Адвокаты палача Ельцина на Западе и в России

Разгон Верховного Совета России на фоне мировой истории

Перед очередной годовщиной расправы ельцинского режима над Верховным Советом России на телеканале "Россия 1" была показана передача "Исторический процесс", посвященная этому событию. На сей раз его участники проводили сравнение между действиями Ельцина и разгоном Государственной думы Николаем II в 1907 году. Н.К. Сванидзе и его "свидетели" - директор ИНИОН, академик РАН Ю.С. Пивоваров и главный редактор газеты "Московский комсомолец" П.Н. Гусев - старались оправдать оба разгона российских парламентов, при этом постоянно заверяя аудиторию в своей приверженности демократии.

Английский прецедент

Между тем с давних пор во всем мире подобные действия по отношению к парламентам считаются неоспоримыми свидетельствами узурпации власти и установления антидемократической диктатуры. Одним из первых событий такого рода в новой истории стал разгон так называемого Долгого парламента Англии в 1653 году. С начала буржуазной революции в 1640 году палата общин Англии была ее боевым центром. Однако постепенно власть стала концентрироваться в руках генерала Оливера Кромвеля, опиравшегося на армию. Палата стала помехой для него и его окружения.

20 апреля 1653 года Оливер Кромвель явился на заседание парламента и взял слово. Сначала он говорил о заслугах палаты общин и отдельных ее членов перед революцией. Затем тон и содержание речи Кромвеля стали меняться. Он расхаживал по залу заседаний, обличая то одного, то другого парламентария. Не называя никого по фамилии, он то жестом, то взглядом давал понять, о ком говорит. Речь Кромвеля становилась все более страстной. Наконец генерал прекратил маршировать и скомандовал своему помощнику Томасу Гаррисону: "Зови их!"

Тот вышел из зала и через минуту вернулся в сопровождении подполковника Уорсли. За спиной подполковника появились около 30 мушкетеров. Указав на спикера парламента У. Ленталя, Кромвель приказал Гаррисону: "Забирай его!" Гаррисон подошел к спикеру, но тот не сдвинулся с места. Тогда Кромвель прокричал:

"Тащи его вниз!"

Выполняя приказ, Гаррисон стащил спикера с его сиденья. Уорсли взял булаву спикера и его ключ. А мушкетеры дали понять парламентариям, что они готовы поступить с ними так же, как только что поступили со спикером. Так английский парламент прекратил свое существование, а Кромвель вошел в историю как душитель демократии.

18 брюмера

Более драматично происходил разгон парламента Франции Бонапартом. Накануне 9 ноября 1799 года (или 18 брюмера 7-го года республики по революционному календарю) недавно вернувшийся из Египта генерал Наполеон Бонапарт объявил, что он раскрыл заговор против парламента. После этого перепуганные депутаты перенесли свое заседание из Парижа в его предместье - Сен-Клу.

Под видом охраны парламента Бонапарт ввел в Сен-Клу около десяти тысяч войск. А затем сам явился на заседание высшей палаты - совета старейшин в сопровождении воинской свиты. Взяв слово, Бонапарт сказал, что он не Цезарь и не Кромвель, но тут же объявил, что конституции фактически не существует, и потребовал предоставить ему чрезвычайные полномочия для разгрома мнимого заговора.

Однако, в отличие от английских парламентариев, французские депутаты попытались дать отпор узурпатору. С криками "Вне закона! Вне закона! Долой диктатора!" они окружили Бонапарта, хватая его за воротник и толкая. От пережитого волнения с генералом случился приступ эпилепсии, от которой он страдал всю жизнь. Военные вынесли Бонапарта из зала и уложили его в одной из комнат дворца.

Тогда брат Наполеона Люсьен обратился к войскам с призывом к атаке. Под барабанный бой отряд под предводительством Люсьена Бонапарта, Мюрата и Леклерка пошел на штурм парламента. Распахнув дверь зала совета старейшин, Мюрат приказал гренадерам: "Вышвырните всю эту свору вон!" Члены совета опрометью бросились прочь из зала.

Только тут Люсьен Бонапарт и Мюрат сообразили, что часть парламентариев им понадобится для придания законности перевороту. Похватав несколько десятков депутатов, они согнали их обратно в зал и под угрозой оружия заставили принять декрет о создании временной консульской комиссии в составе аббата Сиейса, Роже Дюко и Бонапарта. Когда Наполеон Бонапарт пришел в себя после приступа, он уже был консулом республики.

Вскоре он оттеснил своих коллег-консулов и лично написал текст новой конституции. Объясняя принцип, которым он руководствовался при создании основного закона Франции, Бонапарт сказал: "Пишите коротко и неясно".

Эти действия Бонапарта на пути к установлению единоличной диктатуры вызвали широкое осуждение в мире. Генерал был объявлен узурпатором и считался с тех пор таковым во всех учебниках истории стран земного шара.

Поджог рейхстага и арест его депутатов

Указанные выше разгоны парламентов послужили руководством к действию для будущих диктаторов. На первых порах после того, как 30 января 1933 года президент Гинденбург назначил Гитлера канцлером, нацисты были в меньшинстве в правительстве, а в Германии сохранялся избранный всенародным голосованием рейхстаг, в составе которого были 100 коммунистов и 121 социал-демократ. Нацистов же было 196. Лишь поддержка националистической партии обеспечивала им небольшой перевес при голосовании.

Поскольку рейхстаг мешал Гитлеру, он был распущен, а 27 февраля 1933 года его здание запылало. На месте пожара был захвачен безработный Мариус ван дер Люббе, который недолго состоял в Компартии Голландии. Его обвинили в поджоге огромного здания. Прибывший к горящему рейхстагу его председатель Герман Геринг объявил собравшимся корреспондентам: "Это коммунистическое преступление против нового правительства! Это начало новой коммунистической революции! Мы не должны ждать ни минуты. Мы не будем проявлять жалости. Каждый коммунист должен быть расстрелян, после того как его обнаружат. Каждый коммунистический депутат должен быть повешен".

По приказам Геринга, который к тому же был министром внутренних дел Пруссии, в течение суток были арестованы свыше четырех тысяч коммунистов, включая депутатов рейхстага. Уже 27 февраля президент Гинденбург подписал декрет "О защите нации и государства", в соответствии с которым действие всех статей германской конституции о гражданских свободах было приостановлено.

По всей стране проходили массовые собрания нацистов, парады и факельные шествия штурмовиков. Установленные на перекрестках улиц громкоговорители передавали выступления Гитлера, Геринга, Геббельса. Они запугивали население теми ужасами, которыми им грозил приход коммунистов к власти. Несмотря на то, что назначенные на 5 марта новые выборы в рейхстаг проходили в обстановке психологического террора и жестоких репрессий, за Компартию Германии проголосовали 5 миллионов и в рейхстаг были избраны 86 депутатовкоммунистов.

Однако Гитлер аннулировал мандаты коммунистов и созвал рейхстаг в сокращенном составе 21 марта 1933 года в гарнизонной церкви Потсдама. Здание церкви было окружено войсками, а зал заседаний заполнили штурмовики в форме. В этой обстановке депутатам был предложен составленный нацистами законопроект "Об устранении бедствий народа и государства".

Социал-демократы пытались возражать. Им ответил лично Гитлер. Вскочив с места, он выкрикивал: "Вы поздно спохватились! Вы больше не нужны! Уже прозвучал погребальный звон, известивший о вашем конце... Мне не нужны ваши голоса". Большинством голосов закон, обосновавший установление в Германии нацистской диктатуры, был принят. А вскоре социал-демократические депутаты последовали за своими коллегами-коммунистами - в концентрационные лагеря.

По шаблонам прошлых переворотов

Совершенно очевидно, что переворот Бориса Ельцина был во многом плагиатом. Как и во всех приведенных выше примерах, для разгона российского парламента были использованы войска. Как Бонапарт и Гитлер, Ельцин отменил существовавшую прежде Конституцию.

Как и при захвате власти нацистами, парламент был сожжен Ельциным.

Арест спикера Хасбулатова, вице-президента Руцкого и ряда депутатов, заключение их в тюрьму были совершены по гитлеровскому образцу обращения с депутатами рейхстага от коммунистической и социал-демократической партий.

Но были и отличия. Так, президент России не стал выступать лично перед депутатами, а предпочел действовать за спинами вооруженных до зубов спецназовцев, а также за броней танков. При разгоне западноевропейских парламентов никто не погиб и даже не был ранен. Ельцин и его окружение - Гайдар, Черномырдин, Филатов, Бурбулис, Чубайс и другие - действовали с размахом, который не снился Кромвелю, Бонапарту и Гитлеру. Разгон Верховного Совета России был осуществлен по правилам широкомасштабной военной операции с многодневной осадой, которая завершилась штурмом. В ходе жестокой кровавой расправы были уничтожены тысячи людей.

Вызванные Ельциным и его приспешниками бронетранспортеры расстреливали мирных людей возле телецентра в Останкине. Кумулятивные снаряды, которыми стреляли танки, ракеты, которыми били с вертолетов по Белому дому, превращали даже бронированные сейфы в лужи металла и не оставляли от людей ни следа. Палачи вывозили убитых тайно в рефрижераторах и на баржах. Ельцинский разгром Верховного Совета беспрецедентен по своему цинизму и жестокости.

Как Запад воспринял ельцинский переворот

А как же повели себя руководители Запада, которые со школьных лет привыкли осуждать тиранов Кромвеля, Бонапарта и Гитлера? Рядясь в тогу блюстителей демократии, правители Запада не только мирились с диктаторами, разгонявшими парламенты, но и нередко организовывали подобные перевороты. Суть этой политики сформулировал президент США Ф.Д. Рузвельт, так оценивший кровавого диктатора Сомосу: "Он - сукин сын, но он - наш сукин сын".

Рассказывая о подоплеке ельцинского переворота, С.Е. Кургинян говорил о том, что решение разогнать Верховный Совет было принято после того, как Запад отказался предоставлять России новые займы, если под его диктовку правительство немедленно не приступит к реализации программы "реформ". Выступавший "свидетелем" у Кургиняна спикер Верховного Совета Р.И. Хасбулатов вспоминал, как за несколько дней до принятия Ельциным указа о роспуске Верховного Совета директор Международного валютного фонда Мишель Камдессю пригрозил спикеру большими бедами, если депутатский корпус не согласится уступить Западу. Другой "свидетель" Кургиняна - вице-президент России А.В. Руцкой - утверждал, что разгром Верховного Совета был следствием заговора Клинтона и Коля, к которому затем примкнули Мэйджор и Миттеран.

О безоговорочной поддержке действий Ельцина свидетельствовало заявление, прозвучавшее в те дни из американского "бастиона демократии". Президент США Билл Клинтон говорил: "Ясно, что насилие развязано силами Руцкого - Хасбулатова. Ясно, что президент Ельцин всячески старался избежать насилия, чтобы с самого начала не допустить его эскалации.

Я по-прежнему убежден, что Соединенные Штаты должны поддерживать президента Ельцина и процесс подготовки к свободным и честным выборам. Мы не можем позволить себе колебаться в такой момент, отступать или как-то поощрять людей, явно желающих сорвать выборный процесс и не поддерживающих реформы в России".

Позже советник Клинтона по вопросам отношений с Россией Строуб Тэлбот, выразив дежурное сожаление "по поводу случившегося кровопролития", высказал надежду, что "российское правительство восстановит порядок и разрешит политические проблемы".

Верно оценивая политику правительства США, газета "Бостон глоб" писала: "Вся российская политика администрации (США. - Ред.) основана на том условии, что Ельцин и реформаторы останутся у власти". Это соображение определяло отношение всех стран Запада к кровавой расправе Ельцина.

Комментируя ельцинский переворот, Клинтон цинично объявил на пресс-конференции корреспондентам: "Если бы подобное случилось в Соединенных Штатах, вы бы, наверное, тоже ожидали от меня решительных действий".

Современные апологеты кровавой расправы

Позиция Сванидзе и его "свидетелей" полностью совпала с позицией Запада. При этом он, как и во многих других передачах, объявил нелепыми сведения о подрывной роли Запада. Если верить Сванидзе, то в мире нет ни иностранных разведок, ни подрывной деятельности иностранных держав. Все это якобы бредовые выдумки сталинистов.

В то же время откровенно солидаризироваться с кровавой расправой 3 - 4 октября 1993 года сейчас в нашей стране немыслимо. Поэтому Сванидзе, Пивоваров и Гусев лепетали о трагичности происшедших событий. И все же они твердили, что в результате страна была спасена от гражданской войны. Эту нехитрую мысль бездоказательно и упорно повторяла команда Сванидзе.

Защитники Ельцина уверяли, будто от Верховного Совета исходила смертельная опасность для свободы и демократии. Поэтому на экран монитора много раз были выведены фотографии баркашовцев и крупным планом показана их нарукавная повязка. И это лишний раз доказывает провокационный характер Русского национального единства (РНЕ). О том, что отряд из РНЕ покинул стены Белого дома накануне его штурма и не играл никакой активной роли в происшедших событиях, Сванидзе умолчал.

Добавим от себя: суть баркашовского "проекта" раскрывает тот факт, что во время президентских выборов 1996 года съезд РНЕ принял решение голосовать... за Ельцина (!).

Ложь о том, что Ельцин и его сторонники действовали в ответ на "агрессивные" действия Верховного Совета и его сторонников, была вновь опровергнута. Выступая в передаче, Леонид Прошкин, расследовавший от прокуратуры РФ кровавые события 1993 года, сообщил, что тщательный анализ всего огнестрельного оружия сторонников Верховного Совета установил, что из него не был убит ни один человек в те дни. Прокуратура отвергла и утверждения, будто кто-то был убит или ранен гранатометом, примененным сторонниками генерала Макашова у здания телецентра в Останкине.

Но это не смутило команду Сванидзе. Особенно старался академик Пивоваров, известный своим патологическим антипатриотизмом. Это - тот самый Пивоваров, который назвал Александра Невского "смрадной фигурой российской истории". Он же объявил Ледовое побоище небольшим пограничным сражением, в котором "смрадный" Александр Невский бросил огромное русское войско против отважной пограничной заставы немецких рыцарей. Тот самый Пивоваров, который уверял, будто Дмитрий Донской был канонизирован по решению ЦК КПСС. Возможно, воображая себя Кромвелем или Бонапартом (а может быть, и Гитлером), академик в ходе передачи высказал свое самое заветное желание: возглавить военный отряд, войти с ним в Смольный и разогнать большевиков во главе с Лениным. (С тех пор, как академиком избрали А.Н. Яковлева, у нас стали встречаться удивительные академики.) Пивоваров, Гусев и Сванидзе в один голос уверяли, что Ельцин в 1993 году, как и царь Николай II, действовал во имя светлого будущего России. Прибегая к аргументам, схожими с теми, что использовали нацисты в 1933 году, Сванидзе уверял, будто в Государственной думе, разогнанной в 1907 году, было слишком много социал-демократов и эсеров, которые мешали осуществлению реформ Столыпина. (На самом деле из 518 депутатов Государственной думы социал-демократов было 65, а эсеров - 37.) Ельцину тоже мешало "двоевластие" для осуществления реформ, уверяли члены команды Сванидзе. Пивоваров подчеркивал, что Верховный Совет был пережитком советской системы, а потому его надо было убрать. "Но вы же получили 20 лет, чтобы реализовать свои планы? Чего же вы достигли?" - спрашивал Кургинян. Реакция зала свидетельствовала, что в "достижения" последних двадцати лет мало кто верит.

Дискуссия, показанная на телевидении, подтвердила правоту слов И.В. Сталина, который в своем выступлении на XIX съезде КПСС предупреждал, что современная буржуазия выбросила за борт "знамя буржуазнодемократических свобод". Современная российская буржуазия, чьи взгляды так яростно защищали Сванидзе, Пивоваров и Гусев, откровенно восхваляет разгоны парламентов, что до сих пор решительно осуждалось общественным мнением.

При этом, цинично попирая логику и здравый смысл, апологеты буржуазии продолжают твердить о защите демократии и прав человека. В дальнейшем они станут восхвалять поджог рейхстага во имя демократии и человеческих прав. Победу же над гитлеровской Германией объявят трагедией. О том, что так может случиться, свидетельствует выступление Пивоварова в июне этого года на конференции в Будапеште. В нем академик объявил победу советского народа в Великой Отечественной войне зловредным мифом.

Голосование принесло Сванидзе, Пивоварову и Гусеву полный разгром. За них проголосовали лишь 6522 зрителя, или 9,3 процента от числа тех, кто позвонил на канал по телефону. За Кургиняна и его "свидетелей" проголосовали 63644, то есть 90,7 процента. И это вновь показывает, что попытки антисоветчиков и русофобов навязать стране свою фальсифицированную версию истории встречают активный отпор.



Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ.