Чтобы плыть в революцию

21 января - День памяти Владимира Ильича Ленина

Каждый из нас, коммунистов, в эти дни памяти В.И. Ленина готов повторить слова поэта:

Я себя под Лениным чищу,

чтобы плыть в революцию дальше.

Я боюсь этих строчек тыщи,

как мальчишкой боишься фальши.

УВЕРЕНИЯ американского философа Фрэнсиса Фукиямы о наступившем "конце истории", о том, что развитие человечества закончилось на капитализме, - это злонамеренная идеологическая фальшь, подхваченная широко в буржуазном мире, в том числе и у нас. Правда же в том, что Россия на рубеже 80 - 90-х угодила в яму большой исторической трагедии, имя которой - реставрация капитализма.

Но как учит марксистско-ленинская диалектика, всякое явление внутренне противоречиво. Трагедия - тоже. Ее диалектическое осмысление позволяет утверждать, что это - оптимистическая трагедия. Оптимистическая потому, что реставрация капитализма является не крахом социализма, а составной частью переходного межформационного периода от капитализма к социализму.

Как показывает история, подобные реставрации случаются после пионерных революций, то есть тех, которые первыми прорывают цепь прежнего способа производства.

Так, через 20 лет фактически после первой в мире буржуазной революции в Англии была реставрация Стюартов в 1660 году. Через 26 лет после начала Великой французской революции вернулись к власти Бурбоны. Но и та и другая реставрации не прервали переходного периода от феодализма к капитализму. В Англии режим реставрации продержался 28 лет, во Франции - всего 15.

В.И. Ленин постоянно предупреждал о возможности реставрации буржуазного строя в России. Впервые он поставил этот вопрос 8 октября 1917 года (по старому стилю), то есть за две с половиной недели до Октябрьской победы. В связи с внутрипартийной дискуссией о пересмотре партийной программы он писал, что "программы-минимум выкидывать никак нельзя", в том числе потому, что "не исключена возможность "попыток реставрации"; их надо сначала пережить и победить".

К этой теме он возвращается через полгода - в первую мирную передышку после "похабного Бреста" в апреле 1918 года. В знаменитой брошюре "Очередные задачи Советской власти" он ставит вопрос ребром: "...без всестороннего, государственного учета и контроля за производством и распределением продуктов власть трудящихся, свобода трудящихся удержаться не может, возврат под иго капитализма неизбежен".

Через год после Октябрьской победы в работе "Пролетарская революция и ренегат Каутский" В.И. Ленин подробно расшифровывает свое видение возможной капиталистической реставрации: "...историческая правда состоит в том, что правилом является при всякой глубокой революции долгое, упорное, отчаянное сопротивление эксплуататоров, сохраняющих в течение ряда лет крупные фактические преимущества над эксплуатируемыми. Никогда... эксплуататоры не подчинятся решению большинства эксплуатируемых, не испробовав в последней, отчаянной битве, в ряде битв своего преимущества. Переход от капитализма к коммунизму есть целая историческая эпоха. Пока она не закончилась, у эксплуататоров неизбежно остается надежда на реставрацию, а эта надежда превращается в попытки реставрации".

Реставрация возможна, но не обязательна, ее превращение в действительность зависит от субъективного фактора, от народной защиты социализма, от убежденности и преданности ему со стороны коммунистов. В то же время возможность капиталистической реставрации, отмечал Ленин, сохраняется до тех пор, пока не завершен переходный период от капитализма к социализму, а это - "целая эпоха".

ТОЧНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЭТАПА, на котором находится общество, - это проблема не академическая, а политическая. Возможность трагедии 1991 года была заложена как минимум в середине 50-х годов. Именно тогда Н.С. Хрущев утверждал, что СССР вступил в "развернутое строительство коммунизма", тогда как В.М. Молотов настаивал, что необходимо завершить социалистическое строительство, то есть переходный период от капитализма к социализму. В том споре Молотов проиграл, так как, во-первых, победила привычка поддерживать того, кто стоит во главе власти, во-вторых, - и это главное, - как отмечалось на XIX съезде КПСС, уровень марксистско-ленинской подготовки членов партии резко снизился, вместо изучения классиков марксизма-ленинизма политическое просвещение ограничивалось популярно-примитивными брошюрами "о текущем моменте".

В связи с этим своевременно вспомнить ленинский доклад на XI съезде РКП(б), последнем, в котором он принимал участие. До тех пор, пока не завершен переходный период, продолжается главное соревнование революционной переходной эпохи - соревнование капитализма с социализмом. И горько оттого, что мы, коммунисты, умудрились высокомерно не заметить ленинское предупреждение: "Прямого натиска на нас нет, нас не хватают за горло. Что будет завтра, это мы еще посмотрим, но сегодня на нас не наступают с оружием в руках, и тем не менее борьба с капиталистическим обществом стала во сто раз более ожесточенной и опасной, потому что мы не всегда ясно видим, где против нас враг и кто наш друг".

Вот то ленинское положение, подтвержденное суровой практикой, из которого выросла крылатая фраза: "Кадры решают все".

И проблема подбора кадров будет сохраняться до тех пор, пока существует сама партия. А значит, постоянно актуальна проблема критериев, которые партия (не только ее штаб, а вся партия, так как проблема касается всей ее партийной вертикали) выкристаллизует и донесет не только до каждого партийца, но и до каждого члена общества. Среди этих критериев одним из первых, наряду с политической убежденностью, должно быть знание основных положений марксизма-ленинизма, то есть идеологическая зрелость.

Есть ли критерии завершения переходного периода? Есть: в работах В.И. Ленина. Одна из самых актуальных его работ в пору реставрации капитализма - "Развитие капитализма в России". В ней Ленин точно определил значение промышленной революции, подчеркивая, что именно она явилась окончательным завершением переходного периода к капитализму, ибо "переход от мануфактуры к фабрике знаменует полный технический переворот, ниспровергающий веками нажитое ручное искусство мастера, а за этим техническим переворотом неизбежно идет самая крутая ломка общественных отношений производства, окончательный раскол между различными группами участвующих в производстве лиц, полный разрыв с традицией..." Кстати, после промышленной революции больше не было случаев реставрации феодализма.

Собственной базой капиталистического развития, отмечал Ленин вслед за Марксом, являются машинная техника, индустриальное производство. Они порождены капитализмом и наиболее полно характеризуют качество его производительных сил. Следовательно, материально-технической базой посткапиталистического, то есть собственно социалистического, способа производства должна стать качественно иная техника. Ее предсказал К. Маркс: это техника, при которой работник не является главным агентом производственного процесса, а становится "рядом с ним". Иначе говоря, это - автоматизация. Полное создание таких производительных сил при капитализме невозможно. Следовательно, прерывание реставрации капитализма требуется для обеспечения прогресса человечества. Ее прерывание нужно для того, чтобы создать качественно новый тип производительных сил, для которых капитализм способен заложить только основы.

Певцы реставрации капитализма трезвонят о технической модернизации. Коммунисты борются за реальную модернизацию, чтобы ослабить позиции капитализма. Противоположные стороны борются между собой. Таково, как учил Ленин, ядро диалектики. Мы, коммунисты, заинтересованы, чтобы капитализм максимально продвинул технологии в сторону автоматизации, которая только и может быть сердцевиной социалистического производства. Таким образом, объявленная нынешней властью модернизация, конечно же, буржуазная, и она не может быть иной в условиях реставрированного капитализма. Но она одновременно несет в себе элементы социалистической модернизации, в том смысле, что готовит материально-техническую базу социализма.

Ленин учил, что, чем актуальнее противоречия способа производства, тем острее вопрос о власти. Объективные предпосылки национального кризиса не за горами: экономический кризис создает их на наших глазах.

Но остро стоит вопрос о субъективном факторе. Ленин предупреждал: "Переворот может назреть, а силы у революционных творцов этого переворота может оказаться недостаточно для его совершения, - тогда общество гниет, и это гниение затягивается иногда на целые десятилетия".

Значит, ответственность на нас, сегодняшних. Вот почему так актуальны слова поэта:

Я себя под Лениным чищу,

чтобы плыть в революцию дальше.

Это сказано о нас. Это сказано для нас.

Так будем достойны этого бремени и этой чести. Иначе наши слова о равнении на Ленина окажутся фальшью. А этого допустить нельзя.



ВИКТОР ТРУШКОВ.