Разведка открывает чужие карты

"Опасен не только большевизм, но и Россия как таковая", - сказал в преддверии Второй мировой войны в Варшаве Герман Геринг польскому маршалу Эдварду Рыдз-Смиглы. В ответ он услышал, что Германия - духовный союзник Польши, с Германией Польша будет вместе до конца.

Кровавая глупость антикоммунизма Не нами сказано: антикоммунизм - величайшая глупость ХХ века. Именно эта глупость залила мир потоками крови. И ныне не стоит сбрасывать ее со счетов истории - в обличье русофобии она угрожает человечеству и сегодня в точном соответствии с фашистской парадигмой: опасен не только большевизм, но и Россия как таковая.

Автора этой формулировки повесили в Нюрнберге. Повесили уже мертвого - он успел раздавить ампулу с ядом, хитро спрятанную в дупле зуба. Геринг мертв, как и другие фашистские руководящие выродки. Но дело их живет и процветает. Для многих обманутых ими людей Россия все еще представляется опасной, даже и нынешняя Россия, чье руководство старательно подчеркивает свою дистанцированность от большевизма.

Тут речь не только и не столько о фанатиках-русофобах. Солидные политики сегодня обнаруживают духовное родство с кровавыми фантазерами Третьего рейха. Американский президент Обама уравнял антифашизм и антикоммунизм. Следом за ним маститые европарламентарии поставили на одну доску фашизм и сталинизм. Это кощунственно, но такова политика буржуазии сегодня: она наследует страхи и фобии прошлого, заражая ими международную атмосферу.

В тридцатые годы прошлого века отнюдь не только оголтелые конструкторы "Антикоммунистического пакта" в Риме, Берлине и Токио, не только те, кто в 1940 году присоединился к этому бандитскому союзу в его новой ипостаси "Берлинского пакта", страстно боролись с коммунизмом. Тишайший философ, погруженный в религиозно-этические исследования, президент Чехословацкой Республики Томаш Масарик призывал остановить "большевистскую инвазию". Он не дожил год до того, как его интеллигентный антикоммунизм обернулся гибелью Чехословакии, раздавленной немецко-фашистским сапогом.

Масарик был не одинок.

Множество респектабельных господ в очень разных странах готовы были "облобызать черта", чтобы спастись от коммунизма. Но, как говорят в Германии, "чтобы есть с чертом из одной миски, нужна длинная ложка, однако вряд ли где-то есть такая длинная ложка".

Нынешним "государственным антикоммунистам" полезно вспомнить хотя бы о судьбе того самого маршала Рыдз-Смиглы, который, беседуя с Герингом, клялся в верности фашистской Германии. Этот военачальник был очень популярен в своей стране - националистическая печать приписала ему авторство "Чуда на Висле", когда польская армия в 1920 году одержала верх над Красной Армией, захватила тысячи пленных (судьба которых, кстати говоря, до сих пор неизвестна). С 1935 года он стал фактическим диктатором Польши. В 1939 году, будучи главнокомандующим, погубил польскую армию, трусливо бросил своих солдат и бежал из страны. Он строил "польский бастион" для защиты Европы от России, а кончил жизнь ничтожным человечишком, которому немцы позволили последний год его жалкой жизни закончить не в лагере, а в заграничных бегах.

Забывать опасно Фашизм вошел в историю как государственный бандитизм, который яростно стремился перекроить границы государств и сделать мучение своих противников нормой жизни. В благополучной сегодняшней Европе такие повадки все еще актуальны.

Как известно, фашистская Венгрия в 1938 году синхронизировала ввод своих войск в Чехословакию с германской и польской агрессией против этой страны. В результате словацкая житница "Житный остров" оказалась под контролем Будапешта. А венгры, издавна жившие на чехословацких землях, "воссоединились с матерью-родиной".

И сегодняшняя Венгрия демонстрирует стремление перекроить словацко-венгерскую границу, хотя оба государства входят ныне "в общий демократический дом Европы". Причем не только пресса раздувает националистический угар. Недавно произошел внешне курьезный, а по сути весьма тревожный эпизод: венгерского президента Ласло Шойму не пустили в Словакию. Он демонстративно дошел до середины моста через Дунай, соединяющего две страны, и там был остановлен словацкой полицией. Пришлось президенту вернуться домой. Своих противников он предупредил, что будет жаловаться в Европейский союз.

Причина инцидента - открытие в словацком городе Комарно, населенном преимущественно этническими венграми, памятника основателю венгерской государственности Святому Иштвану. В Будапеште считают, что Иштван был королем не только венгров, но и словаков. В Братиславе утверждают, что под властью венгров словаки несколько веков были гражданами второго сорта. Словацкий премьер Роберт Фица назвал не согласованные с его страной действия венгерского президента "провокацией самого грубого толка". В Словакии ожили давние лозунги, такие, как "Мадьяров за Дунай!" В Венгрии демонстранты кричат: "Это наша земля!" Все происходило в преддверии семидесятой годовщины начала Второй мировой войны. Примечательный инцидент на высшем уровне омрачил благолепие Евросоюза в весьма знаменательное время. Будто громыхнуло специальное напоминание об актуальности первого сентября 1939 года. Тогда ведь фашисты тоже начали с провокации...

Другой характерный инцидент получил развитие на Балканах. В 2008 году прокурор Международного трибунала по бывшей Югославии Карла дель Понте выпустила книгу "Охота: я и военные преступники". В ней рассказывалось о захваченных в Косово сербах, которые были переправлены в Албанию. Там у них "хирурги" вырезали жизненно важные органы для пересадки богатым клиентам в разных странах мира. Все это очень напоминало действия фашистских врачей в концентрационных лагерях, которые ставили смертельные эксперименты над узниками. По словам Карлы дель Понте, руководил страшным бизнесом Хашим Тачи, нынешний премьер-министр Косово.

Скандал получился грандиозный. Но у Тачи нашлись покровители. Не зря, видимо, бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт, которую называют заметной фигурой в организации американских бомбежек Белграда в 1999 году, публично изъявляла свою приязнь этому бывшему дезертиру из армии Югославии, который возглавил Освободительную армию Косово. Американская дама, пребывающая в возрасте весьма почтенном, будто демонстрируя перед телекамерами свою приверженность радостям жизни, оглаживала молодого красавца-горца.

Изыскания Железной Карлы отправили в архив. Хотя аналогичные сведения опубликовала и международная правозащитная организация "Хьюман райтс уотч". И в этой публикации речь шла не о единичных случаях, а о трагической судьбе трехсот сербов. В Белграде же называют еще более страшную цифру - 500 исчезнувших...

Однако где-то какие-то шестеренки все-таки провернулись, и на сцене появился спецдокладчик Совета Европы Дик Марти. Именно он занимался вопросом о секретных тюрьмах ЦРУ в Европе и раздобыл весьма интересную информацию ("Правда" недавно писала об этом).

Марти активно взялся за дело. Он с группой экспертов вознамерился поехать из Тираны в деревню Гурра на севере Албании для проведения расследования на месте. Однако его кортеж был заблокирован "неизвестными лицами". Как утверждает албанская пресса, "местными жителями, вступившимися за честь своего края".

Двухчасовое противостояние проходило в присутствии чинов албанской полиции, которые не стали помогать следователям. Марти вернулся в Тирану ни с чем.

Возникают вопросы: что же это за страна, которая мешает раскрытию преступлений, вполне отвечающих фашистским канонам? И что же это за общеевропейские структуры, которые демонстрируют свою беспомощность? И что же это за время - проклятые тридцатые годы прошлого века? Нет, таковы наши дни. И фашизм в наше время чувствует себя вполне вольготно. Как и семьдесят лет назад.

400 страниц секретов Первого сентября на Вестерплатте вблизи Гданьска прошла встреча представителей более чем 20 государств, приуроченная к семидесятой годовщине начала Второй мировой войны в Европе. Странная это была акция. О неизбежных трудностях ее проведения мы писали еще до начала встречи.

Причин этих сложностей виделось множество. Но все они группировались на двух направлениях: страны, представители которых собрались в Польше, разобщены, и их оценки прошедших событий во многом разнятся полярно - это первая группа трудностей; вторая кроется в различных уровнях представительства.

Даже американцы вынуждены были отбиваться от неудобных вопросов прессы на тему о скромном ранге посланцев США. Вашингтонские чиновники объясняли: Америка представлена весьма весомо - конечно, ни президент, ни вице-президент, ни госсекретарь в Польшу не поехали, но и те, кто туда прибыл, - весьма солидные персоны.

Однако совершенно очевидно, что главам государств и правительств трудно найти общий язык с чиновниками, хотя бы и высокопоставленными. Следовательно, встреча на Вестерплатте заведомо была обречена на неудачу. И сделали это бывшие союзники СССР по антигитлеровской коалиции.

Однако сообщения о встрече не затерялись в общемировом информационном потоке. Такое стало возможным потому, что фактическим ньюсмейкером мероприятия стала Служба внешней разведки (СВР) РФ, обнародовавшая 400 страниц секретных документов о польских делах в 1935 - 1945 годах. Таких документов в Польше нет - все вывезли отступавшие под ударами советских войск части вермахта. Из Берлина польские секреты попали, видимо, в Америку и Англию. Но там о них предпочитают помалкивать. Почему? Да потому, что бумаги эти напрочь опровергают нынешнюю парадигму западных политиков, в соответствии с которой в развязывании Второй мировой войны в Европе одинаково виновны Германия и Советский Союз.

Опубликованные только что донесения советских разведчиков, материалы польского Генштаба свидетельствуют о другом: СССР защищался от немецко-фашистских агрессоров, которых поддерживали единомышленники в разных странах, в том числе и тогдашний режим в Польше.

Польское руководство, находившееся у власти накануне Второй мировой войны, активно участвовало в подготовке расчленения и уничтожения Советского Союза. Для этого польская агентура активно разжигала сепаратизм на Кавказе, Украине и в Средней Азии. Документы подтверждают: польский Генштаб сформировал специальное подразделение по работе с национальными меньшинствами на территории СССР. Для организации "общеевропейской поддержки" этой работы в Париже была создана специальная организация "Прометей", управлявшаяся и финансировавшаяся из Варшавы. Деньги, скорее всего, были немецкие, но в интересах "чистоты германского мундира" шли через Польшу.

Характерно, что одним из получателей этих средств были французские фашисты, а свои встречи "прометеевцы" проводили в Дании под прикрытием местных сторонников Гитлера.

"Прометей" был важным, но отнюдь не единственным инструментом формирования глобальной антисоветской политики. Японская разведка активно работала в этом направлении с украинской эмиграцией, и Польша японцам содействовала. Польский посол в Португалии встречался с премьер-министром Салазаром и уговаривал его поддержать антисоветские усилия Варшавы. Посол Польши в Вашингтоне убеждал госсекретаря США Хэлла, что никакой военной угрозы со стороны Германии нет. Главное - изолировать СССР. Польша же "вместе с другими демократиями" будет в первых рядах тех, кто противостоит Советскому Союзу.

Перед началом Второй мировой войны в Европе Варшава заняла позицию, исключавшую возможность заключения военного соглашения между СССР, Великобританией и Францией при участии Польши. Так была похоронена сама идея антигитлеровского фронта.

На германском направлении все обстояло иначе. Во время визитов Геринга в Варшаву польские руководители обещали поддержать требование Германии о снятии международных ограничений на ее вооружение и одобрили идею аншлюса Австрии. Германия со своей стороны выразила готовность вместе с Польшей противодействовать политике СССР в Европе. Даже в разгар войны польская разведка в соответствии с указаниями буржуазного "лондонского" правительства вела разведработу по Советскому Союзу. Генерал-майор СВР Лев Соцков утверждает: "Разведывательный отдел армии генерала Андерса, сформированной на территории СССР, имел задачей проведение оперативных мероприятий, связанных не только с военными действиями, но и, как говорилось в соответствующей инструкции, "с потребностями будущего восстания в Польше", а также с необходимостью создания условий для ведения полномасштабной разведки на Востоке в послевоенное время".

В связи с этим возникают законные вопросы: армия генерала Андерса была сформирована из польских военнослужащих в советской Средней Азии; Советский Союз, сам остро нуждавшийся во многом, вооружил эти войска, снабдил всем необходимым и не препятствовал их уходу на Ближний Восток, тогда как до родной Польши им было значительно ближе двигаться вместе с советскими войсками, рвущимися на Запад. Почему же Москва проявила столь очевидную толерантность к армии Андерса и, как утверждается, отдала приказ о расстреле польских офицеров в Катыни? Может быть, офицеры в Катыни погибли вовсе не потому, что они были поляками, как пишут на Западе, а потому, что в тамошних лесах готовилась некая вооруженная акция, направленная против советских войск? И какая-то часть пленных офицеров к этой работе была привлечена?

Конечно, допускать такое пока можно только гипотетически. Однако подождем, что скажут специалисты-ученые. Исследования ведь продолжаются...



Александр ДРАБКИН. Политический обозреватель "Правды".