Параллельные миры грузинского премьер-министра

Не все знают, что российский олигарх Борис Иванишвили и популярный политик Бидзина Иванишвили, которому не раз рукоплескал Тбилиси, - это одно и то же лицо

Неписаные правила олигархического детектива требуют: главный герой не может не столкнуться со смертельной опасностью. Но прежде чем прозвучат выстрелы, должен появиться не скупящийся на угрозы шантажист.

ЭТА ИСТОРИЯ началась на французском побережье Средиземного моря, где в Сан-Тропе на частной вилле проводил свой отпуск главный акционер банка "Российский кредит" Борис Иванишвили. Вечером у него зазвонил телефон, и незнакомец, не пожелавший представиться, потребовал продать ему активы КраМЗа - Красноярского металлургического завода. "Он говорил таким голосом, - вспоминал позднее банкир, - что у меня внутри все похолодело. Я был во Франции, но на ночь на всякий случай все двери закрыл".

Еще недавно 30-процентный пакет акций КраМЗа, купленный "Российским кредитом" за гроши на ваучерном аукционе, не вызывал ни у кого интереса. Охотники завладеть им неожиданно обнаружились после того, как Госкомимуществом было объявлено о намерении объединить лежащее на боку предприятие с процветающим Красноярским алюминиевым заводом (КрАЗом). Битва за грядущие прибыли предстояла жестокая: несколько человек уже стали жертвами киллеров, нанятых соперничающими группировками.

Один из сотрудников ФСБ предупредил вернувшегося в Москву Иванишвили о готовящемся на него покушении. Но история, начавшаяся столь драматично в Сан-Тропе, закончилась вполне благополучно. Вместо инкогнито, пытавшегося запугать банкира, на сцену вышли без всяких масок хозяева КрАЗа. Переговоры с ними завершились в конце концов сделкой, в результате которой Иванишвили стал владельцем солидного пакета акций алюминиевого завода.

Сюжет о бизнес-войнах за "крылатый металл" Сибири появился в 2005 году в спецвыпуске русского издания журнала "Форбс", где читателю была представлена "золотая сотня" самых богатых бизнесменов России. В списке нуворишей, чье сказочное состояние делалось за счет ограбления народа, Борис Иванишвили со своими активами, оцененными в три миллиарда долларов, значился под номером 13. Да-да, Борис - именно так называли его деловые партнеры, журналисты отечественных и зарубежных СМИ. Хотя при рождении ему дали другое имя - Бидзина.

Интересно, кем бы он стал, если бы вожди "перестройки" не пустили под откос Советскую державу? Впрочем, не имеет смысла конструировать чужую судьбу - для нее назад дороги нет. В 1980 году сынгрузинского горняка окончил Тбилисский университет, поступил в Москве в аспирантуру НИИ труда, защитил диссертацию, получил ученую степень кандидата экономических наук. Вернувшись на родину, включился в научную работу.

Но наступало время больших соблазнов: стараниями идеологов горбачевской волны в обществе происходила смена героя, приближался час триумфа беззастенчивого дельца. Запах легких, шальных денег пьянил многих. Иванишвили не устоял - поддался коммерческому азарту и занялся перепродажей компьютеров. Однако не слишком преуспел на новом поприще.

Решив, что в Тбилиси больших денег не сделаешь, Иванишвили отправляется в Москву. Ну а дальше - типичный для большинства российских олигархов путь: сначала создание вместе с компаньонами кооператива, а потом - и коммерческого банка, ставшего на ноги не без помощи советских чиновников из финансовых госструктур. "Поддержи будущего собственника!" - этот лозунг окружения Горбачева настойчиво проводился в жизнь. Появившийся на свет в 1990 году "Российский кредит" со временем перешел под контроль двух совладельцев: 67% акций достались Борису Иванишвили, 33% - Виталию Малкину.

Об Иванишвили говорили, что он покупает за миллионы, а продает за миллиарды. Его деньги не отлеживались в сейфах контролируемых им "Российского кредита" и "Импэксбанка". Они работали в принадлежавших ему аптечной сети "Доктор Столетов", агрохолдинге "Стойленская нива", на воронежском заводе тяжелых прессов, в трех горно-обогатительных комбинатах, расположенных в районе Курской магнитной аномалии. И это - далеко не полный перечень того, чем он владел.

Несколько лет назад Иванишвили начал распродавать свой бизнес и постепенно избавился, естественно, не без выгоды, от большей части принадлежащих ему активов. Много времени он проводил во Франции, ведя жизнь рантье, который может позволить себе любой каприз: купить, скажем, за 92 миллиона долларов картину Пикассо "Дора Маар с кошкой". Все переменилось в 2004 году, когда Иванишвили после грузинской "революции роз" вернулся на родину и обосновался в селе Чорвила. Конечно же, он не ютился в отчем доме, а разместился с семьей в шикарном особняке, встроенном в горный массив. Потом у него появился современный замок из стекла и стали, возведенный в Тбилиси по проекту японского архитектора Такамацу.

Отошедший от дел магнат с паспортом гражданина РФ не уставал повторять, что равнодушен к политике. Но в нее, эту самую политику, активно вмешивались его деньги, - заметим, российского происхождения. Сотни миллионов долларов были потрачены им на реализацию реформ и проектов президента Саакашвили, в том числе на перевооружение армии и полиции. Одна пикантная подробность: в течение двух лет из средств Иванишвили выдавалась зарплата грузинским правительственным чиновникам.

Разумеется, супербогач, чье состояние превосходило годовой бюджет "солнечной" республики, расходовал огромные средства и на благотворительные цели. Неудивительно, что во время парламентских выборов люди, которым он помог, отдали свои голоса за его избирательный блок "Грузинская мечта".

Неизвестно, какая кошка пробежала между Саакашвили и Иванишвили, но явно это была не кошка с картины Пикассо. Гром прогремел в прошлом году, когда миллиардер заявил о своем переходе в оппозицию к идеологу "революции роз". Он назвал главной причиной такого решения изменения, внесенные в конституцию страны по инициативе Саакашвили, которые позволят тому сохранить власть и после окончания срока президентских полномочий. Позднее магнат из села Чорвила выскажется еще резче: "Во время правления Саакашвили были допущены (и продолжаются сегодня) такие... ошибки, что на его месте любой трезво и разумно мыслящий политик ушел бы из политики раньше срока и попросилбы прощения у своего народа".

Сам Иванишвили не постеснялся публично покаяться за сотрудничество с Саакашвили. Выступая на встречах с избирателями, миллиардер обещал добиться торжества демократии и законности, децентрализовать власть, обеспечить увеличение доходов граждан до уровня, гарантирующего им безбедную жизнь.

И во время избирательной кампании, и после нее, когда лидер победившего этой осенью на парламентских выборах блока "Грузинская мечта" возглавил правительство Грузии, прозвучали важные заявления Иванишвили, позволившие по-новому взглянуть на возможности возобновления диалога Тбилиси - Москва. Прежде всего речь идет об оценке последствий кровавого вторжения в Южную Осетию. По мнению политика, военные события августа 2008 года были "большой провокацией, происшедшей под руководством главнокомандующего вооруженными силами президента Михаила Саакашвили". Выступая за восстановление территориальной целостности Грузии, Иванишвили в то же время подчеркивает, что "обсуждение проблемы территорий не должно препятствовать дружеским отношениям с Россией".

Еще один серьезный момент в ревизии политического наследия режима Саакашвили: Грузия, заверил премьер-министр, не станет бойкотировать зимние Олимпийские игры в Сочи.

Но, делая маленькие шажки навстречу Москве, Тбилиси постоянно оглядывается на Запад. Иванишвили не забывает напоминать, что США - главный стратегический партнер и друг Грузии, что курс на ее интеграцию в Евросоюз и НАТО незыблем. И, видимо, такая политика лавирования изживет себя не скоро.

56-летний Иванишвили ничем не отличается от других олигархов, разжиревших на русских хлебах. Хотя, если присмотреться, отличие есть: Бидзина любит свою родину, не обкрадывает ее народ. Чего не скажешь о миллиардерах-космополитах, взращенных ельцинским режимом. Им глубоко безразлична судьба России, которую они грабят уже не одно десятилетие.



Владимир РЯШИН.