Взрывной эффект "Несокрушимой свободы"

Операция США и их союзников в Афганистане, пышно названная в 2001 году "Несокрушимая свобода", превращается в бомбу огромной мощности, которая может разрушить Южную Азию.

Потери В Америке популярен лозунг "Афган - Вьетнам Обамы". Соотнесение афганской авантюры с крупнейшим за всю историю страны поражением Америки во Вьетнаме закономерно - в обоих войнах потери США угрожают их будущему.

За 11 лет боевых действий Соединенные Штаты потеряли в афганских горах более двух тысяч своих военнослужащих. Остальные страны - участники проекта "Несокрушимая свобода" лишились более 1200 солдат и офицеров. Убитых афганцев (как и убитых в прошлом вьетнамцев, корейцев, иракцев, ливийцев) американцы не считали. Наблюдатели полагают, что здесь счет идет на десятки тысяч. Вашингтонские военные аналитики называют гибель такого числа людей приемлемой жертвой, принесенной на алтарь торжества демократии.

С материальными потерями ясности еще меньше. Знатоки военной бухгалтерии полагают, что в афганском костре сгорели сотни миллиардов долларов. Возможно, большая определенность появится, когда (и если) авторов и исполнителей массовой бойни будет судить международный суд. Пока американцам все их колониальные войны сходили с рук. Однако последующее развитие ситуации в Афганистане и вокруг него может нарушить печальную традицию - эта страна превращается в огромную бомбу, способную разрушить едва ли не всю Южную Азию. А значит, и резко увеличить меру ответственности американской военщины за преступления против человечества.

Есть и еще одна категория потерь, о которой много говорят и пишут, - потери морально-имиджевые. Ненависть к американцам растет во всех странах, где есть войска США. Их ненавидят люди очень разных политических взглядов, в том числе и те, кого они привыкли считать своими союзниками. В Афганистане участились нападения не только на военные конвои коалиции, но и на укрепленные военные базы. Причем особую активность в этом кровавом деле демонстрируют военнослужащие афганских правительственных войск, тщательно отобранные, обученные и вооруженные американцами. Командующий силами США в Афганистане генерал Джон Аллен не скрывает своего раздражения. "Я просто взбешен, - заявил он на весь мир. - Мы готовы на большие жертвы, чтобы добиться успеха в этой кампании,но не хотим, чтобы нас хладнокровно расстреливали союзники!"

Противники Вашингтона наотрез отказываются доверять любым заявлениям американцев. Когда представители США в Катаре предложили талибам провести переговоры ("консультации") о прекращении огня, они услышали в ответ категорическое требование подтвердить "серьезность своих намерений". Расшифровывалось это так: Соединенные Штаты должны освободить из тюрьмы Гуантанамо пятерых командиров движения "Талибан", за что их партнеры по переговорам обещали выпустить единственного американского пленного - сержанта Боуи Бергдала. Представители США от такой сделки отказались. Переговоры были прекращены.

Американцы предпочли непрямые контакты - через власти Пакистана. Исламабад должен определить, кто из влиятельных талибов будет готов включиться в процесс урегулирования опасной ситуации. Но наблюдатели полагают, что такие зондажи бесполезны.

За что они воюют Одиннадцать лет войны, потери на всех направлениях - зачем все это? Первоначально причиной называлась необходимость уничтожения Аль-Каиды, ответственной (по мнению Вашингтона) за самолетную атаку на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке. На эту операцию США вместе с союзниками и получили мандат Совбеза ООН.

Но мандат этот ограничен конкретными сроками - он теряет силу в конце 2014 года. Некоторые члены ООН полагают, что Соединенным Штатам следует отчитаться "за проделанную в Афганистане работу". Это тем более актуально, что Вашингтон намерен, договорившись с Кабулом, сохранить в Афганистане значительный контингент своих войск, для чего нужен новый мандат Совбеза. Но логично: прежде чем говорить о продлении операции, нужно отчитаться о выполнении (или невыполнении) нынешнего мандатного решения. Американцы отчитываться не хотят: дескать, мы и так регулярно информируем ООН о своих действиях. Сейчас не ясно, решит ли Совбез официально запросить отчет от США. Пока такого документа нет.

В преддверии президентских выборов в Соединенных Штатах вице-президент Джо Байден категорично заявлял: "Мы уходим в 2014 году, и это наше последнее слово в этом споре. Сейчас мы следим только затем, чтобы правительство в Кабуле смогло взять на себя обеспечение своей безопасности. Это их обязанность, а не наша". Однако теперь, когда выборы позади, категоричность демократов пошла на убыль. Все чаще вспоминают о подписанном в мае в Кабуле договоре стратегического партнерства между США и Афганистаном. Более того, газеты сообщают о расширении этого документа за счет двустороннего соглашения о безопасности. Аналитики полагают, что таким образом создается юридическая база для продления времени пребывания американских войск в Афганистане.

Зачем? За что в действительности воюют Соединенные Штаты вдали от родины в негостеприимных афганских горах? И за что собираются воевать впредь?

Специалисты в области геополитики подчеркивают ключевую позицию Афганистана в южноазиатском регионе. Главное здесь - 76 километров афгано-китайской границы. Отсюда открывается выход на Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая, известный своим неспокойным мусульманским населением. А также в Тибет, где все еще существует латентная нестабильность. Очевидно, не случайно незадолго до начала работы XVIII съезда КПК в Кабул с кратким визитом прибыл тогдашний член Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК, куратор правоохранительных органов Чжоу Юнкан (известный, кстати говоря, своими жесткими действиями против исламских экстремистов на северо-западе КНР). Агентство "Синьхуа" передало его слова: "Китай будет принимать активное участие в восстановлении Афганистана. Стратегическое партнерство между двумя странами отвечает интересам наших народов и способствует укреплению мира, региональной стабильности и устойчивому развитию". По итогам переговоров Чжоу Юнкана и Хамида Карзая было подписано, в частности, соглашение в области безопасности. Оно предполагает участие КНР в "подготовке, оснащении и финансировании афганской полиции". Большая группа стражей порядка будет проходить подготовку в КНР. Наблюдатели полагают, что таким образом Пекин получил возможность скомплектовать по крайней мере часть правоохранительных сил Афганистана в соответствии со своими интересами из своих людей.

Китай меры безопасности принял. Но остались еще и другие проблемы. Прежде всего - возможное давление американских вооруженных сил на Иран и государства Центральной Азии (мягкое подбрюшье России). Иранцы начеку и готовы защищаться. Показательно: иранские пограничники на месте расстреливают задержанных ими афганских наркокараванщиков. При этом не слишком тщательно расследуется, кто действительно поставщик наркотиков, а у кого из караванщиков другая специальность. Граница на замке.

Иная ситуация в бывших советских республиках Центральной Азии. Говорят, за 300 тысяч долларов тамошние стражи порядка закрывают глаза на любую недосмотренную автофуру: хоть с наркотиками, хоть с оружием, а хоть и с целым боеотрядом. И значительная часть этого опасного груза ползет в сторону России.

Тут и открывается еще один аспект операции "Несокрушимая свобода". Американское воинство в Афганистане стало крупнейшим в мире наркокартелем. По военным каналам беспрепятственно выращиваемые и перерабатываемые в Афганистане наркотики закачиваются в Россию - урожаи наркоты за 11 лет американской оккупации выросли на афганских полях в разы. Когда американцев спрашивают, почему они с производителями этого зелья не борются, следует ответ: "Такие операции не оговорены мандатом ООН на ввод войск". В Латинской Америке они уничтожают наркоплантации, что объяснимо: родной дом рядом, незачем травить своих детей. А о русских беспокоиться нечего: чем больше у них наркоманов, тем меньше будет боеспособных солдат. Да и заработок наркоторговцев в погонах весит немало...

Сейчас в мире обсуждают позицию сената США, торпедировавшего крупную российскоафгано-американскую сделку, в соответствии с которой российские вертолеты должны были поставляться афганской армии за счет американцев. В России этим договоренностям придавали большое значение: перезагрузка, совместная борьба с террористами! Ура!

Но радость была недолгой. Сейчас, когда американцы ищут (и, похоже, находят) юридическую основу для сохранения своих войск в Афганистане, выделывать с русскими сложные дипломатические пируэты незачем: американская армия останется в Афганистане,эта армия и ее союзники будут воевать своим оружием.

Взрывоопасное наследие скромного чиновника Мортимер Дюранд полтораста лет назад занимал скромную должность в английской колониальной администрации в Британской Индии. Он увлекался картографией и скорее всего не думал, не гадал, что через сто с лишним лет его имя окажется в топ-листах мировых информационных агентств.

Во времена служения Дюранда Великобритания вела войны (неуспешные) с Афганистаном. Цель Лондона была очевидна: включить Кабул в "колониальный пояс" от Сиама до Синая.

Когда англичане поняли, что Афганистан им не по зубам, они начали переговоры. Тогда-то Дюранд и провел свою знаменитую нынче линию - она стала практически неразмеченной границей между Британской Индией и Афганистаном длиной 2640 километров. Афганский эмир Абдуррахман принял решение Дюранда, хотя оно и таило в себе взрывоопасную начинку: английская колониальная линия рассекала надвое район обитания самого большого народа Афганистана - пуштунов. Но, как известно, сила солому ломит, афганцы английский вариант одобрили и согласились соблюдать договор сто лет - до 1993 года. С тех пор много воды утекло. Соседом Афганистана стал независимый Пакистан. Но по общему умолчанию, линия Дюранда продолжала существовать как государственная граница. Впрочем, ситуация вдоль нее была специфическая: на пакистанской стороне вдоль линии Дюранда образовалась так называемая зона племен. Там жили в основном пуштуны. У них были свои законы и свои правила. Пакистанская армия, а тем более пакистанская полиция в дела племен вмешиваться остерегались.

В военное время пакистанская зона племен служила для афганских бойцов и тыловым складом, и тыловым госпиталем, и гигантским тренировочным лагерем. Не беспроблемно, но афганопакистанское сосуществование продолжалось. И вот теперь, накануне обещанного вывода в 2014 году американских войск из Афганистана, США спровоцировали осложнение пограничной ситуации. Спецпредставитель Соединенных Штатов по Афганистану, посол Марк Гроссман заявил афганскому телевидению, что его страна считает линию Дюранда "признанной международнойграницей".

В Кабуле эта тирада вызвала взрыв возмущения. Там объявили, что линия Дюранда нелегитимна, поскольку срок договоренности о ее проведении истек, и Афганистан настаивает на возвращении ему земель, отторгнутых более ста лет назад.

Однако в Вашингтоне сочли нужным поддержать демарш своего посланца. Госдеп устами представителя Виктории Нуланд заявил: "Наша позиция по этому вопросу не изменилась. Посол Гроссман все сказал правильно. Мы признаем линию Дюранда легитимной международной границей".

Не смолчал и афганский МИД: "Афганская сторона считает неадекватными и отвергает любые заявления, от кого бы они ни исходили, в которых говорится о законности линии Дюранда. Для афганского народа - это вопрос исторического значения". А президент Афганистана Хамид Карзай в своем поздравлении народу по поводу мусульманского праздника Аидиладха подчеркнул: "Пусть всемогущий Бог принесет мир, безопасность и единство народу Афганистана по обе стороны линии Дюранда".

МИД Пакистана был сдержан. В его заявлении отмечено, что линия Дюранда - "это признанная международная граница и эту позицию разделяет мировое сообщество".

Как отметили наблюдатели, два ключевых союзника США сейчас смотрят друг на друга через прорезь прицела. Отсюда следует вывод: единственным гарантом мира на афгано-пакистанской границе могут стать американские войска. Как говорится, что и требовалось доказать: Соединенные Штаты не будут уходить из Афганистана, даже если для того, чтобы они остались, придется взорвать "пороховой погреб" на линии Дюранда. И тем самым развязать войну в Южной Азии, в которую скорее всего окажутся втянуты великие ядерные державы.



Александр ДРАБКИН. Политический обозреватель "Правды".