушатся здания. Взрываются склады боеприпасов. Горят леса. Прорываются плотины... Устраиваются грандиозные радиоактивные свалки вблизи городов. Умирают больные, которые должны были еще долго жить..."

Автор приводит расхожее объяснение этим авариям и катастрофам: "Успокойтесь, господа! Виноват человеческий фактор! Пилот просто сбился с курса. Строители гидростанции просто украли цемент. Дипломированные туристы просто не погасили костер после шашлыка. Ракеты просто заклинило или они вообще полетели в другом направлении. Врач просто ошибся в диагнозе. А в трагедии Беслана так и вовсе виноваты арабы и даже один негр. Все просто, ясно и убедительно. Человеческий фактор!" На самом же деле вместе с отсталым капиталистическим способом общественного производства повсеместно восстанавливались архаичные методы труда. Приготовление деталей космических ракет в гаражах какими-то ремесленниками - это не только эпизод из уголовного дела, но и признак катастрофического упадка способа производства, который существовал в высокой советской цивилизации.

Распад крупного производства, закрытие конструкторских бюро, вытеснение их трудом кустарейодиночек сопровождаются общей деградацией сознания тружеников, даже если они вооружены компьютерами и смартфонами. Великий советский педагог А.С. Макаренко, превращая полуголодных, оборванных беспризорников в процветающий, здоровый коллектив, был вынужден на каком-то этапе создавать ремесленные мастерские, в которых его воспитанники трудились, обеспечивая себя всем необходимым. Но Макаренко предупреждал о неоднозначности последствий такой практики для воспитания подростков: "Мы увидели, что узкая отрасль ремесла дает, правда, нечто заменяющее антисоциальные навыки наших воспитанников, но совсем не то, что нам нужно. Прогресс воспитанника направлялся к пункту, всем нам хорошо известному: к довольно несимпатичному типу дореволюционного ремесленника. Его атрибуты: большая самоуверенность в суждениях в соединении с глубоким невежеством, очень плохой, бедный язык и короткая мысль, мелкобуржуазные идеальчики кустарной мастерской, мелочная зависть и неприязнь к своему коллеге... очень слабое чувство социальных связей, грубое и глупое отношение к детям и к женщине, наконец, в завершение - чисто религиозный культ выпивки и застольной болтовни". Не только упадок системы образования, но и бездуховная атмосфера современной России, создаваемая социальными условиями и поощряемая средствами массовой информации, способствуют возрождению ограниченного, тупого, самоуверенного обывателя, который господствовал в России до революции и постепенно под натиском общественного осуждения вытеснялся в советские годы. Над тупостью и ограниченностью старорежимного обывателя смеялись на спектаклях, ставившихся по классическим русским пьесам в советских театрах.

Хотя персонажи А.Н. Островского, любившие посудачить насчет Белой и Черной Арапии, и не были дикими кочевниками, а жили в столичном городе, читали газеты, но их представления о мире не отличались от тех, что так характерны для варваров античных времен. В пьесе "Праздничный сон - до обеда", опубликованной в журнале "Современник" в 1857 году, купчиха Клеопатра Ничкина сообщает, что "царь Фараон стал по ночам с войском из моря выходить". В ответ молодой чиновник Миша Бальзаминов отвечает: "Очень может быть-с". Ничкина: "А где это море?" Бальзаминов:

"Должно быть, недалеко от Палестины..." Ничкина: "Далеко от Царьграда?" Бальзаминов: "Не очень далеко-с". Ничкина:

"Должно быть, шестьдесят верст... Ото всех таких мест шестьдесят верст, говорят... только Киев дальше". Купеческий сын Юша: "Царьград - это пуп земли?" Ничкина: "Да, миленький".

Со времени опубликования и постановки пьесы Островского прошло 155 лет, но кажется, что представления о географии у некоторых современных москвичек вернулись к стародавним временам. По ходу одной из своих лекций я спрашиваю слушателей: "Знаете, где находится Гондурас?" Самая бойкая студентка поднимает руку и радостно говорит: "Знаю! Это к югу от Москвы..." Потом задумывается и говорит: "Тьфу! Я с Карагандой перепутала!" Она же так рассказала мне про "поджог рейхстага": "Это когда наши знамя на рейхстаг поднимали, там все внутри горело. А в подвале Гитлер застрелился... Ой, нет, он не застрелился, а убежал... куда-то... А застрелился его секретарь".

"Суворов - покоритель земли Воротынской"

Но можно надеяться, что студентка еще успеет узнать про страны Центральной Америки, поджог рейхстага нацистами в 1933 году и Лейпцигский процесс. К сожалению, вряд ли можно рассчитывать на то, что удастся просветить Ярослава Кеслера, последователя А. Фоменко, Г. Носовского и других сторонников "новой хронологии". Этот 65-летний доктор химических наук недалеко ушел от племянника Ничкиной Юши, который считал, что Царьград - это "пуп земли". В своей книге "Русская цивилизация" Кеслер уверяет, будто до 1453 года "Царь-Град" был столицей всемирной империи, в которой все говорили на русском языке. Для доказательства своей правоты Кеслер ссылается на произвольно процитированное из произведений М. Булгакова и В. Шекспира или просто на домыслы.

Уверяя, будто все авторы исторических хроник переписывали тексты друг у друга, произвольно интерпретируя географические названия, Кеслер пишет: "Как показывают исследования английских хроник, проведенные В. Матузовой, а затем Г. Носовским и А. Фоменко, английские историки перенесли на территорию Британских островов средневековую византийскую историю XII - XV веков, вплоть до падения Царь-Града в 1453 году, отодвинув ее в английском варианте на 1000 лет. Но и византийская(Byzzante, по-славянски боснийская, она же, кстати, и абиссинская, лат. Abyssinica) история этого периода - это во многом славянская история". Сдвинул Кеслер и время основания Константинополя, который он упорно именует "Царь-Градом", соединив это событие с библейской легендой о Вавилонской башне: "Говоря, например, о Вавилонском столпотворении, надо представить себе, что речь идет о действительно небывалом ранее событии - строительстве в XI - XII вв. не просто башни, а первой всемирной столицы - Царь-Града, которую возводили "всем миром" действительно "дети разных народов".

Сместив даты на несколько веков вперед, Кеслер, Фоменко и другие авторы "новой хронологии" объявили ложными все сборники исторических документов, составленные на протяжении многих веков, а также книги по истории, написанные в различных странах мира. Не владеющие китайским языком "новаторы" объявили вымыслом все известное историкам о китайской цивилизации (Кеслер, в частности, пишет, что изобретение китайцами пороха и бумаги - это чепуха).

Разница между сторонниками "новой хронологии" и Ничкиной лишь в том, что последняя до предела сокращала расстояние до "Царьграда", а первые - сокращают до предела временные сроки человеческой истории. Впрочем, сократил до предела Кеслер и пределы России. Поскольку ему неведомо, что даже в первой половине ХХ века географические карты ряда территорий Земли были неточны, а в более далекие века картографы нередко проявляли буйную фантазию, изображая картину планеты, то для опровержения сложившихся представлений о прошлом он прибег к французской карте России, начертанной в начале XVIII века. Ссылаясь на эту карту, Кеслер уверяет, что к концу царствования Петра I Поволжье, Урал и Сибирь еще не были владениями России. Тогда, уверяет Кеслер, Москва играла роль "форпоста Ордынской империи на северо-востоке Европы" и была "ее региональной столицей". Он же "открыл" существование в середине XVIII века на месте Тульской губернии "Воротынского княжества, ...практически независимого от Москвы и Петербурга... со столицей в г. Воротынск, то есть ворота в Орду". "Стольный город" Воротынск, сообщает Кеслер, стоял "у слияния рек Упа и Ока", но был до основания разрушен армиями Суворова. За это он был награжден Екатериной II в 1769 году. Кажется, что "Кеслер" - это псевдоним купчихи Ничкиной. Что-то когда-то прочитав, изрядно многое позабыв и многое перепутав, Кеслер приводит известное изречение Карла Маркса: "Религия - опиум для народа", но приписывает его И. Ильфу и Е. Петрову. В качестве эпиграфа к одной главе Кеслер выбрал известную фразу гоголевского Поприщина: "Месяца мартобря... числа не помню вовсе", но подписал ее "Ф.М. Достоевский". Кеслер дважды пишет, что Екатерина II создала империю от "Кракова до Владивостока". На самом деле при этой императрице российская граница проходила значительно восточнее от Кракова (который и в дальнейшем никогда не входил в состав Российской империи), а Приморье и Приамурье вошли в состав Российской империи лишь в 1860 году. В том же году был основан и "пост Владивосток".

Кеслер, явно не знакомый с "Новым Иерусалимом" в Истре, уверяет, что он был создан в подражание "старому Иерусалиму", которым якобы считался Покровский собор, или храм Василия Блаженного. Кеслер не знает, что "Новый Иерусалим" создавался после тщательных обмеров иерусалимских храмов, а потому не мог быть похожим на Покровский храм. Продолжая церковную тему, Кеслер утверждает, что Ленин разрешил Русской православной церкви восстановить патриаршество в обмен на финансовую помощь, но иерархи РПЦ якобы его обманули.

Словно варвары, разрушившие памятники великой культуры, но использовавшие строительные камни для сооружения своих немудрящих построек, Кеслер и другие оперируют названиями городов, стран, народов, именами государственных деятелей для того, чтобы выстроить свои убогие конструкции.

Как получилось, что доктор химических наук Я. Кеслер, кандидат математических наук Г. Носовский и академик-математик А. Фоменко стали авторами заведомо невежественных сочинений? Возможно, их научные исследования помешали им осваивать другие области знаний. Но в то же время полученные ими ученые звания убедили их в своем превосходстве во всех областях науки, включая историю. По сути же их духовные и интеллектуальные качества мало отличаются от тех, которыми обладал описанный Макаренко дореволюционный кустарь-ремесленник, и прежде всего - "большой самоуверенностью в суждениях в соединении с глубоким невежеством". В своей книге Кеслер с необыкновенной спесью ограниченного невежды постоянно издевается над "глупостью" "традиционных" историков.

Многие отечественные ученые подвергли публикации Фоменко, Носовского и других уничтожающей и научно обоснованной критике. Среди них был и академик-математик С.П. Новиков. Академики В. Гинзбург, Э. Кругляков, А. Андреев, Н. Платэ, Е. Александров и другие члены комиссии РАН по борьбе с лженаукой написали коллективную работу "В защиту науки", опровергающую претензии Фоменко и его последователей на научность. Академик РАН лингвист Андрей Зализняк увидел в сочинениях Фоменко и других "мефистофельскую насмешку над... гуманитариями".

Известный историк академик РАН В. Янин разглядел в этих сочинениях свидетельство "тотального непрофессионализма, разъедающего все сферы общества - от властных структур до организации системы образования. Общество, воспитанное на скандалах, прилипшее к экрану телевизора, жаждет негатива и эпатажа". Возмущение и тревога ученых не напрасны. К сожалению, книги Кеслера, Фоменко, Носовского публикуются огромными тиражами. К еще большему сожалению, в нынешнюю эпоху всеобщей варваризации немало находится людей, которые верят этому бреду или же проявляют склонность сочинять и распространять заведомо вздорные байки о прошлом.

Осквернители

Распространение в последние годы Советской власти мещанского, ограниченного мировоззрения, об опасности которого предупреждал А.С. Макаренко, способствовало популярности невежественных сочинений на темы истории. Говоря о невысокой активности выступлений профессиональных историков с опровержениями фальсификатора В. Резуна, историк Лев Безыменский объяснял это тем, что он и его коллеги "думали, будто все знают подлинную историю немецкого нападения, что приказ на немецкое сосредоточение был дан еще 23 декабря 1940 года. Будто все знают, что на Восток к маю 1941 года уже шли 17 тысяч воинских эшелонов..." Ведь о том, что план "Барбаросса" был принят в декабре 1940 года, писали в школьных учебниках, говорилось в многочисленных советских документальных и художественных фильмах.

Однако успех фальшивок объясняется не только забвением исторических фактов. Знания о прошлом, которое изучали в советских школах, целенаправленно разрушались. Особенно жесткой расправе были подвергнуты знания о советском прошлом и марксистско-ленинский метод изучения истории.

При этом разрушители поощряли психологию мещанинаобывателя, который в принципе не способен верно воспринимать историю, так как он оценивает общественные процессы с точки зрения своих ограниченных представлений о мире. По этой причине для дискредитации советского прошлого и коммунистического движения фальсификаторы истории предлагали такие объяснения, которые отрицали закономерности исторического развития и научный характер коммунистической теории.

Зато фальшивые объяснения отвечали ограниченным представлениям о мире мещанина, который всегда готов проглотить самые завиральные выдумки конспирологов, так напоминающие ему сюжеты любимого криминального жанра и "мыльных опер". В то же время он будет воротить нос от научных работ по истории. При этом никогда не сознается, что ему трудно читать серьезную литературу, требующую умственных усилий, а потому он отрицает ее ценность. Меряя все на собственный аршин, обыватель исходит из всесилия денег, а потому всегда поверит в низменные объяснения тех или иных исторических событий. Не может признать обыватель и высоких, благородных мотивов в поведении кого бы то ни было. Он всегда готов приписать другим людям и даже целым движениям крайний аморализм.

По этой причине немало людей поверили распространенной некоторыми отечественными журналами фальшивке под названием "Красная симфония", которая была сфабрикована в эмигрантских кругах Аргентины в середине 60-х годов прошлого века. Распространители материала утверждали, будто он представляет собой протокол допроса подсудимого Х. Раковского в начале 1938 года. Чтобы объяснить, каким образом этот протокол попал в Аргентину, его распространители предложиливздорнейшую версию. Они утверждали, будто допрос Раковского, прекрасно владевшего русским языком, шел почему-то на французском языке, а для перевода был приглашен некий И. Ландовский. Каким-то образом Ландовский сделал копию перевода для себя и беспрепятственно вынес ее из здания НКВД СССР.

В комментарии к протоколу утверждалось, что свой перевод И. Ландовский захватил и на Ленинградский фронт, где он сражался, а затем был убит солдатом испанской "Голубой дивизии". Франкисты нашли протокол, но почему-то не огласили его, а увезли в Испанию, откуда он был переправлен в Аргентину. В этой латиноамериканской стране в середине 60-х годов текст был обнародован.

У любителей конспирологических басен эта бредовая история не вызвала недоверия. С еще большим доверием ими было встречено и ее содержание. Из "протокола допроса" следовало, что Маркс, Энгельс, а также Союз коммунистов, три Интернационала и многочисленные социалистические, а затем и коммунистические партии всего мира субсидировались крупнейшими финансистами мира, заинтересованными в ослаблении позиций своих конкурентов - богатейших промышленных предпринимателей. Именно этим объяснялось, дескать, появление, а затем и рост массового рабочего и социалистического движения, а также революций в России и других странах мира.

Обыватель оказался падок и на очернение советских руководителей в многочисленных поделках, которые стали распространяться с конца горбачевской перестройки. Не случайно апофеозом антисоветских выступлений в Москве в августе 1991 года стало свержение памятника Ф.Э. Дзержинскому. В советские годы этот партийный деятель был олицетворением самоотверженности, честности и благородства.

Во все времена варвары, разрушающие чужую культуру, стремились ее осквернить. Вандалы отбивали носы у античных статуй. В новелле Ги де Мопассана "Мадемуазель Фифи" рассказано, как в 1870 году прусские бароны и маркизы методично расстреливали портреты хозяев старинного замка и разбивали антикварные статуи. Ныне осквернению старательно обучают, уверяя, что лишь таким образом Россия сможет стать цивилизованной страной. Ведущий телеканала "Совершенно секретно" Дмитрий Львович Губин в своей беседе с неким молодым режиссером поучал: беда России в том, что у нас - "сакральное" отношение к классикам русской литературы. "У нас говорят: Пушкин - это наше все, Достоевский - наше все! А кто такой Достоевский? Писака, игрок. Что такое писатель? Это все равно что - диван. А диван можно облить пивом!" Ни в одной стране мира, уверяет Губин, нет "сакрального" отношения к писателям.

Д. Губин занимается откровенным шулерством. В различных странах Запада, которые он ставит нам в пример, имена наиболее выдающихся национальных писателей окружены почетом и уважением. Их произведения заучивают наизусть в детстве, их изречения вошли в устную речь, созданные ими образы постоянно используются в качестве жизненных примеров. Таким является Шекспир для англичан, Сервантес - для испанцев, Гете - для немцев. Но правда не нужна Губину. Он лишь старается убедить русских людей в том, что их беды объясняются тем, что они не оплевали Пушкина, Толстого, Достоевского и других. По сути в качестве образца поведения нам предлагают бесчинства фашистских варваров, которые оскверняли дома-музеи Пушкина, Толстого, Чайковского.

Но Губин предлагает не ограничиваться осквернением классики. Он возмущается тем, что "у нас нельзя сказать, что народ - это г..." Опять-таки он уверяет, будто страны Запада достигли великого прогресса лишь потому, что там не стеснялись назвать свои народы дерьмом.

Так в общественное сознание внедряется мысль о пользе варваризации, о вреде уважения к отечественной культуре, о пагубности патриотизма.

Именно поэтому борьба за социализм неразрывно связана с защитой культуры народов нашей страны. Освобождение от власти капитала означает также избавление нашей Родины от варваров, разрушающих нашу страну и калечащих сознание наших народов.



Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ.