На переломе

Может быть, это небольшое повествование из истории моего рода в период революционных событий начала ХХ века кого-то заинтересует и будет полезным, особенно в это смутное для России время.

ПРЕДКИ МОИ поселились в станице Мечетинская, в донских степях, в очень давние времена. Семья, в которой рос мой дед Мартыненко Захар Григорьевич, была большой. Одних детей только семеро.

Старший брат моего деда, Мартыненко Федор Григорьевич, служил на крейсере "Очаков". Броненосец "Потемкин" и "Очаков" приняли участие в восстании 1905 года. Федор Григорьевич, очевидно, был среди восставших, за что и получил пожизненную каторгу. Моего деда с детства тянуло что-то мастерить, изобретать, с малых лет околачивался он около кузни. В конце концов, добился своего и стал кузнецом.

Ковал он все. Особенно довольны были те, кто приходил к нему подковать коня. Своей искусно исполненной работой прославился далеко за пределами станицы.

Надо сказать: дед был очень набожным. Не пропускал ни одной воскресной церковной службы. В таком почитании держал всю семью. До революции построил небольшой дом.

На политические события, происходящие в стране, не реагировал. Работал себе и работал.

В 1917 году Временное правительство амнистировало политических заключенных, и Федор Григорьевич, отбыв 12 лет каторги, вернулся в родную станицу Мечетинскую. Встретились два брата. Вот здесь и выяснилось, что они идейно расходятся. Мой дед был готов умереть "за веру, царя и Отечество", а брат Федор - за большевиков. На почве своих убеждений они так схватились, что мой дед чуть не убил брата. И вот тогда Федор Григорьевич принял решение уехать в Севастополь к знакомому офицеру, с которым служил на крейсере "Очаков". Так разошлись дороги двух братьев. В стране началась Гражданская война, и в водоворот событий втянуло и станицу. Белые захватят станицу - грабят станичников. Красные выбьют белых - у них порядок и дисциплина. Так было несколько раз: то белые захватят станицу, то красные.

И вот на Пасху ворвались в станицу белые и вместе с местными богатыми казаками с криком: "А, хамы, власти захотели! Получайте!" - начали рубить работящих мужиков. Порубили почти все мужское население. Моего деда спрятал атаман станицы.

В этот день у Захара Григорьевича полностью перевернулось мировоззрение. Стал он размышлять: "Как это можно на Пасху сотворить такое зло" И дед в ту же ночь, взяв ружье, ушел к красным.



Е.А. МАРТЫНЕНКО. г. Новочеркасск, Ростовская область.