Северные промыслы на грани гибели

В свое время Лев Толстой справедливо заметил: "Орнаменты от греческих до якутских понятны и доступны каждому". Народное искусство тем и важно, необходимо, что утверждает жизненную стойкость, несет незабываемые впечатления. Тот источник вдохновения, который с особой силой проявляется на бескрайних просторах Крайнего Севера.

Позорные ветры Давно наблюдаю за традиционным природопользованием коренных народов и народностей Севера. Могу с горечью признать: изделия художественных промыслов жителей дальних окраин России, ранее весомо представлявшиеся на всевозможных выставках, имевшие успех у знатоков, словно лихими ветрами с торговых рядов вымело. И это не просто рядовое культурное явление, а социально-политический позор. Как сигнал "SOS" к пониманию: уничтожение своеобразия наших народов, где есть место вековой мудрости поселившихся на уникальной по степным просторам, северным широтам, южному благоденствию территории людей, приведет к потере национальной самобытности России. Еще могу засвидетельствовать, что рынок этнографических сувениров народов Севера, скандинавских стран, США и Канады процветает.

Каждый раз, приобретая этнографические сувениры за рубежом, где они продаются в аэропортах, музеях, специальных магазинах, сожалею о том, что не могу так же легко приобрести не подделки, а истинные изделия народов Севера у себя на Родине. Более того, их уже не найдешь и в отдаленных поселках аборигенов Якутии, Магадана, Хабаровского края. В каждом населенном пункте еще двадцать лет назад буквально процветал "дом быта", или сувенирный цех. Выставлялись торбаса (теплые меховые сапоги, так нужные на Севере), меховые шапки, рукавицы и сумочки, изделия косторезов и резчиков по дереву. Они были неповторимыми по узорам, яркими, специфичными для каждого народа, каждого поселения. Мастера и их мастерство еще живы, но цехи, где работали, закрылись, поменяли хозяев, разрушились.

Кто за это в ответе?

В музеях и магазинах столиц северных регионов, где раньше продавались самобытные поделки - Воркуте, Ухте, Анадыре, Магадане, Петропавловске-Камчатском - продажа или совсем прекращена, или ассортимент очень обеднел, заменен уродливыми безделушками. А спрос имеется. В тех же Петропавловске-Камчатском, Владивостоке, Хабаровске, Благовещенске не раз приходилось встречать многочисленные группы японских и китайских туристов. Первый же их вопрос вызывает настоящий шок у экскурсоводов: "Где можно купить настоящие, неподдельные этнографические сувениры?" В результате, после раздумий, слышится ответ: "Нигде".

В поисках сувенирного оленя Важнейшей современной социальной проблемой народов Севера стала безработица. Она протянула свои щупальца с ликвидацией колхозов, совхозов, госпромхозов. В прошлом эти организации обеспечивали практически стопроцентную занятость удивительного по своему историческому наследию населения. Результаты приватизации, условия дикого капитализма просто ужасны. Оленеводы, охотники, рыболовы лишены большей части своих традиционных природных ресурсов - оленьих пастбищ, охотничьих и рыболовных участков. Тем или иным способом, зачастую противоправным, земли перешли к новым хозяевам.

Различные коммерческие структуры, заготовители пушнины, леса, нефтяники, строители трубопроводов в стремлении интенсивно использовать приобретенную собственность и получить сиюминутную прибыль не нуждаются в услугах представителей народов Севера. Хотя рядом с ними находятся те, для кого эти земли - дом родной. Более того, менталитет народов Севера не подходит для современных методов и темпов эксплуатации природных ресурсов. Хищнические приемы и устремления новоявленных владельцев чужеродны сложившимся за многие годы традициям. Коренные жители северных мест привыкли работать неспешно, вдумываясь в смысл того, что делают и зачем, творчески осмысляя результаты своего труда, бережно относясь к природе, как к живому существу. Трагическое несовпадение их духовного состояния с современным миром хищнического капитала отбросило большинство представителей северных народов на обочину современной жизни. Пусть даже большинство из них и обладают художественными талантами, владеют навыками разнообразных ремесел. Ведь до недавнего времени все необходимое для жизни изготавливалось дома, в семье: нарты, лодки, одежда, обувь, домашняя утварь.

В США и Канаде, на которые современная власть любит ссылаться, ныне так много программ по поддержке и развитию производства этнографических сувениров. Представители коренных народов могут их производить в специальных мастерских, а если захотят, то и на дому. Организованы разные формы маркетинга этой продукции - от специальных магазинов в музеях Нью-Йорка до индивидуальной продажи на сезонных ярмарках в местах производства. Пора уже и в нашей стране создать нечто подобное. Нужна защита авторских прав народных художников, самобытного искусства от подделок, тиражирования и бездумного конвейера. Иначе изделия быстро утратят свой неповторимый дух и ценность. Осталась же в истории попытка делать хохломские ложки на токарных станках, да еще с механической росписью! Было даже предложение отправлять их в Японию. На что японцы вежливо покивали головами и сказали: "Важны руки, а не техника. Потому и любим русскую хохлому". Популярностью, кстати, в странах "образцовой демократии" пользуются и так называемые этнографические деревни, или музеи под открытым небом. В национальных постройках - вигвамах и т.д. - живут представители коренных народов, производят на глазах изумленных посетителей различные изделия, угощают блюдами национальной кухни. Это хорошо и давно известные в мире культурные программы.

Время бить в колокола Народы российского Севера интуитивно стремятся к воплощению подобных программ. Увы, не находят поддержки. Для их развития нет соответствующей законодательной и финансовой базы. Традиционные народные художественные промыслы тем и ценны, что уникальны, малотиражны. И если существующая законодательная база, практика современного хозяйствования способны задушить такие знаменитые на весь мир, ставшие российскими национальными символами производства, как "Гжель", "Жостово", мытищинский "Русский батик", то становится понятным, почему исчезло и производство этнографических сувениров народов Севера.

Разнообразие культур - один из наших государственных символов, который подтвержден даже в Конституции РФ. Но при этом в столице многонациональной страны нет этнографического музея. Туристы, посещающие Москву, Санкт-Петербург да ныне олимпийский город Сочи, при всем желании не смогут здесь найти вещественные доказательства того, что в России сосуществуют сотни национальных культур с обычаями, традициями.

С творчеством якутских мастеров, к примеру, скорее можно познакомиться за рубежом, в некоторых музеях российских городов. Бесценная реликвия наивысшего расцвета якутских промыслов в XIX веке - единственный экземпляр вышитой шубы из Ботурусского улуса хранится в знаменитых фондах Музея истории человека в Нью-Йорке. Уникальные экспонаты XVII - ХХ веков есть в Великобритании, Германии.

Увы, провидцем оказался ссыльный большевик Емельян Ярославский (Губельман), признавая: "Желающие ознакомиться с бытом инородцев Якутской области найдут в Якутском музее меньше, чем в музеях Северной Америки и других стран". Отсутствие этнографических сувениров в нынешних Санкт-Петербурге и Москве считаю национальным позором!

Непосредственных носителей самобытной духовной материальной культуры с каждым годом становится все меньше. Воспитание преемников требует много времени, энергии, сил и такта, терпения от наставника. Вот и получается, что уникальное наследие традиционного декоративно-прикладного искусства народов Якутии, отражающее их душу, древние исторические корни, образ жизни, буквально звонит в колокола, требует срочных и безотлагательных мер на государственном уровне. Нет культуры - нет народа. Народное искусство - бесценно. Именно с этих позиций нужно рассматривать сохранение и возрождение традиций.

Нашим законодателям и правительству России, которым глаза, как видно, застят нефтяные и газовые потоки, давно пришло время задуматься над простой истиной: ценность народа - в его духовности, многовековой культуре. Неужели святые для каждого интеллигентного человека слова о национальном своеобразии страны окажутся в "остатке" залитых маслянистыми болотами северных территорий?



АНАТОЛИЙ КОНДРАШОВ