Пусть не померкнет ее благородный образ

К 140-летию со дня рождения Н.К.Крупской

КОГДА ПРИБЛИЖАЛОСЬ 70-летие Н.К. Крупской, сотрудники Музея народного образования в Ленинграде обратились к О.А. Яковлевой, гимназической подруге Надежды Константиновны, с просьбой дать свои воспоминания о работе в Смоленской школе за Невской заставой. Узнав об этом, Надежда Константиновна написала ей: "Что они прислали человека поговорить с тобой, это хорошо, но, если он все свел к собиранию сведений обо мне, это никуда не годится. Я терпеть не могу юбилеев. Хотела бы свести связанные с ним разговоры до минимума. Если будут приставать к тебе с этим, пошли их ко всем чертям".

26 февраля исполнилось 140 лет со дня рождения Надежды Константиновны Крупской. Не будем праздновать юбилей, но с благодарностью вспомним этого человека, перелистаем страницы жизни, в которой отражена целая эпоха.

Поиск жизненного пути

"Мне... пришлось быть свидетельницей величайшей в мире революции, видеть уже ростки нового, социалистического строя, видеть, как жизнь начинает перестраиваться в своих основах". По своей исключительной скромности Надежда Константиновна называла себя лишь свидетельницей великих исторических событий, в действительности же она была активным творцом новой жизни.

Судьба Крупской похожа на судьбы многих образованных русских девушек конца ХIХ века, мечтавших жить по высоким идеалам, быть полезными своему народу и обществу, а выбранный ею жизненный путь совпал с поступью века.

Родилась Крупская в семье обедневших дворян, которые, по ее словам, "не имели ни кола, ни двора" и пополнили ряды разночинной интеллигенции.

Нужда, постоянные переезды не мешали семье жить дружно, в атмосфере взаимного уважения и доверия. Наде было четырнадцать лет, когда умер отец, и ей пришлось окунуться в трудовую жизнь: брала переписку, частные уроки. Но это не помешало ей оставаться одной из лучших учениц частной женской гимназии Оболенской - передового учебного заведения Петербурга. В 1886 году Крупская окончила гимназию с золотой медалью, а в 1887 году - специальный педагогический класс, что позволило ей получить диплом на звание домашней наставницы.

После двухлетней репетиторской работы в удостоверении, выданном педагогическим советом, говорилось: "...Успехи ее учениц свидетельствуют о выдающихся педагогических способностях ее, основательности ее познаний и крайне добросовестном отношении к делу". "Стройная девушка с прекрасными серыми глазами, высоким лбом и длинной русой косой... приветливая и удивительно добрая" - такой запечатлелась Надежда Константиновна в памяти одной из ее учениц. Крупская обладала не просто любовью к детям, терпением и лаской, но и чудесным даром проникать в душу ребенка, закладывая прочную нравственную основу.

Для усовершенствования своих педагогических навыков она посещала уроки опытных педагогов в петербургских начальных школах Технического общества, много читала. Русская литература второй половины XIX века с присущими ей реализмом, обличением пороков, человечностью, обращением к глобальным моральным и философским проблемам оказала большое влияние на духовное состояние российского общества: в воздухе витали идеи социальной справедливости и неизбежности грядущих перемен. Интеллигенция, устремленная в будущее, была озабочена извечными русскими вопросами: "Что делать?", "Кто виноват?", "С чего начать?" Литературные споры часто перерастали в политические, появлялись все новые теории о дальнейших путях России.

Находила широкий отзвук идея "покаяния дворянства". Восемнадцатилетней девушкой Крупская прочла в газете ответ Л.Н. Толстого на вопрос к нему тифлисских гимназисток: "Как помогать народу?" Писатель ответил, что они должны передать народу полученные знания, и посоветовал взяться за исправление и улучшение книг, издаваемых для народа, так как эти книги в большинстве были написаны плохим языком и полны фактических ошибок. И вот 25 марта 1887 года Крупская написала великому писателю письмо. "Последнее время с каждым днем живее и живее чувствую, - говорилось в нем, - сколько труда, сил, здоровья стоило многим людям то, что я до сих пор пользовалась чужими трудами. Я пользовалась ими и часть времени употребляла на приобретение знаний, думала, что ими я принесу потом какую-нибудь пользу..." Она попросила Толстого прислать ей книгу для исправления и переделки. Вскоре, получив от него русский перевод романа Александра Дюма "Граф Монте-Кристо", Надежда Константиновна в короткий срок выправила этот перевод по французскому подлиннику, устранила смысловые искажения и отправила бандеролью писателю.

В 1889 году Крупская поступает на историко-филологическое отделение Высших женских курсов (Бестужевских), но вскоре без сожаления покидает их: сухие, оторванные от жизни лекции не насыщали жажды "цельного мировоззрения". Духовные поиски приводят ее к марксизму. Именно созвучие марксизма традиционным идеалам русской культуры объясняет возникшую к нему тягу в России.

Марксизм давал надежду на преодоление отчуждения между людьми, которое породила частная собственность, и поэтому нес огромный заряд вдохновения. Это была первая мировоззренческая система, в которой на современном уровне ставились основные проблемы бытия. В свое время марксистами были не только религиозные искатели (Булгаков, Бердяев, Франк), но даже и такие правые лидеры кадетов, как Струве и Изгоев. В начале ХХ века С.Н. Булгаков писал в "Философии хозяйства":

"Практически все экономисты суть марксисты, хотя бы даже ненавидели марксизм". На деле весь культурный слой России и значительная часть рабочих находились под влиянием марксизма.

"Марксизм дал мне величайшее счастье, какого только может желать человек: знание куда надо идти, спокойную уверенность в конечном исходе дела, с которым связала свою жизнь, - вспоминала Крупская. - Путь не всегда был легок, но сомнения в том, что он правилен, никогда не было. Не в терроре одиночек, не в толстовском самоусовершенствовании надо искать путь. Могучее рабочее движение - вот где выход".

Отныне вся жизнь, все силы будут отданы избранному пути.

Шла к революции рядом с Лениным

29 августа 1891 года Надежда Константиновна пришла в вечерне-воскресную школу, что на Шлиссельбургском тракте на окраине Петербурга, в селе Смоленском. Здесь она бесплатно учительствовала пять лет, неся своим ученикам не только грамоту, но и знакомство с марксизмом. Располагалась школа в четырехэтажном мрачном здании, однако впоследствии Крупская писала, что эти занятия на всю жизнь остались одним из самых светлых воспоминаний, дали ей чрезвычайно много для понимания рабочей среды. "...Пять лет, проведенные в школе, влили живую кровь в мой марксизм, навсегда спаяли меня с рабочим классом".

Первая группа учеников состояла из неграмотных пожилых рабочих, среди которых только трое были без каких-либо физических недостатков. Но большинство из них страстно хотело одолеть грамоту, и Крупская все делала для их развития и политического пробуждения. На долгие годы ей запомнилась фраза, написанная еще не твердой рукой: "Трудно рабочему учиться при двенадцатичасовом дне, но необходимо, чтобы наши "благодетели" не устроили пятнадцатичасового дня". Другой ученик, текстильщик Карасев, как-то вывел в своей тетради: "Выучи грамоте - подарю на сарафан", а потом пожелал ей "удалого жениха".

Какой была Надежда Константиновна в те годы, рассказывают современницы. "Чисто русское, простое, приветливое лицо, выразительный ласковый взгляд. Помню ее всегда в черном или коричневом, гладко сшитом платье или в черной кофточке. Наряды она не любила. Да и не пристали бы наряды к ее застенчиво-скромному облику" (М.С. Голубева). "Во внешности Надежды Константиновны не было ничего такого, что сразу бросалось бы в глаза и резко выделяло из круга обычных людей. Но при ближайшем знакомстве с ней быстро выяснялось, что перед нами человек отнюдь не "обычного порядка" (З.П. Невзорова-Кржижановская).

Зимой 1894 - 1895 гг. в среде питерских марксистов Крупская познакомилась с Лениным. Общие интересы и общее дело сблизили их, став основой для глубокого чувства. "Гармония мысли и дела, растворение всей индивидуальности Надежды Константиновны в революционном действии стали несокрушимой основой ее союза с Лениным", - писала Клара Цеткин.

Позднее, уже в годы Советской власти, Крупская, занимаясь женским движением, и в своих статьях, и в ответах на многочисленные откровенные письма самых разных женщин - работниц с фабрик, интеллигенток - не уставала объяснять, что настоящее счастье семейной жизни возможно в том случае, если двоих связывают не только взаимная симпатия и тяготение друг к другу. На вопрос: "Можно ли любить человека, с которым расходишься во взглядах?" - она отвечала: "Нельзя, из такой любви ничего, кроме плохого, не выйдет". Много потрудилась Надежда Константиновна и над тем, чтобы разрушить традиционное представление о браке, о женском счастье прожить жизнь "за мужней спиной". Она старалась поднять самосознание женщины, пробудить ее к творчеству, вызвать интерес к общественной жизни, утверждая, что "жизнь от этого не становится беднее, она дает такие яркие и глубокие переживания, которых никогда не давала мещанская семейная жизнь".

В 1895 году марксистские кружки Петербурга объединились в организацию, получившую название "Союз борьбы за освобождение рабочего класса". Руководила организацией центральная группа во главе с Лениным, которому было в то время 25 лет, и в основное ядро входила Крупская. За революционную деятельность, за желание изменить к лучшему жизнь людей труда обоих ждала ссылка. И когда из сибирского села Шушенское Ленин послал Надежде Константиновне письмо, в котором предлагал ей стать его женой, она, будучи человеком глубоко чувствующим, но сдержанным, подкрепила свое согласие фразой, не лишенной юмора: "Ну что ж, женой так женой". Долго потом Владимир Ильич вспоминал с улыбкой ее ответ.

Трудная дорога к жениху: шесть тысяч верст поездом, пароходом, на лошадях. Везла самое нужное - книги по экономике, истории, статистике, не были забыты шахматный столик и керосиновая лампа с зеленым абажуром, чтобы Ленину было удобнее работать. Жандармы смеялись над ней: "В первый раз видим человека, который сам просится в Сибирь". Шел 1898 год, успели позабыть о женах декабристов. Обручальные кольца для венчания сделал из медного пятака товарищ по ссылке - путиловский рабочий Оскар Александрович Энгберг. Колец этих они никогда не носили, но Надежда Константиновна хранила их всю жизнь и только незадолго до смерти передала в Центральный музей В.И. Ленина.

"С тех пор моя жизнь шла следом за его жизнью, я помогала ему в работе чем и как могла". Революционной работы, которая составляла основной смысл и содержание их жизни, было много: писали книги, изучали языки, занимались переводами, общались с товарищами.

В ссылке была написана брошюра Крупской "Женщина-работница", первая марксистская книжка о положении в России самого забитого слоя трудящихся - женщин. Уже за границей за несколько лет брошюра вышла четырьмя изданиями - явление для того времени исключительное.

Позднее Крупская говорила, что в ссылке мы "не только Веббов переводили", "ведь мы молодые тогда были, только что поженились, крепко любили друг друга", "то, что я не пишу об этом в воспоминаниях, вовсе не значит, что не было в нашей жизни ни поэзии, ни молодой страсти". Событием для всего Шушенского стал сад Ульяновых. У Надежды Константиновны цвели резеда, левкой, душистый горошек, маргаритки, анютины глазки, флоксы. Так как крестьяне не разводили цветов, на невиданные растения приходили посмотреть со всей округи. Для крестьянских детей она с помощью бумаги и клея делала елочные украшения.

Закончилась ссылка, начались трудные годы эмиграции. "Жили просто, это правда, - вспоминала то время Надежда Константиновна. - Но разве радость жизни в том, чтобы сытно и роскошно жить?" За границей с первых дней жизни там она стала секретарем "Искры", первой нелегальной общерусской марксистской газеты, созданной и руководимой Лениным. Была неутомимым работником, точным, четким, собранным, с прекрасной памятью. Вот как писал Г.М. Кржижановский: "Партия, которая в это время выращивала свои кадры, многим и многим обязана в этом деле Надежде Константиновне и должна быть ей глубоко благодарна".

На плечи Крупской легла трудоемкая, требующая больших усилий и осторожности конспиративная переписка. Трудно представить в полном объеме, какую колоссальную работу выполняла Надежда Константиновна, державшая под контролем отправку искровской литературы по всем адресам, а их было более 450! За время эмиграции Крупской были написаны 30 тысяч нелегальных писем. Правильно считали товарищи, что "без "Искры" не было бы партии, а без Крупской не было бы "Искры".

Кропотливый труд не пропал даром. Зажженные по всей стране революционные искры разгорелись пламенем в Октябре.

Не только жена вождя

Крупская стала, как сказали бы сейчас, "первой леди" Страны Советов. "Было бы оскорбительно и смешно предполагать, что товарищ Крупская в Кремле играла роль "жены Ленина", - писала о ней Клара Цеткин. - Она работала, несла заботы вместе с ним, пеклась о нем... превращала ленинское жилище в "родной очаг" в самом благородном смысле этого слова. Конечно, не в смысле немецкого мещанства, а в смысле той духовной атмосферы, которая его наполняла и которая служила отражением отношений, соединявших между собой живущих и работающих здесь людей. В этих отношениях все было настроено на исключительный тон правды, искренности, понимания и сердечности".

В Кремле Ульяновы жили скромно, как привыкли жить и до революции. "Стоило только открыть дверь, чтобы сразу почувствовать себя в жилище нетребовательного, но истинно культурного человека - все просто, чисто, опрятно, все на месте, без блеска, без шика, никаких предметов роскоши, никаких вещей неизвестного назначения, но зато есть все, что нужно много работающей семье, живущей исключительно интеллектуальными интересами". С этим наблюдением профессора М.И. Авербаха были согласны все побывавшие в квартире главы правительства. "Первая леди" не изменила своей привычке одеваться "более чем просто", да и как можно было по-иному одеваться, когда в стране голодали и бедовали. Надежда Константиновна настолько мало обращала внимания на вещи, что почти не замечала их. Уговорить ее сделать новое платье можно было только по какому-нибудь торжественному случаю - перед партийным съездом или конференцией. Тогда она соглашалась, что идти в старой одежде, пожалуй, неудобно. Желание сути и правды стояло за равнодушием к форме, к нарядам, к показухе.

Все свои способности, весь свой опыт и силы отдает Надежда Константиновна работе в Народном комиссариате просвещения. Она становится "душой и совестью" Наркомпроса. Для ликвидации всеобщей безграмотности нужно было "покрыть всю страну сетью элементарных школ для взрослых, школ для безграмотных и малограмотных", перестроить заново всю систему образования. Шла Гражданская война, задачи колоссального размаха в области просвещения решались одновременно с военными и считались не менее важными. Москва голодала, даже члены ВЦИК получали в день "осьмушку" фунта (50 граммов) хлеба. Однажды во время совещания Крупская на полтора часа потеряла зрение, врач объяснил это общим истощением организма.

"Жизнелюбивая, оптимистичная, невозможная работяга, до предела целеустремленная" - так о ней говорили товарищи. Постоянной заботой Крупской были библиотеки, избы-читальни в деревнях. Уже к июлю 1921 года 4 миллиона 800 тысяч человек были обучены чтению и письму! Число библиотек в 1922 году составляло 30 тысяч. В том, что Советский Союз стал самой читающей и образованной страной в мире, есть огромная заслуга Надежды Константиновны.

Через месяц после Октября Крупская писала:

"Близко наблюдая рабочую жизнь, я всегда поражаюсь теперь, какую уйму творчества проявляют рабочие, сколько у них организаторского таланта, энергии, идеализма, идет неустанная перестройка самих основ жизни: жизнь одухотворяется, очищается, осмысливается. Выковывается своя, высшая, пролетарская мораль. Когда слышишь эти вечные упреки по адресу масс в безграмотности, невежестве и прочем, упреки, делаемые свысока, досадно на слепоту упрекающих. Безграмотность действительно колоссальная, мучительная, вяжет по рукам и ногам, но не мешает эта безграмотность ясно оценивать действительность, совестливо, пытливо вдумываться в каждый жизненный факт. До того обидно бывает. Рабочий - прекрасный организатор, оратор, а каждый раз, как надо написать самую простую бумажку, воззвание, - беги ищи интеллигента. И жажда знания огромная". Более двух третей населения России были неграмотными.

Людей, прошедших революцию, нельзя было учить грамоте по старым букварям, где первой фразой было: "Ма-ша е-ла ка-шу". Новый букварь был создан на фронте во время обучения грамоте красноармейцев, по их требованию. Он начинался уже совсем другими словами: "Мы не ра-бы. Ра-бы не мы. Мы по-бе-дим". Заканчивался букварь словами: "Коммунизм - наш факел победный".

Летом 1919 года Надежда Константиновна участвовала в качестве представителя Наркомпроса в рейде литературно-агитационного парохода "Красная звезда", который шел по следам белых по Волге и Каме. Пароход сопровождала баржа, на которой были типография для выпуска ежедневной газеты, кинозал почти на тысячу мест, радиоприемник, библиотека, плакаты и даже выставка станков, причем некоторые из них можно было показать в действии. Крупская вспоминала: "Не оратор я, но говорить приходилось перед рабочими, работницами, перед крестьянами о том, что их волновало, что было им близко, о том, что их захватывало". За время всей поездки Крупская выступила 34 раза и признавалась потом: "У меня от постоянных выступлений взбесилось сердце, ноги распухли".

Умение забывать о себе, искреннее внимание к человеку отличали Надежду Константиновну.

Многие обращались к ней за помощью. Так, летом 1918 года во внешкольный отдел Наркомпроса пришел музыкальный деятель, собиратель и пропагандист русской народной песни и организатор хора из крестьян Митрофан Ефимович Пятницкий, именем которого потом был назван знаменитый хор. Идея создания Дома русской народной песни у него возникла давно, он неоднократно обращался в разные департаменты царских министерств, израсходовал немало денег на взятки большим и малым чиновникам, но все напрасно. Ничего не удалось ему добиться и при Временном правительстве. А тут сразу, на первом же приеме у Крупской, он был понят и поддержан. И сама Надежда Константиновна произвела на него неизгладимое впечатление: "На вид простая народная учительница, а какая широта и глубина взглядов, какая задушевность". Помогла Крупская и автору популярного теперь романа "Мастер и Маргарита" во время мытарств, испытанных им в 1921 году по приезде в Москву, в связи с отказом домоуправления прописать его в комнату друга. "Квартирный вопрос" еще не раз найдет отражение в творчестве М.А. Булгакова, вспомнит он в своем рассказе и встречу с Надеждой Константиновной, и то, что забыл поблагодарить ("вот оно неудобно как...").

Воспитывая новых людей

Любовь, доверие и уважение советских людей к Надежде Константиновне были очень велики, а ее жизнь была неразрывно слита с жизнью страны.

Поэтому, когда грянула беда - ушел из жизни Владимир Ильич, личная боль растворилась в общей скорби. В "Правде", №23 от 30 января 1924 года был опубликован ответ Крупской на многочисленные выражения сочувствия со стороны трудящихся: "Товарищи... Большая у меня просьба к вам: не давайте своей печали по Ильичу уходить во внешнее почитание его личности. Не устраивайте ему памятников, дворцов его имени, пышных торжеств в его память и т.д. - всему этому он придавал при жизни так мало значения, так тяготился всем этим. Помните, как много еще нищеты, неустройства в нашей стране. Хотите почтить имя Ильича, - устраивайте ясли, детские сады, дома, школы, библиотеки, амбулатории, больницы, дома для инвалидов и т.д. и самое главное - давайте во всем проводить в жизнь его заветы".

И Крупская стала учиться, как она говорила, "жить с Ильичем без Ильича", она чувствовала его рядом: ведь осталось их общее дело. "Жизнь без него целиком заполнилась единственным всепоглощающим содержанием, стремлением упорно продолжать его работу".

Нужно было воспитывать строителей социализма, создавать нового человека, творческого, свободного от животного инстинкта частного собственника. Надежда Константиновна вела обширную переписку, она была лично связана с тысячами рабочих, работниц, крестьянок, учителей, политпросветчиков. В последние годы она ежедневно получала до 400 - 450 писем и на многие из них отвечала сама. Любопытны адреса на некоторых конвертах: "Лениновой жене", или: "Москва. Женорганизатору СССР Крупской", или: "Москва. Бабушке Крупской". "Настоящим голосом страны" называл эти письма А.В. Луначарский.

Крупская была инициатором создания молодежного комсомольского и пионерского движений. "Я всегда очень жалела, что у меня не было ребят. Теперь не жалею. Теперь их у меня много - комсомольцы и юные пионеры. Все они ленинцы, хотят быть ленинцами". Ее называли "всесоюзной бабушкой", в письмах приходили просьбы, жалобы, рассказы из детской жизни, детские рисунки.

Педагог по призванию, Крупская не отделяла задач образования человека от задачи его воспитания, что стало краеугольным камнем советской педагогики. Молодежи она объясняла, что учение - не самоцель, а средство стать полезным для народа человеком. А тот, кто думает о том, "как ему получше устроиться, выйти в люди... очень мало принесет пользы стране, даже если получит высшее образование". Новая советская мораль в корне отличалась от морали капиталистического общества.

Летом 1931 года, когда Надежда Константиновна и Мария Ильинична проводили в Горках выходные дни, их посетили знаменитый английский писатель Бернард Шоу и леди Астор, американка, миллионерша, первая женщина - член английского парламента, одетая очень нарядно и не снимавшая шляпки и перчаток в продолжение всего визита. Хозяйки же были "в ситцевых платьях самого сверхскромного вида". Крупская перешла на английский. Говорили о культурных достижениях, о том новом, что создано революцией, о детях, о воспитании. На вопрос Шоу: "Скажите, как вас обеспечил ваш муж? Ведь произведения вашего мужа издаются в вашей стране в миллионах экземпляров, очевидно, они завещаны вам?" - Крупская ответила: "Мой муж никак меня не обеспечил, я сама работаю. Произведения моего мужа принадлежат народу, а не мне". Шоу был очень удивлен и сказал, что "об этом он никогда не сможет рассказать у себя в Англии, никто не поверит, что жена Ленина должна сама зарабатывать себе на хлеб!" Рабочий день Крупской начинался с 5 - 6 часов утра и длился до самого вечера. Заместитель наркома просвещения, председатель Главполитпросвета, доктор педагогических наук, член ЦК ВКП(б), почетный член Академии наук СССР - вот неполный перечень ее должностей и обязанностей. "Дома бываю редко, и когда бываю - много спешной работы. Конечно, старухе пора бы жить немного иначе, но что поделаешь..." Надежда Константиновна очень уставала, но "жить немного иначе" она не могла и не хотела. Такой осталась до самого последнего своего дня - 27 февраля 1939 года.

Вопрос: "Делать жизнь с кого?" - по-прежнему актуален. Пусть в галерее героев на все времена не померкнет благородный образ Надежды Константиновны Крупской.



Евгения ШЕФФЕР