Атлантида Ангары

Две системы - два подхода к делу

Богучанская ГЭС... Сколько писали о ней и в советское время, и в нынешнее - смутное! Спроектированная еще в 1976 году, призванная помочь в разработке богатейших природных ископаемых, разведанных советскими геологами в Приангарье, она могла бы (и должна была!) войти в строй действующих в восьмидесятые годы. Если бы не горбачевская "катастройка" и ельцинская консервация плотины, стоившие огромных средств. Длительная консервация не могла не привести к частичному разрушению каменно-набросной плотины в результате многолетнего промерзания ее и оттаивания. Наблюдавшие за плотиной отмечали начавшуюся ее протечку...

ИТАК, в свое время все взвесив и рассчитав, как говорится, семь раз отмерив, не единожды побывав у створа будущей плотины, оконтурив зону затопления берегов Ангары по принципу "Не навреди", советские проектировщики пришли к выводу, что уровень верхнего бьефа не должен превышать 85 метров. И хотя издержки при возведении любого гидроузла неизбежны, они были сведены до минимума. Так, например, проектировщиками был предусмотрен вынос из зоны затопления двух десятков объектов. К ним относились уникальные усадебные постройки мастеров деревянного зодчества с красивыми резными деталями, водяная мельница, часовня, литой колокол на пожарной вышке... Старейшая русская газета "Красноярский рабочий" взяла осуществление выноса названных объектов под свой контроль.

А между тем годы шли. Недостроенная плотина Богучанской ГЭС становилась немым укором многим. И прежде всего - властям предержащим. Только лишь в начале второй половины первого десятилетия нового века (более чем через тридцать лет!) над Ангарой вновь стали оживать башенные краны, началась расконсервация плотины, появились бригады гидростроителей. И тут "главный рубильник" РАО ЕЭС Чубайс и будущий владелец алюминиевого комбината на даровой электроэнергии Дерипаска, что называется, подсуетились. Аппетит их взыграл, и они к установленному советскими проектировщиками уровню верхнего бьефа, повторюсь, на отметке 85 метров решили прибавить... еще 23 метра. Для наглядности - это девятиэтажный дом! А это значило, что на столько же необходимо было повысить саму плотину гидростанции. Выше уровень рукотворного моря - больше прибыли в их бездонные карманы!

ОБ ИНЫХ последствиях такого решения олигархи, видимо, и думать-то не думали. А они, как показывают расчеты специалистов, могут оказаться крайне плачевными. Словно древняя Атлантида, поглощенная морской пучиной, под водами красавицы Ангары при столь высоком уровне верхнего бьефа могут оказаться многие поселки, села и деревни с их огромными сельскохозяйственными угодьями, с кладбищами и скотомогильниками. Ангарские воды затопят несметные природные ископаемые - уникальные месторождения титановых россыпей, редкоземельных металлов, угля, нефти, гипса!.. Но и это еще далеко не все возможные потери. Более тринадцати миллионов кубометров деловой древесины, в том числе знаменитой ангарской корабельной сосны, поглотит рукотворное море. Туда же, в пучину вод, уйдут восемьдесят археологических памятников, среди которых немало имеющих мировое значение, таких, как стоянка древних людей Усть-Кова. И, наконец, воды Ангары скроют от глаз человека доисторическую картинную галерею на береговых скалах Аплинского порога. Случись же проблема со сбросом воды из верхнего бьефа, город Усть-Илимск Иркутской области будет подтоплен.

ВСЁ ЭТО не могло не встревожить общественность Красноярья и соседней Иркутской области. В печати стали появляться публикации, осуждающие действия олигархов. Видные ученые и специалисты высказывались против столь значительного повышения плотины. Почти 91 процент опрошенных красноярцев поддержал тревогу ученых. Мне довелось пять раз выступить в "Правде" в защиту Ангары и ее природных богатств: один раз в 2007-м, по два раза в 2008-м и 2009-м с протестующими заметками - "Глаголы смутного времени", "Ангара взывает о помощи", "Потеряем не только Ангару", "Словно воды в рот набрали. Газета выступила. А результат?" и, наконец, "Грядет потоп от олигархов". В советское время даже одна подобная публикация в газете стала бы поводом для глубочайшего изучения последствий. По заданию Министерства энергетики и электрификации СССР (где оно сейчас?) проектировщики еще и еще раз просчитали бы, что будет утрачено в результате столь значительного повышения верхнего бьефа, выдержит ли плотина напор ангарских стремительных вод. И ответ в редакцию газеты, естественно, поступил бы в должные сроки. А ныне? На многие, да фактически на все тревожные публикации - ни единого ответа!

ДВЕ системы - два подхода к вполне конкретным делам. И, конечно, не только в гидростроительстве. В советское время нефтяники извлекут, скажем, тонну нефти, а геологи уже разведают новое месторождение. Лесозаготовители вырубят, к примеру, гектар деловой древесины - лесхозы тут же озеленят вырубки. Ныне богатства недр, лесов, вод отданы на откуп хищникам, которые ради обогащения идут на все, прикрываясь несовершенными законами о лесе, недрах и воде. У них одна цель: взять как можно больше и не отдать на восстановительные работы ни гроша.

Такова уж эта подлая система. Не настало ли время поменять ее, руководствуясь хотя бы тем, что мы должны оставить своим внукам-правнукам достаточно природных ископаемых, лесных и водных богатств?



Игорь ГРЕБЦОВ. Член Союза писателей России.