Каменный век закончился не потому, что кончились камни

Российско-американский Договор о стратегических наступательных вооружениях в обозримом будущем окажет, как полагают аналитики, серьезнейшее влияние на формирование правящих структур в обеих странах.

Ратификация или ратификция

Напомню: сейчас законопроект о ратификации Договора о СНВ-3 рассматривается в Государственной думе. Сенат конгресса США в условиях беспрецедентного давления президента на законодателей документ ратифицировал. Мир ждет. Взаимоотношения двух ядерных гигантов, а значит, и глобальная политическая погода зависят теперь от депутатов Госдумы. Равно как и последующее формирование руководящих государственных органов в обоих государствах: для реализации конкретных целей нужны конкретные персонажи.

В таком утверждении нет преувеличения. Сенатор Джон Маккейн прямо заявил при обсуждении договора в верхней палате американского конгресса: "Мы собираемся передать российскому правительству политический инструмент, с помощью которого русские смогут в будущем ограничить любые наши решения и действия". Это означает, что речь идет не только и не столько о вооружении, но и о политическом будущем Америки. А соответственно - о судьбах политических элит. И Соединенные Штаты здесь не уникальны.

При подписании договора президентами двух стран все выглядело гораздо спокойнее. Оба лидера в атмосфере взаимного благорасположения приняли документ, который, как тогда казалось, открывает человечеству манящие перспективы всеобщего разоружения и прочного мира. Договорились и о синхронной ратификации соглашения законодателями двух стран - задержек здесь не предвиделось: ну кто же будет спорить с миротворческими идеями!

Оказалось все иначе. Проект договора долго путешествовал по бурным волнам сенатских баталий. За это время прошли промежуточные выборы в конгресс США, в ходе которых соотношение голосов демократов и республиканцев в сенате составило 53 к 47 (до выборов 2 ноября счет был 59 - 41).

Обама, тем не менее, договор через сенат продавил. Однако одновременно сенаторы приняли "резолюцию о заключении и согласии" в качестве "мнения, обязательного для президента США". По оценке наблюдателей, документ этот превращает "ратификацию в ратификцию", а сам договор существенно девальвируется. Особенно если учесть, что еще на стадии обсуждения документа президент Обама, говоря об одном из самых чувствительных элементов соглашения, заявил сенаторам:

"Вне зависимости от того, какие действия предпримет Россия, до тех пор, пока я являюсь президентом, и до тех пор, пока конгресс будет предоставлять достаточное финансирование, Соединенные Штаты продолжат разработку и размещение эффективной противоракетной обороны".

Такое демонстративное игнорирование интересов России, разумеется, не могло пройти незамеченным в Москве. Депутаты-коммунисты при рассмотрении проекта договора на пленарном заседании Госдумы в первом чтении проголосовали против ратификации документа и в обоснование своей позиции привели более чем веские аргументы ("Правда" недавно писала об этом).

Стало очевидным, что мнение сената США должно быть уравновешено мнением Госдумы России. Все праздничные дни специалисты-международники работали над выработкой соответствующего документа. В результате появился солидный фолиант размером 11 страниц. Он представляет собой поправки к законопроекту о ратификации Договора о СНВ, внесенному президентом РФ и состоявшему изначально из одной фразы, смысл которой был в слове "ратифицировать".

Сейчас в законопроекте шесть статей.

Внесены изменения и в процедуру придания договору законодательного статуса. Изначально предполагалось принять его сразу в трех чтениях 24 декабря (полная синхронизация с акцией американского конгресса). Однако потом решили не торопиться и провести три чтения. Первое - 24 декабря. Второе (как намечено) - 14 января. Третье чтение - в зависимости от порядка заседаний Совета Федерации: если все пойдет по существующему плану, то перед 26 января; если Совет Федерации решит собраться раньше, то и Дума проведет заседание раньше.

Сейчас еще не время говорить конкретно о поправках в президентский законопроект. Однако некоторые детали уже видны. Так, в Министерстве иностранных дел РФ считают неприемлемой американскую позицию, в соответствии с которой "будущие системы стратегической дальности в неядерном оснащении, которые не соответствуют содержащимся в договоре параметрам, не будут рассматриваться в качестве новых типов или видов СНВ, подпадающих под действие документа". Действительно, если неядерная ракета запускается с американской базы, к примеру, в одну из стран Большого Ближнего Востока и держит курс в непосредственной близости от границ РФ, как ее отличить от такого же ядерного оружия, направленного против нашей страны? Ракеты-то одинаковые, хотя боеголовки и разные. Но попробуй их быстро оценить в полете.

Военным на размышление дается очень мало времени! Глобальной системы ПРО у нас нет (единственный район под защитой ПРО - Москва и ее окрестности). Российский ответ на возможную агрессию - уничтожающий массированный залп ракетно-ядерных систем по территории предполагаемого агрессора. Дальше - война на взаимное уничтожение.

А если вдруг ошибка? Если действительно безъядерная стратегическая ракета предназначалась не против целей в России? Выход, очевидно, один - включить такие системы в Договор о СНВ и, соответственно, их контролировать.

В Генеральном штабе Вооруженных Сил РФ считают, что, если американская система ПРО будет развиваться, Россия для сохранения равновесия должна будет предусматривать меры для преодоления противоракетной обороны или увеличить количество боеголовок, что может означать превышение договорных лимитов.

Более того, при наращивании американской ПРО остро встанет вопрос о боевых потенциалах других ядерных государств. А их сейчас в мире немало. По оценочным данным агентства Рейтер, на май 2010 года Британия имела 225 ядерных боеголовок, Франция - 300, Израиль - 80, Пакистан 70 - 90, Индия - 60 - 80, КНДР - 10, Китай - 240. Кроме того, как полагают специалисты, такое оружие есть у Сирии и Ирана. Американцы надеются прикрыться ПРО. А России что делать, когда у нас единственным приемлемым ответом считается немедленный стратегический залп? Но в кратчайший срок маловероятно установить, кто атакует, откуда выпущена ракета - с американской подводной лодки или с территории страны - сателлита США? Выход - закрепить в договоре связь ПРО и СНВ, а одновременно начать общемировые переговоры о всеобщем отказе от ядерного оружия.

Шанс для выживания блох

Некоторое время назад было модно считать сколько раз СССР и США могут уничтожить все живое на Земле при обмене ядерными ударами: кто-то говорил, что восемь раз, кто-то утверждал, что только шесть. Один из героев знаменитого советского кинофильма полагал, что в итоге "даже блох не останется". Предусмотренное Договором о СНВ-3 взаимное сокращение американских и российских развернутых носителей и ядерных боезарядов открывает перспективы для выживания после ядерной войны блох, но не рода человеческого. Опасность постоянно увеличивается в связи с расползанием А-оружия по миру и совершенствованием имеющихся боеголовок.

Аналитики напоминают в связи с этим, что еще четверть века назад был предложен иной путь достижения глобальной ядерной безопасности. Тогда предполагалось, что полная ликвидация атомного оружия возможна, если будет реализовано всеобщее запрещение испытаний ядерных боевых систем.

В этом было что-то манящее. Действительно, без испытаний нельзя создать новое оружие. Да и поддерживать уже существующее в состоянии постоянной боеготовности невозможно - нужны регулярные проверки, контрольные взрывы. Запретите испытания - и кошмар "атомной чумы" исчезнет. Дело выглядело весьма привлекательным, поскольку никто не мог бы уклониться от проверки - для обнаружения нарушителя А-соглашения достаточно было национальных средств контроля в сочетании с инспекцией на местах.

Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний был подписан в 1996 году. В то время к странам - "обладателям ядерных технологий" отнесли 44 государства. Именно они должны были подписать и ратифицировать документ, чтобы он вступил в силу. Однако и сейчас это условие выполнили только 35 государств. Дистанцировались от идеи глобального запрета испытаний США, КНР, Израиль, Египет, Индонезия, Иран, Индия, Пакистан, КНДР. Договор был фактически обречен, когда в 1999 году сенат США отказался от его ратификации.

Однажды президент Дуайт Эйзенхауэр сказал в ответ на предложение атаковать СССР, пользуясь техническим превосходством Америки: "У нас не хватит бульдозеров, когда придется собирать трупы". Генерал Эйзенхауэр знал войну не понаслышке, он проводил четкую грань между политиканами и ответственными политиками.

Политиканство доминирует в Америке, к сожалению, и сейчас. Кто-то воинственной риторикой прокламирует свой патриотизм. Кто-то отстаивает интересы оружейного бизнеса. Кто-то рисует автопортрет миротворца, готового при случае стать на защиту американской мощи и глобального доминирования США. Отсюда и политиканские игры с участием исполнительной и законодательной ветвей власти. Жизнь учит: это - опасные игры. Ведь тысячи боеголовок в Соединенных Штатах и в России по-прежнему, как и во времена СССР, существуют в рамках концепции возможного обмена уничтожающими ударами между нашими двумя странами. Такие спланированные удары не имели и не могли иметь аналогий в истории человечества, потому что они уничтожили бы его. Так что политиканство здесь, как минимум, неуместно.

Демонтаж

Значит ли все сказанное, что Россия и Америка обречены на противостояние, которое может в любой момент обернуться глобальным апокалипсисом? Аналитики дают на такой вопрос отрицательный ответ: человечество можно избавить от угрозы ядерного дамоклова меча. Но для этого нужен глобальный демонтаж противостояния, чреватого взаимным гарантированным уничтожением. Должна быть сломана система взглядов на партнера через прорезь орудийного прицела, которая сложилась за последние шестьдесят лет.

И начинать такой демонтаж нужно, как полагают специалисты, с изменения мировоззренческих доктрин обеих стран. Если Соединенные Штаты, заявляя на весь мир о готовности дружить с Россией, одновременно продвигают к нашим границам войска НАТО, это свидетельствует не о миролюбии Америки, но о лживой политике, от которой за версту разит дурным политиканством. Если Вашингтон, публично нажимая кнопку "конструктивной перезагрузки", в то же самое время заявляет о готовности развернуть у российских границ новейшую систему вооружений, пытаясь сдвинуть тем самым стратегическое равновесие с точки баланса к доминированию американской силы, нечего рассчитывать на эффективное сотрудничество двух великих ядерных держав.

Если американцы, протягивая россиянам ладонь для рукопожатия, одновременно давят на экономические рычаги "холодной войны", нет оснований надеяться на дружественное взаимопонимание.

Вспомним: два года назад, когда Российская армия, неся потери, защищала мир на Кавказе, американские боевые корабли вошли в грузинские территориальные воды и находились в зоне взаимного уничтожения с кораблями российского Черноморского флота. Военные специалисты считают чудом тот факт, что военным морякам тогда удалось разойтись миром: любая провокация могла повлечь за собой новейший вариант тонкинского инцидента, который создал условия для массированного вторжения войск США во Вьетнам. При этом Вашингтоном всем-всем-всем было объявлено, что американские военно-морские вояки направлены в Грузию лишь для доставки гуманитарных грузов - демонстрацию силы цинично выдавали за жест доброй воли.

И таких примеров множество. Создается впечатление, что вашингтонскую внешнюю политику на российском направлении делают не политики, а примитивные политиканы. Президенту Обаме как воздух нужен Договор о СНВ-3, потому что все остальные его впечатляющие затеи провалились. Он обещал перекроить американскую налоговую систему, ущемив богатых в пользу средних слоев и бедных граждан США, но отказался от этих планов. Обама обещал медицинскую страховку неимущим, а вместо этого втянулся в сложную юридическую тяжбу со своими оппонентами. Он обещал мир в Афганистане и послал туда дополнительные войска, получив то, что журнал "Ньюсуик" назвал "Вьетнамом Обамы". Он обещал дать работу миллионам американских безработных и не сделал этого. Наконец, он обещал вместе с Россией идти к всеобщему миру, а привел Америку на порог новой гонки вооружений. Поэтому ему и нужен Договор о СНВ-3 как символ внешнеполитических успехов.

Хочется надеяться, что у преемников нынешнего президента Соединенных Штатов Америки ответственная политика возобладает над политиканством. И тогда они обретут поддержку в России. Как заметил один мудрый арабский политический деятель, каменный век кончился не потому, что кончились камни. Он кончился потому, что был исчерпан ресурс эффективности каменных орудий. Нечто подобное происходит сейчас в Америке: заканчивается эпоха, в которой российская карта была лишь одним из мелких козырей в политической карточной игре. С Россией можно договариваться только на равных. Иначе не получится.



Александр ДРАБКИН. Политический обозреватель "Правды".