Ложь крепится упрощением сложных исторических страниц

Откликаясь на приглашение "Правды" высказать мнение по острым вопросам, за тронутым в диалоге обозревателя газеты В. Кожемяко с ветераном ВКП(б) - КПСС - КПРФ В. Акимовым "Спекуляция на репрессиях и реальная жизнь", хочу поделиться известными мне фактами.

Чтобы внести ясность

Я, Черноскутов Виктор Дмитриевич, подполковник госбезопасности в отставке, 45 лет находился на оперативной работе в органах КГБ СССР. Уже будучи в запасе, я вошел в группу, которой Совет ветеранов УКГБ по Свердловской области поручил изучить имеющиеся архивные материалы и, по возможности, внести ясность в проблему репрессий конца 30-х годов.

В течение года кропотливой работы группа рассмотрела многие документы и оформила для Музея истории органов госбезопасности Урала один из стендов под заголовком "Кто творил произвол и беззаконие в 1937 - 1938 гг. на Урале". Этот раздел в музее УФСБ по Свердловской области сохранился до настоящего времени.

Моя статья основана на подлинных документах, которые, думается, помогают лучше понять сложные обстоятельства репрессий, а также кто в них виноват. Меня очень тревожит объявленное властью намерение провести очередную кампанию по "десталинизации" общественного сознания. Опыт свидетельствует, что подобные кампании крайне упрощают, примитивизируют, искажают реальные проблемы, уходят и уводят от конкретных исторических условий жизни молодого Советского государства, совсем недавно перенесшего к тому времени полномасштабную Гражданскую войну. А разве можно не учитывать все это? Разве можно во всем обвинять "злого Сталина", причем в десятки раз преувеличивая масштабы трагических событий, говоря о них размашисто, огульно, не по документам, а по вымышленным и раздутым слухам? Именно так поступают сегодня сплошь и рядом!

Политические фантасты действуют по методу Геббельса

Эту свою статью я начал писать после публикации в городской газете материала о репрессиях. Я бы сказал, характерного и весьма типичного для нынешних СМИ материала.

Очевидно, не случайно в канун 130-летия со дня рождения И.В. Сталина газета "Вечерний Екатеринбург" опубликовала статью Лии Гинцель под заголовком "Черный ворон, что ж ты вьешься". Здесь, в частности, автор выступает за установление мемориальной доски на здании областного ГУВД по проспекту Ленина, 17. Дескать, ранее в этом здании находилось управление НКВД по Свердловской области, где в 1937 - 1938 годах проводились допросы и уничтожение необоснованно арестованных советских граждан. В статье очень много эмоций, мешающих серьезно разобраться в непростой теме. А самое главное - на чем конкретно основаны рассуждения автора?

В качестве аргументов Лия Гинцель приводит только фразы такого типа: "говорят, тут покоятся около 30 священников, расстрелянных в тюрьме"; "сказали, тут их еще 36"; "ныне покойный Александр Носов подсчитал когда-то, что в этой братской могиле остались лежать более 4 тысяч наших земляков"; "первое время заключенных, судя по всему, расстреливали прямо здесь, на 12-м километре.., где (в бараке) до последнего, видимо, момента содержали людей", и т.п.

В любой публикации "о жертвах политических репрессий" употреблять такие выражения, как "кто-то" и "где-то", по-моему, следует весьма осторожно. Гораздо предпочтительнее все-таки иные, документальные свидетельства. Но за последние 25 лет многие новоиспеченные "историки" и "политологи", возникшие в период правления Горбачева - Ельцина, серьезными исследованиями себя не утруждают. В условиях отсутствия реальных социально-экономических достижений современного общества едва ли кого удивят клевета, невероятно гипертрофированный подход к недостаткам лидеров прошлой формации. И особенно охотно такая публика цепляется за "сталинские" репрессии 1937 - 1938 годов.

Давайте четко зафиксируем, что уже более четверти века (!) вовсю происходит абсолютно недопустимое: без каких-либо ссылок на источники и архивные документы в СМИ и "научных" трудах приводятся фантастические цифры о численности репрессированных. В своем усердии "акулы пера" и разного рода ангажированные комментаторы уподобляются фашистскому министру пропаганды Геббельсу, который вещал: "Ложь, чтобы в нее поверили, должна быть колоссальной". Небезызвестный А. Солженицын, "демократ" Ю. Карякин и прочие дошли уже до 120 миллионов репрессированных Советской властью!

Однако после такой злонамеренной "арифметики" сам собой возникает естественный вопрос: кто же тогда во время Великой Отечественной войны защищал СССР и Советскую власть? По некоторым "версиям", заградотряды. Но тогда своей огневой мощью они должны были бы превосходить части действующей армии. Абсурдно!

Только после тотального промывания мозгов население огромной страны могло поверить тому, что говорят солженицыны, карякины, радзинские, радзиховские и другие "демократы" и "правозащитники", якобы пекущиеся о правах человека. На деле же культивируется аморальный облик русской нации, как толпы отъявленных преступников, доносчиков, пьяниц, тупых, ни на что не способных лентяев. Под предлогом раскрепощения личности бесстыдно обсуждаются какие-то вопросы сексуальных извращений и т.п., а вместе с тем и настойчиво опошляются чувства любви, дружбы, благородства, совести, верности, человеческого долга, коллективизма - как раз всего, что делало наш народ сплоченным и непобедимым в прошлых суровых испытаниях.

Ответы на вопросы, зачем это нужно и кому выгодно, лежат на поверхности. Разделяю чувства Владимира Петровича Акимова, который в беседе с обозревателем "Правды" Виктором Кожемяко говорит: "...Мне очень горько, что на многих одурманивающе действует ложь о советском прошлом. О тех же репрессиях, которые всячески раздувают, растравляют, преподносят как самое главное в советской истории, пугая ими простых людей".

Так оно и есть!

О чем умолчал Хрущев

Первым основанием для разнузданной спекуляции на теме репрессий послужило "закрытое" выступление Н. Хрущева перед делегатами ХХ съезда КПСС. Разоблачая "культ личности" Сталина, новый партийный лидер полностью возложил вину за массовые необоснованные репрессии на прежнего вождя. А где в это время был сам Н. Хрущев? В 1937 году он возглавлял партийную организацию в Москве, а в 1938-м стал первым секретарем ЦК КП(б) Украины. Удалось ли в те годы избежать массовых репрессий в столице и на Украине? Конечно же, нет! Более того, плацдарм для себя и своих сторонников сей политик "зачищал" с отменным рвением. Зная эту свою вину, Н. Хрущев в докладе 1956 года уклонился от конкретики, хотя число репрессированных было ему известно. Об этом свидетельствует докладная записка на его имя от 1 февраля 1954 года:

"Секретарю ЦК КПСС тов.

Хрущеву Н.С.

В связи с поступающими в ЦК КПСС сигналами от ряда лиц о незаконном осуждении за контрреволюционные преступления в прошлые годы Коллегией ОГПУ, "тройками", НКВД, Особым совещанием, Военной коллегией, судами и военными трибуналами и в соответствии с вашими указаниями о необходимости пересмотреть дела на лиц, осужденных за контрреволюционные преступления и ныне содержащихся в лагерях и тюрьмах, докладываем: с 1921 г. по настоящее время за контрреволюционные преступления было осуждено 3777380 человек, в т.ч. к ВМН (высшей мере наказания. - В.Ч.) - 642980 человек, к содержанию в лагерях и тюрьмах на срок от 25 лет и ниже - 2369220 человек, в ссылку и высылку - 765180 человек...

Генеральный прокурор Р. Руденко

Министр внутренних дел С. Круглов

Министр юстиции К. Горшенин".

Не случайно в том же 1954 году Хрущев давал указание возглавлявшему в то время КГБ СССР Серову изъять из архивов комитета и уничтожить все компрометирующие его материалы...

Роковой приказ возник в сложнейшей, угрожающей обстановке

Начало массовым репрессиям в 1937 - 1938 годах положил приказ НКВД СССР № 00447 от 30 июля 1937 года "Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов". Он был подписан наркомом внутренних дел СССР комиссаром госбезопасности Ежовым, а общее руководство возлагалось на его заместителя, начальника Главного управления госбезопасности комкора Френовского.

На партийное руководство СССР сильно влияла сложнейшая внешнеполитическая обстановка того времени. Германия после 1933 года, после физического устранения коммунистов и других антифашистских сил, стремительно превращалась в сплоченный военный лагерь. Разногласия, противоречия и военная агрессия добивали республиканскую Испанию.

Мировые "демократические" державы игнорировали (и это сказано более чем мягко!) Советский Союз. А внутри страны вдобавок ко всему этому все более складывалась "пятая колонна". И это в условиях надвигавшейся страшной войны, когда враги за спиной становились особенно опасными.

О том, как Сталин мог анализировать труднейшую ситуацию в поисках наиболее верного выхода для своей страны, с пониманием и уважительно говорили даже многие его зарубежные противники. Здесь же, наверное, следует отметить, что уже 17 ноября 1938 года постановлением СНК и ЦК ВКП(б) злоупотребления, допущенные органами НКВД, были резко осуждены. Были ликвидированы созданные по приказу №00447 судебные "тройки" всех уровней, запрещены какие-либо массовые операции по арестам и выселению граждан.

Как это происходило на Урале

В октябре 1936 года начальником управления НКВД по Свердловской области был назначен Дмитриев Дмитрий Матвеевич, он же Плоткин Меер Мешеляевич, 1901 года рождения (состоявший в 1919 году в еврейской националистической организации "Паолей Цион" города Екатеринославль). Вместе с ним в Свердловск прибыли и были назначены на руководящие должности в областном управлении НКВД следующие лица:

Боярских Наум Яковлевич, 1884 года рождения, помощник начальника управления;

Варшавский Даниил Михайлович, 1906 года рождения, заместитель начальника управления;

Дашевский Яков Шахнович, 1900 года рождения, начальник оперативного отдела и помощник начальника управления;

Кричман Семен Александрович, 1900 года рождения, начальник отдела;

Ерман Михаил Борисович, 1902 года рождения, заместитель начальника отдела.

Начальником дорожно-транспортного отдела (ДТО) НКВД на Свердловской железной дороге в марте 1937 года был назначен Аров Лазарь Соломонович.

При руководящем участии этих лиц управлением НКВД и были проведены основные мероприятия в рамках приказа № 00447, вылившиеся нередко действительно в необоснованные массовые репрессии советских граждан. Не просчетами ли кадровой политики следует такое объяснить?

Архивные материалы свидетельствуют, что уже в начале 1937 года Дмитриев-Плоткин, искажая полученные от арестованных показания, дал директиву начальникам городских и районных отделов НКВД усилить оперативную работу в связи с якобы вскрытой областным аппаратом контрреволюционной правотроцкистской организацией на принципах воинских формирований. А затем практически санкционировал проведение массовых арестов с использованием подлогов и фальсификаций в следственной работе.

Мужество и отвага свердловских чекистов

Опираясь на документы, можно сделать неожиданный для непосвященных вывод: маховик репрессий был запущен после ареста целой группы чекистов управления НКВД, которые в апреле 1937 года на собрании областного актива в клубе им. Дзержинского открыто выступили с критикой порочных оперативно-следственных действий Дмитриева-Плоткина и его команды. После этих выступлений были арестованы сотрудники УНКВД Весновский, Плахов, Моряков, Казанский. Несколько позднее такая же участь постигла работников оперативных подразделений Курсевича, Абрамова, Лосева, Петухова, Воронова, Челнокова, Самойлова, Буланова, Горбаха, Колесникова, Мужикова, Баранова, Бахарева, Губина, Добоша, Костина, Милютина, Пустынных, Парфенова, Решетова, Серегина и др.

В заявлении в Политбюро ЦК ВКП(б) арестованные чекисты Петухов, Блиновский и Челноков в ожидании своей участи из камеры заключения № 39 писали: "...В общей сложности из старых кадров по области уцелели единицы. Пересажав старый чекистский костяк, Дмитриев хотел всех огульно опорочить и создать: из одних - членов контрреволюционной организации правых, из других - шпионов немецкой и латвийской разведок. Для достижения этого замысла были пущены в ход все средства - от провокаций до избиений и инсценировки расстрелов...

Посылая настоящее заявление, мы, прежде всего, имеем в виду сигнализировать о недопустимых и чуждых советскому строю методах работы, которые стали просачиваться в органы НКВД на рубеже их двадцатилетия. Мы твердо убеждены, что, если бы делами Свердловского управления НКВД занялась специальная комиссия ЦК ВКП(б) и союзной Прокуратуры, враждебная деятельность Дмитриева вскрылась бы во всей полноте. Для этого достаточно взять на проверку следственные дела, пропущенные через "тройку", состоящую из врагов - Дмитриева, Бермана (бывш. второй секретарь обкома) и прокурора УрВО Шмулевича..." Этот крик души мужественных и честных чекистов говорит о том, что не все опер работники НКВД были бездумными исполнителями преступных указаний своего начальника. Они приняли первый удар на себя. Ясно, что погибло немало таких коммунистов и нужен дальнейший активный поиск архивных материалов, свидетельств очевидцев, чтобы ни одно их имя не исчезло бесследно.

Справедливое возмездие

Из архивных документов следует, что в 1938 году центральным аппаратом НКВД были запрошены уголовные дела (вместе с осужденными!) на 10 граждан Свердловской области, арестованных и приговоренных к высшей мере наказания. В Москве все они были освобождены, а уголовные дела прекращены за отсутствием состава преступления. Вскоре Дмитриев-Плоткин от занимаемой должности был отстранен и отозван в Москву. Вновь назначенный вместо него начальником областного управления НКВД Викторов решил остановить раскрученный предшественником маховик, но сделал это не совсем умело и в результате сам погиб. Но созданная им бригада по расследованию преступной деятельности Дмитриева-Плоткина и его сатрапов провела большую работу, подготовив соответствующие убедительные материалы.

Наконец, после выхода уже упомянутого постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 года характер репрессий сменил свое направление - в сторону тех, кто до этого творил произвол. Так, в 1939 году были арестованы и приговорены к различным срокам заключения оборотни из следственно-оперативного аппарата УНКВД: Левоцкий, Гайда, Хальков, Харин, Катков, Шейкман, Мизрах, Сааль и Титов, а Дмитриев-Плоткин, Аров, Морозов, Берман, Шмулевич, Шариков приговорены к высшей мере.

Кого оправдает "десталинизация"?

Имеются основания полагать, что вместе с невинными жертвами на 12-м километре Московского тракта позднее были захоронены и их палачи. Не получается ли так, что Лия Гинцель в порыве своего возмущения относит к жертвам сталинских репрессий и команду Дмитриева-Плоткина? А как быть с десятками тысяч осужденных в период Отечественной войны шпионов, диверсантов, карателей и всякого рода других немецко-фашистских пособников? Их тоже должна оправдать "десталинизация"? Нередко до этого и доходят в размашистых антисоветских писаниях и говорениях, коим несть числа.

Нет, упрощенные подходы далеко не всегда работают применительно к конкретной сложности того времени. Это, конечно же, относится и к оценке деятельности Сталина, политики Советской власти во всей ее многогранности.

Обстоятельное и честное научное, журналистское обращениеко многим трудным перипетиям того времени было бы очень полезным. Главное, что хочу подчеркнуть, - честное обращение! Вот чего остро не хватает сегодня в разговоре о нашей истории.

А еще больше, пожалуй, и в разговоре о нашем времени. Ведь нынешним моим более молодым соотечественникам, прежде всего - интеллигенции, придется отвечать внукам за текущую историю. Почему мировая держава стала сырьевым придатком с нищим и безработным народом? Почему население России ежегодно уменьшается на миллион человек? Какие средства являлись ширмой и отвлекали народ от процесса противоестественного вымирания сограждан?..

Ответственный журналист, как и сотрудник правоохранительных органов, всегда ранее ставил перед собой задачу служения своему народу. Сегодня такая формулировка вытравлена из обихода "творческой интеллигенции", однако говорится о ее участии в "формировании демократического общества". Разве этому обществу менее, чем о фактах 70-летней давности, требуется знать о современных событиях? О погибших при штурме Дома Советов в 1993-м, о зарубежных откликах на гибель АПК "Курск" или, скажем, о возможных последствиях аварии на построенном США на границе Челябинской и Свердловской областей "ядерном амбаре"?

Постоянно нагнетая тему "душегуба Сталина", замалчивают, сколько он реально сделал для родной страны, как самоотверженно и бескорыстно ради нее работал...



Виктор ЧЕРНОСКУТОВ. Ветеран органов КГБ СССР, подполковник. г. Екатеринбург.