Мечта людей - жить, а не выживать

Вот уже более полугода красные палатки, установленные возле центрального парка города Прилуки, служат для нашей городской организации КПУ своего рода визитными карточками. Здесь, у памятника Тарасу Шевченко, мы ведем опрос общественного мнения по вопросам референдума, объявленного Компартией Украины.

ВЫРАЗИТЬ СВОЮ ВОЛЮ, отвечая на вопросы Народного референдума, приходит много людей. И настроение их мне понятно. Людей возмущает, что жизнь в райцентре с каждым днем становится тяжелее. Постоянно растут тарифы на услуги ЖКХ, дорожают продукты и товары первой необходимости, и все это на фоне закрывающихся заводов, а как следствие - сокращаются рабочие места.

Невозможно без боли в сердце смотреть на то, что творится в районе и городе. Кругом царят бесхозяйственность и наплевательское отношение к человеку труда. Раньше в Прилуках насчитывалось 8 тысяч рабочих, ныне едва наберется тысяча. Я сам всю жизнь проработал электросварщиком. Начинал на заводе "Строймаш", где из трех тысяч человек осталось 299. А от "Животмаша" теперь вообще ничего не осталось! Все оборудование порезали на металлолом. С 1 января этого года остановили местный маслозавод, способный перерабатывать до 300 тысяч центнеров молока в сутки. Располагающий уникальной аппаратурой для производства сухого молока (продукция идет на вес золота), завод был закрыт зимой - от мороза полопались трубы, и теперь реанимировать его практически невозможно. Да если бы такое чудо и произошло, то производимого в хозяйствах района молока хватило бы только на то, чтобы размазать его по трубопроводам. В советские годы район имел 40 тысяч голов крупного рогатого скота, около 16 тысяч голов составляло дойное стадо. Недавно один из боссов хвалился в районной газете, что в животноводстве наблюдается рост. Какой же? Если в прошлом году было 5450 коров, то в этом стало... 5600. Раньше только в двух наших хозяйствах - "Десятилетие Октября", где работала знаменитая доярка Анна Денисова, Герой Социалистического Труда, депутат Верховного Совета СССР, и в Белоречице, племенном совхозе, - скота было больше.

Сам я родом из Канивщины, нашего же района. Когда навещаю родное село, вспоминаю, как отец, вступая в партию в 1961 году, по ночам читал Устав КПСС. Жили мы в старом доме, дети - на печи (я уже школьником был), а отец сидит за столом возле керосиновой лампы и говорит: "Сынки, это надо выучить назубок!" Книжка Устава, подписанная отцом, до сих пор хранится как реликвия в нашем семейном музее. Был мой отец Василий Игнатович и заведующим фермой, и учетчиком тракторной бригады, 14 лет работал бригадиром полеводческой бригады. Проработал 50 лет в колхозе имени ХХ партсъезда. А ныне от моего села не осталось ничего! В нашей Черниговской области за последние пять лет исчезло 60 сел. Колхозов же уничтожено еще больше. Страшно смотреть на то, что осталось от ферм, тракторных мастерских, школ, домов культуры - всего, что было возведено руками колхозников. Когда я ходил в школу, на нашей улице было 30 дворов и в каждом - по четверо-семеро детей. Только одних Василиев, как я, на нашей улице было 32. Ныне - лишь шесть домов, где еще живут люди...

Да нет, не живут, а выживают! Если кто и пытается чем-то заняться, то терпит сплошные убытки. Один из моих знакомых попробовал выращивать свиней, взяв в аренду ферму. Вырастить-то он их вырастил, а сдавать, оказывается, некуда. На мясокомбинатах такие закупочные цены, что овчинка выделки не стоит. Сало и мясо завозятся из Польши: совершенно непонятно, какого срока хранения и какого происхождения.

Простаивает в Прилуках еще один гигант - уникальное предприятие "Белкозин".

Спасением его предметно занимается моя коллега по горкому КПУ Виктория Коротя. В свое время таких заводов было всего два на весь Советский Союз. В Прилуках выпускалась натуральная оболочка для 18 видов колбас. Пришли так называемые джигиты-прихватизаторы, захватили предприятие и продали его. Новые хозяева еще раз его перепродали, а в результате "Белкозин", предприятие, которое несло золотые яйца, остановилось. Между тем украинские производители колбас покупают оболочку в Болгарии, в Польше и т.п.

Жена моя, Мария Александровна, - бывший строитель. Помню, раньше идешь по городу и куда голову ни поверни, везде видны башенные краны. При Советской власти город все время строился: жилье, школы, спортивные объекты, культурные - все для людей. Сейчас хоть где-нибудь увидишь такое строительство? В Прилуках - ни одного! Разве что коттеджи за высокими, непроницаемыми заборами...

Сын Руслан работал оператором на "замороженном" маслозаводе. Молодая семья (ребенку - 7 лет) осталась без средств к существованию, получает копейки на бирже. Можно ли прожить на 500 гривен (чуть больше 1800 рублей)? Второму сыну Сергею чуть проще: он предприниматель, тоже коммунист - два созыва является депутатом городского Совета.

Я стал коммунистом после обновления Компартии Украины в 1993 году, в самое трудное время, когда понял, что надо противостоять бесчинству антинародной власти и, кроме Компартии, с этой задачей некому управиться. А душой я всегда ощущал себя коммунистом, так как сызмальства был воспитан именно в таком духе...

Развевается кумач возле памятника великому поэту Шевченко. "Только коммунисты, - слышу я, как говорят между собой местные жители, - помогают нам реальными делами, а не занимаются болтовней и раздачей пустых обещаний".



Василий БИЛЫЧ.