За границами 64 клеток

Гроссмейстер Константин Чернышов о времени и немного о шахматах Читатели "Правды" хорошо знакомы с шахматной рубрикой, которая еженедельно выходит под редакцией международного гроссмейстера Константина Чернышова.

Однако немногие знают, что Константин Валерьевич, помимо спортивной, занимается партийной работой. К. Чернышов - член бюро Воронежского обкома КПРФ, активист партии. Вот что он рассказал о себе:

Я РОДИЛСЯ и вырос в Воронеже. Мои родители работали в "химии" - на заводе синтетического каучука имени С.М. Кирова, затем в пусконаладке - запускали химические заводы в Набережных Челнах, Ангарске... Я ездил вместе с ними, с детских лет видел необъятные просторы великой страны СССР. Самое яркое воспоминание детских лет: много солнца...

Сегодня принято по телевизору рассказывать о том, что все мы, дескать, жили в бараках и в грязи, а я помню улыбки людей. Да, жили скромно. А как могло быть иначе? Мой город в годы войны был почти уничтожен фашистами. Но выстоял, возродился из пепла руками простых людей... Еще я помню, что не было нужды кого-то бояться на улице. Мы, мальчишки и девчонки, уважали людей в форме - военных, милиционеров... Когда я учился в школе, нас буквально заставляли заниматься спортом: волейболом, боксом, теннисом, футболом, шахматами.

- Как шел ваш шахматный рост?

- Папа научил играть, когда мне было четыре года. В шесть я пошел в кружок. В семь имел третий разряд и как перспективный юниор первый раз поехал на товарищескую встречу на 20 досках (!) за Воронежскую шахматную школу против Перовского района Москвы. В 12 - чемпион среди мальчиков Сибири и Дальнего Востока. Мне очень приятно, что в далеком Ангарске меня считают первым своим гроссмейстером! Да ведь и для меня это дорогие сердцу места. Какие там замечательные люди! В 14 лет как чемпион "Спартака" среди юниоров в РСФСР попал в школу экс-чемпиона мира Тиграна Петросяна. Главным и замечательным тренером школы был Александр Сергеевич Никитин. С тех пор мне хотелось стать хорошим тренером. Поэтому после службы в армии (Кантемировская дивизия) я стал совмещать учебу в университете с работой в шахматной школе. И тут началось! Конечно, все случилось не вдруг. Уже навязывались обществу мысли, что все люди равны, но некоторые "равнее других", уже актив комсомола стал превращаться в тусовку сынков и дочек тех, кто "равнее". Но когда в стране случилась "перестройка" с буржуазной реставрацией, пришлось, чтобы просто выжить, вспомнить, что я могу и сам играть в шахматы. Правда, оказался перед выбором между работой и высшим образованием. Увы, я ушел с 5-го курса университета... Шло нелегкое сочетание работы тренером и личной практики. Моя 8-летняя ученица Женя Мещерякова (сегодня уже международный гроссмейстер) два года подряд становится чемпионкой России, а я получаю звание международного мастера. Кандидатами в мастера становится один за другим целая группа учеников, а я выигрываю ряд международных турниров разного уровня, среди которых крупные соревнования в Будапеште, Дрездене, Пардубице, Кракове... В 2000-м я стал международным гроссмейстером.

- А как же вуз? Не жалко?

- Очень жалко! Мне весьма пригодились знания, которые нам давали. Я учился на факультете романо-германской филологии. Поэтому никакого труда не составило общаться с иностранцами. Еще в 1992 году я имел интересную беседу со студентом-англичанином. "Русские, вы сошли с ума, - говорил он. - Вы легко своими руками отдаете то, за что мы бьемся десятилетиями! Вы не знаете, что такое капитализм! Но вы еще хорошо это узнаете..." Бросалось в глаза отношение в мире к Америке и американцам. В аэропорту Сан-Паулу в Бразилии первый вопрос, который мне задали с откровенной неприязнью, был: "Гринго?" (американец?). А когда услышали, что я из России, - широкая белозубая улыбка: "О, Москва!" Я прошел практические курсы политэкономии в Дели в кварталах бедняков и в Македонии, когда во время чемпионата Европы албанские боевики беспрепятственно прошли через "миротворцев" НАТО и захватили столицу республики; встречался с коммунистами Афганистана и Чехии, с простыми людьми в разных странах. Помню забавный случай в Польше. Мой друг пригласил меня послушать, как звучит музыка Баха в органном исполнении. Мы пришли в середине проповеди ксендза и еще минут сорок, к ужасу моего товарища, слушали, как священник говорил: не повезло Польше, что рядом с ней находится "червонная зараза - Россия". "Красная зараза? Да, я уже здесь!" - улыбнулся я своему смущенному другу.

- А какими языками вы владеете? - В рамках разговорного общения немецким и польским. На немецком я написал ряд статей для шахматных журналов, а на польском вышла моя книга "Na tropie dobrego ruchu" ("На пути к хорошему ходу").

Немного знаю французский и чешский. И уж совсем чуть-чуть - венгерский. Что, в общем-то, мне не мешало заниматься с перспективным венгерским мальчиком, который сейчас стал сильным мастером и, наверное, добьется большего. - Мы действительно отстаем от западной цивилизации, как нас убеждают отечественные СМИ? - Отстаем? Да ни в коем случае! Я как-то занимался с одной польской девочкой из музыкальной семьи. На кухне играла музыка, и в ходе занятий я стал называть: "О, это Чайковский, это Бетховен, это Гайдн..." И вдруг слышу, родители между собой шушукаются: "Ты видел хоть одного польского гроссмейстера, который так хорошо разбирается в музыке?" Я еле сдержал улыбку: ведь я никогда музыкой не увлекался.

Это элементарные знания, которые каждый получал в школе на уроках музыки. А вот в селе Пузево Бутурлиновского района Воронежской области если вы зайдете в школу, то увидите такие картины детей, что ого-го! Чьи программисты лучшие в мире?

Кто мог решить любую задачу - от ликвидации неграмотности и победы над эпидемиями до электрификации всей страны, атомной бомбы и выхода в космос? Наш народ необычайно талантлив, только усилия его должны быть направлены на созидание, а руководству желательно хоть немного любить свой народ. Вообще, уровень цивилизованности определяется совсем не тем, знаете ли вы, в какой руке держать вилку, а в какой - нож. Это, например, хорошо знали наши демократы-"общечеловеки", да взяли и пустили свой же народ и свою страну вразнос. - Какая ситуация у вас в области? - Тяжелая. Как и почти во всех регионах. Заводы либо стоят, либо еле-еле держатся на четырехдневке. Сельское хозяйство в полном развале. А ведь наша область - это элитное Черноземье! В области образования от экспериментов над нашими детьми выть хочется. Интересно, те, кто создает учебные программы и пишет учебники, сами были маленькими? Почему Министерство образования России так не любит маленьких россиян, что наперекор учителям, детям и родителям с маниакальным упорством проталкивает ЕГЭ? В какой стране мы живем, если в 11-м классе три раза в неделю английский язык и только один раз - русский? Вообще, сегодня каждый простой человек много себе задает вопросов. А вот ответов на них у него нет.

Но главным вопросом становится тот, что когда-то в 30-х годах XX века задал немецкий писатель: "Маленький человек, что дальше?" Я себе на этот вопрос ответил: только социализм! Вместе с товарищами в обкоме партии мы стараемся помочь сделать выбор гражданам города и области. Активность граждан растет, значит, мы на правильном пути...

Беседу вел Евгений КОЙВА.