Знания крепят убежденность и усиливают наше влияние

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ Дмитрий НОВИКОВ в диалоге с обозревателем "Правды" Виктором КОЖЕМЯКО

Круг обязанностей Дмитрия Георгиевича Новикова в руководстве КПРФ - идеологическая работа, пропаганда и агитация.

Здесь сходится много острейших, актуальнейших проблем, которые партия держит в поле своего зрения постоянно. О некоторых из них, имеющих особое значение сегодня, - публикуемая беседа.

Крепости, которые сдавать нельзя

- Дмитрий Георгиевич, давайте начнем так: о чем больше всего вы думаете в последнее время в связи с организацией агитационно-пропагандистской работы партии?

- Думать приходится о разном. Вот, скажем, исторические даты, обретающие в наши дни исключительную злободневность. В декабре мы отметим 130летие со дня рождения Иосифа Виссарионовича Сталина, в апреле будущего года - 140летие Владимира Ильича Ленина, буквально следом - 65 лет со дня Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Только что было много обсуждений по поводу 70й годовщины так называемого пакта Молотова - Риббентропа и начала Второй мировой войны.

Все эти да и некоторые другие памятные даты очень важны в пропагандистском плане. Ведь в отличие от Ленина и его соратников, создававших в свое время партию большевиков и боровшихся за утверждение социалистического строя, у современных коммунистов есть одна новая задача. Это защита советской истории, реального социализма, великих достижений наших предшественников.

Сегодня все эти достижения пытаются перечеркнуть. И спор, который мы ведем, - это спор не только о прошлом, но и о будущем. Потому что от того, какие оценки будут даны истории ХХ века, во многом зависит социальный, экономический, политический выбор огромных масс людей в начавшемся новом столетии.

- Наверное, выбор страны в целом.

- Естественно. Поэтому мы не можем отмахнуться, уклониться от такого спора, сказав: ну, это все в прошлом - давайте думать о будущем. Чтобы победить в будущем, завоевать будущее, чтобы оно формировалось под нашими флагами, с нашими идеями, мы должны прежде всего защитить советскую действительность и реальный социализм, колоссальный потенциал которого далеко не был исчерпан.

- Да, злободневность истории становится все более очевидной. Вот вы упомянули 70летие советско-германского договора 1939 года. Понятно же, зачем понадобилась нашим противникам эта дата. Вся их шумиха вокруг нее - продолжение взятого курса на уравнивание фашизма и коммунизма, нацистской Германии и Советского Союза, Гитлера и Сталина...

- В том-то и суть! Причем исторический, казалось бы, разговор острием своим направлен в современность, бьет и по России в целом как правопреемнице Советского Союза, и по Компартии - в первую очередь. Но явно наступают времена, когда ветер истории начинает развеивать тот мусор, который нанесен на великие имена наших вождей и героев.

Напомню важную мысль из интервью Геннадия Андреевича Зюганова, опубликованного в "Правде" перед недавним пленумом ЦК КПРФ: есть крепости, которые нельзя сдавать никогда, ни при каких условиях. Почему во время Великой Отечественной не сдали ни Москву, ни Ленинград, ни Сталинград? Потому что нельзя было этого допустить не только в целях военно-стратегических, но и с учетом морального состояния общества. Так вот, для нас имена Ленина и Сталина - это как раз такие крепости, которые мы ни в коем случае не можем сдать. Есть "доброжелатели" социал-демократического толка, постоянно наговаривающие нам: да вы откажитесь от них, откреститесь, и жизнь ваша сразу станет легче. Хочу повторить для подобных "мудрецов" еще раз: нет уж, господа, оставьте эти советы при себе.

- Я согласен с вашим наблюдением, что ветер истории в последнее время все заметнее развеивает грязный мусор клеветы, нанесенный на имена великих основоположников нашей партии. Что-то новое появилось и усиливается в общественном настроении, во взглядах многих людей. Достаточно вспомнить хотя бы результаты телешоу под названием "Имя Россия", для его организаторов весьма неожиданные. Разве рассчитывали они, затевая это свое мероприятие, что Сталин и Ленин выйдут в лидеры? Конечно, нет. Совершенно очевидно: жульничали, накручивали то в пользу Николая II, то вытаскивая на второе место Столыпина, любимца и протеже ведущего Никиты Михалкова, а все равно пришлось ненавистным коммунистам отдать достойные места. И ведь это - после десятилетий жуткой массовой обработки мозгов, невероятного, тотального очернения Ленина и Сталина всеми возможными средствами!

- Думаю, в том, о чем вы сейчас сказали, есть и заслуга нашей партии. Потому что мы держали этот рубеж. И общество в конце концов начинает более трезво, здраво смотреть на исторические события, связанные с этими личностями, и на их роль в судьбе Отечества. Таким образом, подтверждается правильность нашей позиции - не поддаваться на уловки "доброжелателей", стремящихся сбить нас с магистрального пути. Это очень важный фронт идеологической войны! Замечу, что здесь еще мы имеем немало тем, которые теоретически, идеологически недостаточно разработаны. Вот поставлен партией огромный важности русский вопрос. А между тем существует большой массив литературы, говорящей о якобы русофобской позиции Маркса.

Еще в советское время такая литература была за рубежом, а теперь она вовсю издается и у нас, создавая изрядную смуту в головах людей.

- Мастеров смуты, которые в нужных целях готовы все что угодно перевернуть и извратить, много развелось. А их жертв еще больше...

- В самом деле, каково это доверчивому, неискушенному человеку вдруг узнать, что Маркс и Энгельс, оказывается, ненавидели русский народ, и вот учение этих ненавистников, чужеродное для России, большевики, дескать, насильственно привнесли на русскую почву.

А ведь строится все на выдернутых из контекста цитатах, на подтасовках, хитрых недоговоренностях и передержках! Да нельзя сказать ни про какой народ, что Маркс и Энгельс его ненавидели. И критиковали они - порой беспощадно, не особенно выбирая слова, - не народы, а существовавшие тогда правящие режимы. Иногда вместо слов "царское самодержавие" у них писалось - Россия, но истинный-то смысл надо понимать. Кроме того, в истории отношения Маркса к России есть эпизоды потрясающие, но о которых мало кто знает.

Русский язык он выучил уже в почтенном возрасте, и выучил именно потому, что увидел серьезные и очень интересные процессы, происходившие в России. С одной стороны, самодержавие, пережитки крепостного права, остатки крестьянской общины, с другой - развивающийся капитализм. К чему может привести такая гремучая смесь - это нуждалось в осмыслении. А ведь дальше, за Россией, - огромный Восток... Словом, Маркс намеревался в одном из томов "Капитала" отвести России такое же место, какое в первом было отведено Англии. В черновых набросках у него осталось много идей, вполне соответствующих той логике, которая позже позволила В.И. Ленину сделать вывод о возможности прорыва цепи империализма здесь, в одной отдельно взятой стране. И потом, что тоже очень существенно, Маркс изучил русский язык для того, чтобы читать не только, скажем, Чернышевского и других наших экономистов того времени, но и классиков русской художественной литературы. И в наследии Маркса можно найти столь же высокие высказывания о России, как и негативные, когда они с Энгельсом критиковали российское самодержавие.

Эту важную грань русского вопроса, эволюцию взглядов Маркса и Энгельса нам необходимо раскрыть и показать. Увы, даже далеко не все коммунисты об этом знают, а созданный миф весьма устойчив.

Что важнее - теория или практика?

- Коль речь зашла о русофобстве, замечу, что и Ленину вовсю это неприглядное качество приписывают. Чудовищно искажают его образ, стараясь отвратить новые поколения от него, от Октябрьской революции, называемой не иначе как переворотом. От величайших социальных преобразований, начатых под ленинским руководством в нашей стране во имя людей труда.

- Да, но здесь нас выручает то, что тема "Ленин и Россия, Ленин и русский вопрос" все-таки достаточно полно разработана партией - в трудах Геннадия Андреевича Зюганова, Юрия Павловича Белова и других. Дело за тем, чтобы эти труды лучше использовать в нашей массово-политической работе, доносить до широкого круга людей. К сожалению, не все умеют это делать. А есть еще, повторюсь, и немало проблем, которые нуждаются в теоретическом осмыслении, но до которых, как говорится, руки не доходят.

Вообще, отношение к теории - очень существенный для коммунистов вопрос. Приведу слова И.В. Сталина из его работы "Об итогах XIII съезда РКП(б)", год 1924й: "Один из опасных недостатков нашей партии состоит в понижении теоретического уровня ее членов. Причина - адская практическая работа, отбивающая охоту к теоретическим знаниям и культивирующая некую опасную беззаботность - чтобы не сказать больше - к вопросам теории".

- Похоже на нынешний день...

- Потому я это и процитировал. Мы сегодня чрезвычайно перегружены текущей работой. Нам так часто приходится реагировать на события политической жизни, перед нами столько возникает срочных задач, о которых мы говорим на пленумах и которые надо решать безотлагательно, не завтра, а сейчас, что некоторые крупные, большие вопросы мы иногда отодвигаем "на потом". Нас для них как бы не хватает, не остается. Хотя с точки зрения долговременной перспективы они исключительно важны.

- Что ж, реальное жизненное противоречие, которое очень даже ощущается.

- Еще бы! Например, проведи каждый из нас, депутатов Госдумы, вполовину меньше встреч со своими избирателями - и мы вполовину меньше донесем слово правды. Но, с другой стороны, проводя во множестве эти встречи, мы больше работаем на текущий момент, нежели на годы вперед.

- Как же быть?

- При всей неимоверной занятости делами текущими, то есть той самой адской практической работой, наша обязанность - находить время и для постижения теории. Надо понять: теория не противостоит практике, а помогает ей. Поэтому на вопрос, что важнее, я отвечаю так: одинаково важно и то, и другое. Постоянная и углубленная партийно-политическая учеба обязательна для каждого коммуниста.

В нынешнем году мы приняли на сей счет серьезное развернутое постановление Президиума ЦК, подготовили методические рекомендации, списки литературы по каждой теме. Причем объясняем региональным комитетам, что это не догма, что можно брать для изучения и свои темы, которые представляются на местах особенно актуальными. Но та программа, которую мы предложили, дает базу для основательной подготовки, чтобы более успешно вести борьбу с нашими идеологическими оппонентами.

Есть и еще одна причина, требующая уделять больше внимания учебе коммунистов. Это курс на омоложение партии, все более активный приход в наши ряды людей нового поколения.

Связь и смена поколений

- Как вы считаете, чему в первую очередь необходимо учить молодежь, которая приходит в нашу партию сегодня?

- На этот счет тоже иногда возникает полемика между "прагматиками" и "теоретиками". Первые доказывают: учить в основном надо современным политтехнологиям и в теоретизирование не уходить. А я опять-таки убежден, что здесь не должно быть противопоставления - необходимо то и другое.

Вот, представьте, научили мы молодого человека этим самым политтехнологиям, а он, не имея теоретической подготовки, прочной идейной основы, глубоких убеждений, уходит с полученными знаниями к нашим противникам. И начинает работать на них. Я это не абстрактно говорю, имеются, к сожалению, подобные факты. Стало быть, мы должны основательно заниматься формированием мировоззрения, идейной убежденности молодых людей. Тем более что нынешняя молодежь растет в атмосфере, отравленной антикоммунистической и антисоветской пропагандой. Как ядовито начинала она воздействовать на молодых, я хорошо помню по своим студенческим годам.

- Когда и где это было?

- Во время так называемой перестройки, на историческом факультете Благовещенского пединститута, куда я поступил в 1986 году. Правда, мне и моим однокурсникам тогда очень повезло: у нас были замечательные преподаватели. Они не только давали нам прочные знания, но и формировали твердые убеждения. Именно поэтому на первых российских президентских выборах в 1990 году из 50 студентов нашего курса только 6 человек голосовали за Ельцина.

Чуть позже эти преподаватели активно способствовали воссозданию областной организации нашей партии. Не могу не назвать тех из них, кого уже нет с нами. Это Евгений Петрович Сычевский, Владимир Федорович Воробьев, Александр Александрович Сидоренко. Вспоминая их, как и многих своих школьных наставников, всегда думаю об огромной роли учителя и воспитателя. Сегодня, когда все информационное пространство пропитано антисоветчиной и антикоммунизмом, с помощью партийной учебы мы обязаны восполнить то, чего приходящая к нам молодежь не получает в школе и вузе.

- А это возможно в теперешних условиях?

- Возможно и необходимо.

Сошлюсь на Байкальскую школу комсомольского актива, возникшую по инициативе Сергея Георгиевича Левченко. Нынешним летом она уже в четвертый раз работала под Иркутском...

- О, я был на занятиях этой школы в позапрошлом году, и впечатление осталось очень хорошее!

- Рад сообщить вам, что теперь оно было бы еще лучше. Сравниваю первые два года работы школы и нынешний сезон - рост безусловный. И количественный (в два раза), и качественный: программа совершенствуется, уровень занятий повышается. Ребята установили между собой связь благодаря Интернету и теперь непосредственно участвуют в разработке программы школы на очередной год. Они сами выделяют те актуальные вопросы, на которые хотят получить квалифицированные ответы.

А слушатели теперь приезжают на Байкал уже почти из двух десятков регионов. Так что школа по праву называется всероссийской.

- ЦК тоже участвует в отборе людей на учебу сюда?

- Мы делаем это совместно с Иркутским обкомом. Кстати, появляются подобные школы, летние лагеря и в других регионах. С каждым годом их становится больше. Этим летом работало уже полтора десятка. Таков, можно сказать, наш коммунистический ответ проправительственному "Селигеру".

Но проблемы, связанные с молодежью, не сводятся только к учебе. На недавнем пленуме ЦК КПРФ, который обсуждал работу с кадрами, говорилось о необходимости больше доверять молодым и смелее выдвигать их. Председатель Центрального Комитета очень настойчиво проводит эту линию. Но, к сожалению, в некоторых регионах все еще перестраховываются: дескать, а стоит ли рисковать?

- Риск при этом, наверное, действительно бывает.

- Ну, во-первых, без риска ничего нового не сделаешь. А во-вторых, поскольку смена поколений - это естественный процесс, мы должны умело его направлять, обеспечивая партии надежное будущее.

Кстати, на тему о риске. В начале прошлого года губернатор Амурской области решил во что бы то ни стало снять список КПРФ с выборов в Законодательное собрание. Для этого требовалось, чтобы половина кандидатов сняла свои кандидатуры. И некоторые сделали это, ссылаясь на сильное давление. Среди них - пенсионеры, которым, казалось бы, при любом давлении терять нечего. А вот, скажем, тридцатилетний преподаватель Амурского госуниверситета Роман Кобызов или глава сельской администрации в Благовещенском районе Сергей Адаменко, который немногим старше, не дрогнули. Хотя на них-то власть имела рычаги давления и пользовалась этим вовсю!

- Значит, иногда молодые оказываются тверже ветеранов?

- Бывает и так. Но здесь важно подчеркнуть: списывать старшее поколение, "отсекать" ветеранов никто не собирается. Нам необходим сплав молодой энергии и опыта старших. Именно это, а не повальную замену кадров понимает Центральный Комитет под омоложением партийных структур.

Сегодня у нас в партии слабее всего представлено среднее поколение. В молодости эти люди попали в жернова "перестройки" и были свидетелями циничного слома советских ценностей. Затем они были вынуждены отдать много сил, чтобы просто выжить и хоть както прокормить семью. Словом, им долго было не до политики, что в какой-то мере можно понять. Но, серьезно занимаясь молодежью, растя и воспитывая молодые кадры, мы тем самым решаем для партии и проблему среднего поколения в ближайшем будущем.

Коммунисты не против того, чтобы иметь свое телевидение

- Дмитрий Георгиевич, на днях я общался с читателями нашей газеты на Московской международной книжной выставке-ярмарке и на Пушкинской площади в День Москвы. И снова пришлось услышать то, что слышал уже не раз. Дескать, почему коммунисты до сих пор не имеют своего телевизионного канала?

- Мне приходилось сталкиваться с людьми, которые полагают, что раз "красного телеканала" в России нет, то ЦК КПРФ недорабатывает. Нет, конечно, мы очень хотим иметь свое телевидение и прекрасно понимаем его силу, возможности, влияние. Есть и коллектив, способный "потянуть" это непростое дело. Однако существуют два серьезных вопроса. Во-первых, тут требуются огромные деньги, что само по себе - проблема. Но есть и другое. Не нужно забывать, что телевещание - лицензируемый вид деятельности! Даже если предположить, что свершилось чудо, что на нашу партию вдруг пролился золотой дождь, лицензию на свой телеканал коммунисты у этой власти ни за что не получат.

Если даже правящему режиму придется отступать и он будет вынужден сдать армию, милицию, все другие силовые структуры, - останкинскую телеиглу он сдаст в последнюю очередь. Ведь на ней, на этой игле, нынешняя власть во многом и держится. Та самая власть, которая добросовестно выражает интересы олигархии, крупного капитала.

- Однако президент вынужден был создать, например, комиссию "по противодействию попыткам фальсификации истории".

- А знаете, кто вошел в ее состав?

- Знаю. Сванидзе - сам один из главных фальсификаторов, Сахаров - директор академического Института российской истории, который тоже отличается по этой части...

- Его и директором-то удержали под нажимом "сверху". Коллектив в своем большинстве оказался против.

Вообще власть сегодня попала в парадоксальное положение. Возглавляя Россию - преемницу Советского Союза в международно-правовом отношении, она вынуждена протестовать против уравнивания сталинского СССР и гитлеровской Германии. И это понятно: ведь тут на горизонте возникают уже и материальные, и территориальные претензии к нашей стране. А с другой стороны, Сванидзе и подобные ему фавориты власти своей грязной работой как раз и подготовили почву, чтобы современную Россию заставляли извиняться за героическую советскую историю. Так чего ждать от этой публики? Разве они способны на убедительное разоблачение фальсификаций, которые сами же конструировали? Нет, конечно.

- Сванидзе к тому же и член Общественной палаты. Интересно, а есть ли в этом органе, сформированном тоже "сверху", представители КПРФ?

- Мне такие неизвестны.

- Но ведь это же ненормально. Крупнейшая оппозиционная партия в парламенте!

- Так ведь мы с вами имеем дело с обычным классовым интересом и классовым подходом. Зачем олигархической власти включать в свои органы представителей Коммунистической партии? Партии, программное требование которой - национализация ключевых отраслей промышленности! Причем для нас требование национализации - это не те конъюнктурные слова, которые прозвучали из уст представителей "партии власти" при определенной ситуации вокруг Пикалева. Для нас этот лозунг означает готовность к серьезным решениям.

Нет, проявлять демократизм по отношению к коммунистам буржуазный режим добровольно никогда не станет.

- Борьбу свою КПРФ ведет, конечно, в неравных условиях с властью.

- Это так. Но, помнится, в одной из советских песен были слова: "Смелость города берет".

Наше главное оружие - смелость, честность, справедливость. А правда жизни, как и правда истории, - на нашей стороне.



ВИКТОР КОЖЕМЯКО