Трещины в хрустале кубачинского орнамента

На перевале, последнем перед въездом в аул Кубачи, остановились у родника. Проводник, опустив ладони в хрустальную струю, задумчиво сказал:

- Не зря у нас считают, что чистота и звонкость горной воды сродни искусству кубачинских умельцев, создающих из драгоценных металлов удивительные по красоте изделия. Лучше всего об этом написал наш народный поэт Расул Гамзатов: "Тайну кубачинского искусства не ищите в нитках серебра. Носят тайну этого искусства в сердце кубачинцы-мастера".

ПОТОКОМ волнистого водопада спускаются с вершины западного склона хребта Кубачи-Даг ряды сложенных из неотесанного камня домов. На самом верху, подобно стражу, высится круглая башня, словно подпирающая небо. В центре аула - еще одна, четырехугольная. Улочек издали почти не видно, они слишком узки, да к тому же перекрыты извилистыми галереями.

Издавна славится этот дагестанский аул. Древняя легенда о Зирехгеране - стране горных мастеров по выделке холодного оружия - гласит, что это таинственное селение находится на недоступной скале и отгорожено от мира хаосом первозданных скал. Здесь создавалось удивительное по совершенству оружие. Считается, что двурогий шлем Искандера Зулкарная (так горцы называли Александра Македонского) и щит Александра Невского изготовили именно тут. Государственная поддержка художественных промыслов в 70х годах ХХ века обеспечивала гарантированный заработок для рабочих Кубачинского художественного комбината. Разнообразной продукции из серебра и золота в месяц выпускалось до тонны. Из драгоценных металлов производились вазы, кофейные, чайные, коньячные, винные сервизы, бактерицидные кувшинчики для воды, наборы стаканчиков, ложек, фужеры, пиалы, сахарницы, подсвечники, кинжалы, сабли, браслеты, перстни, кольца, серьги, колье, цепочки и другие сувенирные изделия. Лучшие кубачинские мастера владеют обычно несколькими художественными и техническими приемами: гравировкой, насечкой по металлу, филигранью, монтировкой, чернением, эмалированием. Но наиболее ценится искусство мастера-гравера. Художественная обработка металла, многообразие технических приемов при создании изящных изделий, законы построения орнаментальной композиции в ауле Кубачи усваиваются с детства в каждом доме и по специальной программе в школе. В кубачинском орнаменте представлено более 25 основных элементов ("бутонов"), есть среди них и заимствованные из орнаментального искусства Ирана, Турции, России, народов Кавказа. Но в основе - элементы местного творчества.

Мастера владеют различными видами технической обработки металла: плавка, литье, прокатка, волочение, штамповка, пайка, отбеливание серебра, гальваностегия и т.д. Художественная обработка серебра, других цветных металлов - в крови у каждого кубачинца, это искусство прививается с детства, изучается в общеобразовательной школе, в учреждении дополнительного образования - школе искусств им Р. Алиханова, практически реализуется в работе художественного комбината.

Все в ауле настраивает на творчество: и красота величавых гор, и убранство зданий. На некоторых плитах домов красуются горельефы с изображениями львов, гиен, змей, скачущих всадников. Фигуры воспроизведены живо, с поразительной грацией. Каким удивительным художественным вкусом, тонким чутьем, высоким умением должен был обладать сотворивший это народный мастер! Не зря же бывавшие в ауле зарубежные путешественники отмечали, что местные горельефы сравнимы с античными шедеврами.

Культивировавшаяся в этих краях чеканка по металлу отличалась тончайшими узорами, использованием при построении рисунка вьющихся стеблей. В простой, легко читаемый орнамент художники вводили изображения птиц и животных, надписи, стилизованные под арабскую вязь. Обильно применялись зернь, позолота и драгоценные камни: традиционно темные, насыщенного пурпурного цвета альмандины, голубая или зеленоватая бирюза.

В былые времена кубачинцы снабжали гвардейские части русской армии парадным оружием. Ну а самым ранним из сохранившихся до наших дней памятников мастерства златокузнецов считается шашка князя Мстиславского, клинок которой датирован XVI веком. На кубачинское серебро был всегда высокий спрос на рынке. Многие свидетельства "старины глубокой" собраны в местном музее, что расположился на территории Кубачинского художественного комбината имени Расула Алиханова, с которым мне довелось быть знакомым. В музее увидишь и саблю с зазубринами - следами горячих схваток, и бесценные древние кувшины, и богато инкрустированное оружие, и всевозможные сервизы, декоративные панно... Некоторые из них когдато украшали коллекции первых лиц Советского государства, в частности, собрание подарков Иосифу Виссарионовичу Сталину. В "лихие 90е" предпринималась попытка ограбления сокровищницы, но горцы ее отстояли.

Пик расцвета Кубачинского комбината пришелся на конец 80х годов прошлого столетия. Тогда здесь трудились (теперь трудно это представить) до 800 специалистов. Продукция экспортировалась в дальние страны, экспонировалась на крупнейших международных выставках. Выпускались пользовавшиеся огромным спросом браслеты, кольца, серьги, столовые сервизы. С началом же безумных рыночных "реформ" предприятие оказалось словно в вакууме: без государственных заказов, стабильных поставок сырья и материалов, без налаженных десятилетиями связей с потребителями. Опустели корпуса комбината. Ведущие мастера оказались не у дел. Традиционная школа воспитания преемников славы Кубачей теряется. Словом, промысел на грани распада. Он стал, так сказать, частным делом отдельных умельцев.

Почти в каждом доме установлен плавильный литейный станок, на котором мастерят будущие браслеты и кольца. Есть также и особая комната - кунацкая, своего рода домашний музей, где собраны уникальные произведения народного искусства, передаваемые из поколения в поколение. Только в последнее время коллекции эти практически не пополняются. Беда в том, что стремление к легким деньгам от продажи смастаченных на скорую руку безделушек подрывает веками наработанные кубачинские традиции.

Художник-гравер Гаджи-Иса Машаннаев вспоминает:

- С малых лет приохотился я к ювелирной работе: монтировке, гравировке украшений. И всегда, особенно в молодые годы, не только ощущал поддержку в семье, но и вникал в мудрость наставлений нашего выдающегося мастера Расула Алиханова, чьим именем назван комбинат. Он никогда не давил своим авторитетом. Учил составлять орнаментальные композиции, гравировать на медных пластинках рисунки, заранее намеченные его рукой. Порицал тех, кто в погоне за быстрыми заработками портил чистоту традиционного кубачинского орнамента.

Ныне встречи молодежи с ведущими мастерами комбината, практические занятия гравировкой и чернью ушли в прошлое. Прервалась связь времен. Еще недавно процветавший промысел угасает. Его препохабию капиталу не до народного искусства.



Анатолий КОНДРАШОВ. Аул Кубачи, Республика Дагестан.