Талант актера и гражданина

Когда-то, очень давно, в середине 60-х годов минувшего века появилась статья народного артиста СССР Николая Афанасьевича Крючкова "Справедливая критика". Один из самых популярных актеров писал о том, что его тревожило - он чувствовал, что начинается дегероизация киноискусства, поддержанная некоторой частью прессы, в частности, журналом "Советский экран". В самом деле, строителя нового общества начинал теснить симпатичный обыватель, более всего озабоченный собственным устройством. Во главу угла становились "общечеловеческие ценности", а героика объявлялась старомодной - и все это при поддержке самозваных идеологов так называемой оттепели.

"К сожалению, - размышлял Николай Афанасьевич, - о советских мастерах кино, создавших самое революционное киноискусство мира - режиссерах, актерах, операторах, сценаристах, - пишут в журнале очень редко. А если и пишут, то главным образом о тех молодых режиссерах, которые находятся в плену подражания западным мастерам, подражания, из-за которого пропадает национальный характер искусства, пропадают идейная направленность и реалистическое отображение изображаемой действительности. Разве не обидно, что смотришь иной наш фильм и не понимаешь, где происходит действие - в какой-нибудь западной стране или в Советском Союзе".

КОНЕЧНО, статья вызвала разноречивые толки. Казалось, советское кино было на подъеме - в этом убеждали многочисленные премии на международных кинофестивалях. И что плохого было в намерениях молодых кинематографистов "обернуться лицом к народу", рассказывать о будничной жизни простых людей - по этому пути шли художники многих стран и добивались мирового признания. Но в том-то и суть, что в стране нашей шла огромная работа по созиданию нового общества, потребовавшего от человека громадной отдачи и высочайших моральных качеств, а молодые художники как бы не замечали этого. И то, что один из лучших мастеров советского экрана разглядел эту тенденцию, говорило о его громадной чуткости и отзывчивости на вызовы времени.

Да, это был один из первых вызовов строителям социализма. Под маркой творческих поисков насаждалась чужая, враждебная идеология. Не прошло и четверти века, как она возобладала в сознании множества людей. Сегодня мы знаем, к каким катастрофическим последствиям для советского народа привела эта идеологическая агрессия, но, чтобы предугадать это в ту далекую пору, нужно было обладать настоящим классовым чутьем. Вот оно-то и было у Николая Крючкова.

Сын рабочего, он так же, как отец, связал судьбу с Трехгоркой, одной из самых известных московских фабрик. Ему нравилась специальность гравера-накатчика. Но еще учась в ФЗУ, Николай втянулся в кружок самодеятельности и сразу обратил на себя внимание профессионалов. Это было время поиска талантов: одаренных людей находили в кружках, студиях, объединениях. Ни один талант не должен был расточиться, пропасть для народа. Об этом очень ярко рассказывалось в фильме "Волга-Волга".

Николая Крючкова приняли в студию при Театре рабочей молодежи. Сыграв маленькую роль в фильме "Горизонт", он привлек внимание известного в ту пору режиссера Бориса Барнета, отдавшего ему одну из главных ролей в фильме "Окраина". Образ глухонемого Сеньки был наполнен такой правдой жизни, таким проникновением в сущность своего героя, что зрители приняли его за истинного сапожника с рабочей окраины, а профессионалы поняли, что на экране появился настоящий, большой актер. И пошли яркие роли одна за другой. Режиссеры ценят его не только за исключительную органику и высокую трудоспособность, но прежде всего за умение воплотить истинно народный характер и притом показать его на новом витке исторического развития. В любой роли проявляются те человеческие черты, которые говорят о становлении нового человека. И притом между ним и зрителем возникает какая-то глубокая человеческая связь: Крючков - обаятельный актер, обладающий громадной силой воздействия на зрителя. Спеть, сплясать, сыграть на гармошке - в этом ему нет равных. Но особенно располагает другое: ум, храбрость, смекалка, которые актер выражает всей своей человеческой энергетикой.

За роль пограничника Тарасова в фильме "На границе" он получил свой первый орден Трудового Красного Знамени. Но настоящий, всенародный успех принесла роль Клима Ярко в фильме "Трактористы". Тут он действительно развернулся во всю мощь своего таланта. "Пришел, увидел, победил" - вот лейтмотив роли. "Сегодня ты тракторист, а завтра, быть может, станешь танкистом, чтобы оборонять свою Отчизну" - такое откровение нес фильм, вышедший на экраны в 1938 году. С этого успеха начинается долгий отсчет ролей летчиков, танкистов, пехотинцев Великой Отечественной войны. Можно сказать, актер воюет вместе со всем своим народом. По всем фронтам прошел герой Крючкова - свойский, родной, точно брат или сын. Его называют "парнем из нашего города" - по названию фильма, в котором он играл летчика Сергея Луконина.

В то же время талант Крючкова изначально сверкает разными гранями. Сегодня он безупречный комсомолец и ударник, а завтра деревенский прохиндей, каких еще немало на Руси, - всегда готовый поживиться на дармовщинку Никита в "Члене правительства", или вероломный Кузьма в картине "Свинарка и пастух". И как же беспощадна тут актерская насмешка, как уничижительна авторская оценка этих ничтожеств.

Когда же речь заходит о настоящих злодеях - тех, кто мешает людям счастливо жить и строить новый мир, Крючков становится подлинным обличителем. Невелика вроде бы роль спутавшегося с уголовщиной завгара Королькова в фильме "Дело Румянцева", но какую страшную фигуру выводит на обозрение актер. Можно сказать, Крючков - великий собиратель различных человеческих типов; большая наблюдательность помогает ему собирать в свою творческую копилку подробности поведения, характеризующие разных людей, чтобы потом на съемке выдать ту единственно верную деталь, которая придает образу потрясающую убедительность. Вот он жадно глотает воду в сцене прихода Королькова к следователю - стакан, другой, и сразу видно: мужик с перепоя. Один выразительный штрих - и человек ясен.

На рубеже 50 - 60-х годов он играет острохарактерные роли, в которых отражается сложность и неоднозначность жизни. Начальник угрозыска в "Жестокости" - службист, для которого цифра в отчете важнее человека. Понятие долга для него расходится с понятием чести - и Крючков тонко показывает, как в погоне за славой разрушается личность. Еще сложнее и интереснее роль директора завода Тетерина в фильме "Суд": обстоятельства ставят его перед выбором, что важнее сохранить - честь или репутацию. Обе роли сыграны с психологической глубиной и проникновенностью. Вот эту бы глубину чувств да соединить с энергетикой прежних комсомольских ролей, выйти на новый уровень отображения героики. Но для этого нужна соответствующая драматургия. Нужны яркие роли, а их нет.

Начинается новая эпоха и в жизни страны, и в творчестве Крючкова. Дегероизация искусства, обращение к повседневной жизни простых, непритязательных людей призывает в кинематограф множество актеров. Среди них немало самобытных, талантливых. Но способных отразить чистейший пафос революционной борьбы - единицы: потрясающий Евгений Урбанский в "Коммунисте", пламенный Василий Лановой в экранизации романа Островского "Как закалялась сталь" - вот, пожалуй, и все.

А что же Крючков? Вместе с другими популярными и любимыми актерами своего поколения Б. Андреевым, П. Кадочниковым, С. Столяровым он оказывается как бы на периферии киноискусства. Объемных ролей, отражающих нынешний день страны, которая продолжает бороться и созидать себя, почти нет. Сегодня, оглядываясь назад, можно с уверенностью сказать, что киноискусство 60-х годов весьма односторонне рассматривало жизнь: художников занимал прежде всего человек рефлексирующий, как тогда говорили, "ищущий". А человек, нашедший себя в борьбе за социализм, попросту ушел с экрана. Конечно, это объяснялось девальвацией коммунистических ценностей: так называемое разоблачение культа личности - грубое и предвзятое - сыграло свою убийственную роль и внушило художникам, людям тонким и ранимым, отвращение к политике. В этих условиях трудно было жить и работать искренне верящему в коммунизм человеку. А Крючков был именно таким - преданным идее, которая открывала широкие перспективы перед его народом. Конечно, актер такого класса не мог остаться без работы - его охотно приглашали на вторые роли, зная, что всегда он сумеет даже на ограниченном материале создать впечатляющий образ. Но подлинно героических, столь необходимых и актеру, и зрителям ролей не было. Свыше ста самых разных людей явил за эти годы на экране Николай Крючков, снимавшийся до последних лет своей жизни, и всегда был верен жизненной правде, но сама-то жизнь мельчала, тускнела: из нее уходило то высокое содержание, которое составляло смысл жизни актера и суть его искусства.

...А по экранам шагали его любимые герои Клим Ярко, Сергей Луконин, летчик Булочкин. С ними давно сжились миллионы зрителей. "Парень из нашего города" остается любимцем народа. Загляните в Интернет - сколько добрых, сердечных слов сказано там в его адрес! Люди загодя начали беспокоиться, как будет отмечено столетие со дня рождения любимого артиста, и возрадовались, что в Доме кинематографиста прошел вечер памяти, собравший множество благодарных зрителей и не менее влюбленных в этого замечательного человека деятелей искусств. Хочется закончить словами, сказанными об этом вечере одним из участников интернет-обсуждения Сергеем Рокотовым: "Когда присутствуешь на таких вечерах, словно забываешь о том, что творится за стенамизала, и на душе становится тепло и светло. Кино когда-то помогало людям жить своей правдой и добротой, а не мешало и не тянуло в помойку античеловеческих взаимоотношений, как это происходит в наше смутное и злое время. Ведь солдаты шли в бой, вдохновленные великими советскими фильмами и талантом таких актеров, как Николай Крючков. Его талант помог нам выиграть страшную войну!"



Лариса ЯГУНКОВА.