Два с половиной миллиона единиц хранения

Государственная общественно-политическая библиотека отмечает свое 90-летие

Далеко не каждый по названию догадается, о какой библиотеке идет речь. Да и неудивительно: такое имя у нее появилось сравнительно недавно, в 1992 году. А родилась она в 1921-м - как библиотека созданного тогда Института К. Маркса и Ф. Энгельса. Созданного в первую очередь для того, чтобы собирать и хранить документы основоположников марксизма-ленинизма, а также другие материалы, относящиеся к истории революционного движения в России и в мире.

Предпоследнее название нынешней Государственной общественно-политической библиотеки (ГОПБ) - библиотека Института марксизма-ленинизма (ИМЛ) при ЦК КПСС.

Память и верность предшественникам

Да, имя пришлось сменить, поскольку сам институт, при котором многие годы находилась эта уникальная библиотека, по известным причинам, вынужденно, перестал существовать. Но сохранилось, к счастью, богатейшее собрание книг и периодических изданий - около двух с половиной миллионов единиц хранения!

О том, чего стоило их сберечь, поговорим далее, а прежде хочу отметить вот что. Несмотря на смену названия и все сложнейшие перипетии, которые пережил коллектив за последние двадцать лет, здесь свято хранят память о прошлом и верность традициям, заложенным предшественниками.

Так, юбилейный день 6 апреля начался международной научной конференцией, посвященной Давиду Борисовичу Рязанову - первому руководителю Института К. Маркса и Ф. Энгельса, а значит, и его библиотеки. Затем состоялось открытие очень интересной выставки "Известный и неизвестный Д.Б. Рязанов (1870 - 1938)". Комментировавшая представленные экспонаты Майя Давыдовна Дворкина, старейший работник библиотеки, подчеркивала исключительную преданность этого человека делу, которое было ему поручено В.И. Лениным. Поручение полностью совпало с глубоким интересом профессионального революционера к марксистской литературе и к тем запрещенным в царской России изданиям, многие из которых сохранились чуть ли не в единственном экземпляре. Он разыскивал их настойчиво, упорно, и в библиотечном фонде есть целый раздел, который когда-то был поименован "Из чемодана товарища Рязанова". Об огромной работе своих коллег, на протяжении десятилетий создававших это богатейшее собрание человеческой мысли, на юбилейном торжественном заседании говорила и нынешний директор библиотеки Ирина Борисовна Цветкова. За последние годы как только не изощрялись в изображении большевиков! Уж очень хотелось убедить народ, что были это сплошные шариковы да швондеры, а вот истинные светочи явились к руководству Россией лишь в 1991-м. Какие это светочи, сегодня наглядно видит каждый. А прошлое страны и ее культуры, прежде всего - советское прошлое, надо воссоздавать в сознании многих едва ли не заново. И существование таких выдающихся культурных ценностей, как библиотека бывшего ИМЛ, свидетельствует о том времени весьма выразительно.

- Вас можно назвать памятником советской цивилизации, советской эпохи, и быть таким памятником отнюдь не зазорно, а почетно, - сказал в своем ярком приветствии Олег Николаевич Смолин, представлявший на торжестве Комитет Госдумы по образованию (а также, добавлю от себя, фракцию КПРФ).

Держались, как герои Брестской крепости Ни директор, ни другие выступавшие не могли обойти вниманием острейшую тему "выживания". Она стала для коллектива за последнее двадцатилетие самой главной. Ведь были очень влиятельные силы, начиная с самого верха, которые считали, что на этой библиотеке надо поставить крест. Ну как же, "наследство тоталитаризма" - стало быть, долой его!

Впрочем, сразу же заявил о себе и пресловутый рыночный подход. Вот называют библиотеку исключительным богатством и ценностью, что абсолютно верно, если иметь в виду необыкновенное собрание философской, экономической, политической литературы начиная с ХVI века. Подобных собраний во всем мире найдется еще не более двух. И это - богатство в том смысле, какой имел в виду Ленин, говоря, что коммунистом стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество.

Однако ныне торжествует иное: сколько стоит? Таким "рыночникам" неведомо, что есть ценности по сути бесценные. Им бы все в долларах оценить, причем купить подешевле, а продать подороже. Немало нашлось желающих "прихватить", "прибрать", "прихватизировать" замечательную библиотеку. Даже Академия налоговой полиции подступалась, хотя им-то, казалось бы, зачем...

Но коллектив держался! Люди почти восемь месяцев не получали зарплату, однако на торги богатство, за которое они отвечали, выброшено не было. Понимали, как необходима стране, народу, мировой культуре эта редкостная коллекция именно в ее целостности, не раздробленная и растащенная, а несущая в себе свое время, свою память и биографию.

- Мы с величайшим напряжением следили, как вы боретесь, - сказал от имени коллег по библиотечному сообществу президент Российской государственной библиотеки (знаменитой Ленинки) Виктор Васильевич Федоров. - Мы видели в вас поистине героев Брестской крепости, которые не отступили, не сдались. Слава вам!

Были горячие аплодисменты поддержки. Библиотеке поддержка очень нужна и сегодня, поскольку далеко не все ее проблемы до конца решены. Главное связано с тем, что коллектив не является полноправным хозяином на своей территории. Из-за этого в библиотечном помещении на долгих три года отключали свет, и сотрудникам приходилось работать "с шахтерскими лампами во лбу", а выросший контингент читателей начал быстро таять...

Получается странное противоречие. С одной стороны, на юбилее зачитываются приветствия президента страны и министра культуры, в чье ведомство входит теперь библиотека, а с другой - не выполняются, как мне говорили, восемь правительственных распоряжений, которые вроде бы призваны сделать жизнь библиотеки более стабильной.

В чем же дело? И до каких пор?

Нет, не утопия из прошлого, а наука для будущего

Четыре года назад кинодокументалист Андрей Шемякин любовно сделал фильм о библиотеке, и получился он, как все признали, довольно грустным. Новый талантливый фильм, подготовленный той же съемочной группой к юбилею, производит иное впечатление. И оптимизм его проистекает прежде всего из тех дел, которые, несмотря ни на что, дружному и высокопрофессиональному коллективу удается вершить.

Это отмечали и почти все выступавшие коллеги из других, причем ведущих библиотек: она, общественно-политическая, по внедрению новейших электронных методов работы идет впереди многих. А читатели высоко оценивают уровень обслуживания в библиотеке, с восхищением говорят о выставках, которые организуются здесь, на улице Вильгельма Пика, 4.

Действительно, такие выставки, как к 130-летию со дня рождения И.В. Сталина и к 140-летию В.И. Ленина, к юбилею "Капитала" Карла Маркса, стали настоящими событиями. Интерес и к этим личностям, и к марксистско-ленинскому учению заметно растет. Повышает его сама жизнь - с нынешним мировым финансово-экономическим кризисом, с тем положением, из которого никак не может выбраться наша страна, отброшенная во всех отношениях на много лет назад.

Высказывалось правомерное пожелание, чтобы поскорее состоялось объединение "сиамских близнецов", искусственно разделенных после августа 1991-го, - библиотеки и архива Института марксизма-ленинизма. Ранее органически связанные, работавшие в единстве, они теперь стали самостоятельными организациями, а это не лучшим образом отражается на их деятельности и на интересах тех, кому они нужны.

Что касается хорошего фильма, показанного на юбилее библиотеки, у меня к нему лишь одно замечание. Но серьезное. Фильм назван "Утопия в контексте времени". А почему утопия? О чем речь? Мне пытались объяснить: дескать, реальность дальнейшего существования этой библиотеки в 90-е годы казалась утопией.

Однако воспринимается совсем иначе, если учесть, как упорно твердят народу все последние двадцать лет: социализм - это утопия, коммунизм - еще большая утопия, а вот мы, новая власть, выводим вас с того "исторического зигзага" (или из того "тупика"), куда завели страну коммунисты.

Только сегодня все очевиднее вопрос: не оборачивается ли это "исправление зигзага" на самом деле заведением страны в тупик?



ВИКТОР КОЖЕМЯКО.