Выступление председателя Комитета Госдумы по промышленности Сергея СОБКО на "правительственном часе" 22 февраля

ПОЛТОРА ГОДА НАЗАД президент провозгласил курс на модернизацию. И с тех пор мы настолько часто слышим это слово, что возникает большая опасность, как бы мы не заболтали модернизацию, как в свое время демократию.

Минэкономразвития - не рядовое министерство. По своему назначению оно должно выполнять функции "штаба" экономической политики, отвечать за стратегию и тактику модернизации. Посмотрим на программные документы, в рамках которых работает Минэкономразвития. Федеральный закон "О государственном прогнозировании и программах социального развития" принят в 1995 году. Сейчас - 2011й. Закон явно устарел. Есть Концепция долгосрочного социально-экономического развития на период до 2020 года. По этому документу промышленный рост в России сейчас должен быть почти 6 процентов. Понятно, что концепцию можно сдавать в макулатуру. Наконец, антикризисная программа 2009 года в части промышленного производства вообще не исполняется. Короче говоря, нормотворческая деятельность и плановые показатели правительства и Минэкономразвития не соответствуют задачам и сути курса на модернизацию.

Теперь посмотрим, как он реализуется. Конкретных шагов сделано мало. Все слышнее голоса тех, кто хочет подменить модернизацию второй волной приватизации. Мол, главное, - распродать остатки госимущества. Нет стратегии модернизации и нет заинтересованности ни со стороны крупного бизнеса, ни со стороны государственной бюрократии. Мы помним, что делали олигархи во время кризиса: выводили оборотные средства в офшоры, шантажировали власть социальными потрясениями, заставляли правительство оплачивать долги за счет госбюджета. Сегодня в сотню "Форбс" входят все наши металлурги. О чем они думают? О модернизации, об инновациях? У них одна мечта - вступление в ВТО. Тогда им обеспечены многомиллионные контракты. И не важно, что остальная часть реального сектора будет просто уничтожена. Олигархам не нужны инновации. Пока их основные фонды не выработают ресурс, пока оборудование не развалится, они ничего делать не будут. Яркий пример - Саяно-Шушенская ГЭС.

Бюрократия находится в абсолютно расслабленном состоянии. Большинство политической элиты не хочет оплачивать модернизацию своими усилиями и отягощать себя ответственностью. Президент верно поставил вопрос: руководство госкомпаний должно нести персональную ответственность за программу инноваций. А то получается - есть миллиардное бюджетное финансирование, но нет мотивации к инновациям. Надо сосредоточиться на поиске внутренних источников экономического роста, помимо экспорта сырья. Во всем мире экономический рост измеряют количеством рабочих мест - самый чуткий показатель. У нас измеряют ВВП: посчитали доходы от нефти и газа, прибавили стоимость парикмахерских и ресторанов, вроде неплохо получается.

Маленький пример. В эфире одной известной радиостанции был опрос. 82 процента участников заявили, что они бросают заниматься предпринимательской деятельностью и бизнесом. Естественно, что туда звонил не Дерипаска, а простые люди, у которых есть свое небольшое дело. Они не видят перспектив. Это ли не страшный симптом? Как они могут работать, если еще в прошлом месяце один киловатт-час электроэнергии стоил 3,71 рубля, а сегодня уже 4,32. В оплате газа, к примеру, из 3150 рублей 620 составляет стоимость доставки. Его что, на закорках по заводам носят? Плюс три процента начисляется за калорийность и еще 30 рублей за тысячу кубов за снабженческо-бытовое обслуживание. Каждый чиновник творит, что хочет. Монополии просто душат реальный сектор.

Каждый из этих примеров - как приговор. Министерство экономического развития есть, а экономического развития нет. В этих конкретных вопросах мы должны видеть его реальную работу. Но этого нет. Складывается впечатление, что основная задача министерства - гадать на кофейной гуще, какая будет инфляция. Почему так? Потому что в Минэкономразвития не понимают, что такое модернизация.

Подмена модернизации инновациями - это тупик, ошибка в определении приоритетов. Делать упор на инновациях, когда в стране нет развитой промышленности, - значит финансировать развитие других государств. В Сколкове будут работать не наши, а зарубежные ученые. А оплачивать будет наш бюджет. Тупиковый путь модернизации описан еще русским писателем Лесковым. Левша, подковавший английское чудо, танцующую блоху, - пример бессмысленных инноваций на фоне индустриальной дикости. Блоху подковали, а ружья продолжали чистить кирпичом. Сколково в отрыве от индустриальной сути модернизации не принесет пользы. Нужен внутренний рынок, который создаст спрос на инновации.

Инновационные экономики развитых стран выросли из индустриальных. Это естественное развитие. Поэтому развивающиеся страны считают главной задачей создание современной конкурентоспособной промышленности. Только она способна воспринимать инновации, формировать направления будущих прорывов на мировой рынок, готовить кадры, обеспечивающие этот прорыв.

Мы не прошли этап конкурентной индустриальной экономики. Нельзя сразу прыгнуть в постиндустриальное общество, в постиндустриальную модернизацию, в инновационную экономику. России не избежать, если она действительно намерена "встать с колен", новой индустриализации - создания конкурентоспособной промышленности: машиностроения, судо-, авиа-и автомобилестроения, производства товаров народного потребления, электроники. С их развитием появятся и потребность в инновациях, и условия для серьезных технологических прорывов.

Наша фракция считает работу Минэкономразвития слабой. Эта работа не соответствует задачам, масштабу и сущности модернизации. Еще раз подчеркиваю: мы идем не туда. Исполнительная власть должна объединить свои усилия с оппозицией, экспертами, промышленниками и выработать реальный, очищенный от иллюзий, конкретный план модернизации страны. Начинать надо не с муляжа мобильного телефона, который неизвестно когда будут делать на Тайване. Нужно создавать инфраструктуру, новые рабочие места, приобретать технологии, привлекать инвесторов, повышать производительность труда.



СЕРГЕЙ СОБКО