Бюрократическая головоломка для бедного доктора

Введение новых бланков больничных листов повергло наше и без того чахлое здравоохранение в настоящий ступор.

НА ЗАДНИХ ДВОРАХ больниц и поликлиник, частных и федеральных центров здравоохранения в начале июля возгорелись костры.

Люди в белых халатах временами выбегали посмотреть, как горят голубенькие и зелененькие бумажки - вышедшие из обращения больничные листы. Те самые документы "о нетрудоспособности", за порчу или потерю которых больничное начальство готово было если не голову снять, то оштрафовать рассеянного эскулапа на целых 300 рублей, ибо считалось, что затраты Гознака на изготовление каждого бланка с водяными знаками и защитными ворсинками равнялись именно этой сумме. Глядя, как в небо вылетают все эти миллионы, врачи вспоминали разные случаи, как кому-то за пролитый на больничный лист кофе записывали выговор в трудовую книжку, а кого-то за потерю пачки этих листков безжалостно уволили.

С 1 июля на бюрократическом фронте российского здравоохранения началась новая эпопея: во все лечебные учреждения были завезены бумажные желто-голубые карточки в мелкую клетку.

Если попытаться объяснить рядовому пациенту, чем будет заниматься их лечащий врач на приеме, то это можно сравнить со сдачей усложненного ЕГЭ. Останется ли у доктора время тщательно осматривать больного и вслушиваться в его жалобы, если за отведенные на прием 12 минут ему необходимо будет тщательно вписывать буквы - печатные - в мелкие клеточки. Ни в коем случае не шариковой ручкой, упаси бог, не синими чернилами. Исключительно черной гелевой ручкой, которые, кстати, ему придется в больших количествах закупать на собственные кровные. Ну нашим нищим врачам не привыкать: покупают же они на свои деньги фонендоскопы и тонометры, так что ручки - это мелочь. По словам очевидцев, сохнет эта гелевая каллиграфия на новых бланках не менее получаса.

Кроме того, нужно просчитать количество букв в названии организации, в которой больной работает. В случае если букв больше, чем клеточек, а их ровно 29, то необходимо правильно сократить название. Однако в сокращенном варианте мало высчитать количество букв, его нужно еще и согласовать с начальством. Если по старым правилам в этом документе допускались две помарки и "исправленному верить", то теперь - ни одной. А еще новый больничный нельзя помять или сложить, иначе компьютер его не распознает. Теперь за испорченный бланк руководство обещает штрафовать врача уже на 800 рублей. Так что представьте, как у бедного доктора, особенно в провинции с зарплатой в восемь тысяч, будут трястись руки и екать сердчишко, когда он будет целиться ручкой в клеточку. До вашего ли отита или тонзиллита ему будет?

Разобраться в тонкостях этой новой бюрократической головоломки оказалось по плечу далеко не каждому доктору, тем более людям в возрасте, которые в большинстве своем как раз и работают в поликлиниках. Одна из муромчанок, например, пожаловалась на то, что врачи оформляли ей листок нетрудоспособности более двух часов. В итоге все равно заполнили с ошибками. Испортив один листок, начали заполнять второй... Удивительно ли, что очереди в лечебных учреждениях с начала июля заметно выросли, так же, впрочем, как и недовольство их посетителей. В больницах старшие медсестры вместо того, чтобы заниматься больными, часами сидят и портят себе глаза, вписывая буковки в клеточки.

Интересно, что все это мучение было задумано горячо любимым Минздравсоцразвития для "снижения вероятности получения выплат от Фонда социального страхования по поддельным документам". И словно в насмешку над госпожой Голиковой, не успели еще новые бланки поступить в лечебные учреждения, как Интернет запестрил множеством предложений, подобных этому: "У нас Вы можете купить новый больничный лист-2011 и всю необходимую медицинскую документацию для освобождения от работы или учебы". Теневой "рынок", как обычно, среагировал быстро. Ну что ж, пилите, господа чиновники, пилите тот сук, на котором сами сидите!



Мария ПАНОВА.