Рубежи большой жизни

Каждая пядь нашей границы — это судьбы людей, её оберегавших. Хочу рассказать об одном из тех, кто более половины из девяноста исторических лет был в строю защитников государственных рубежей и внёс большой вклад в их укрепление.

Афганский синдром

17 марта 1979 года председатель КГБ СССР Ю.В. Андропов пригласил к с себе начальника штаба Пограничных войск генерал-лейтенанта Ю.А. Нешумова. Руководство страны было обеспокоено положением дел в Афганистане. Там нарастало противодействие новой власти, исповедующей демократические принципы и дружбу с СССР, со стороны исламских группировок экстремистского толка. Их поддерживал Запад, который стремился создать пояс исламских государств у южных границ Советского Союза. Генералу было поручено оценить обстановку в стране, подготовить предложения по прикрытию и охране границ. Юрий Алексеевич пробыл в Афганистане не один месяц, своими глазами увидел и оценил перспективу развития событий. В конце июня он возвратился в Москву и доложил председателю КГБ об обстановке в этой стране. Взыскательный и весьма опытный в международных делах Ю.В. Андропов был удовлетворён его работой.

При вводе наших войск в Афганистан в Министерстве обороны СССР полагали, что части и соединения будут стоять в основном гарнизонами в крупных населённых пунктах и тем самым обеспечат стабилизацию политической ситуации в стране. Но в реальной жизни эти прогнозы не оправдались. Нешумов высказывал необходимость максимально возможного перекрытия границы с Пакистаном, откуда шел поток мятежников и оружия. Закрыть её могли только специально подготовленные пограничные войска. Эту точку зрения разделял Ю.В. Андропов. Но, к сожалению, она не нашла должной поддержки у тех, кто был куратором операции в Афганистане. Погранвойска были укомплектованы лишь наполовину, недостаточно обеспечены тяжёлым оружием. Полагали, что армия сама решит проблему границы. Но этого не произошло.

В военно-исторической литературе о десятилетней войне в Афганистане пока слабо освещена роль советских пограничников, которые создали второй рубеж защиты нашей страны на сопредельной территории. Вместе с частями 40-й армии они вели боевые действия. Ни одна банда не прорвалась через нашу границу, а именно на это нацеливали моджахедов их западные вдохновители. Эффективные действия наших подразделений способствовали устойчивой работе власти в большинстве северных провинций Афганистана. И самое главное — пограничники не допустили обстрелов советской территории. Но были и потери. Погибли 514 воинов Погранвойск.

На южных заставах

Пограничная судьба Юрия Алексеевича начиналась на южных рубежах. Выпускник Алма-Атинского погранучилища лейтенант Нешумов получил назначение на один из участков границы с Ираном — в Бахарденский пограничный отряд. Начальником заставы был капитан Дёмин, встретивший Великую Отечественную сержантом на западной границе и прошедший по полям сражений до её победного завершения. Будучи его заместителем, молодой офицер многому научился у фронтовика, а затем и сам два года командовал заставой. Всё бывало — успехи и трудности, радости и тревоги. "Солдаты и сержанты были замечательные,— вспоминает Юрий Алексеевич.— В основном из села, любили работать и всё умели делать". Трудную школу жизни на заставе прошла и его супруга. В памяти семьи Нешумовых остался волнующий случай. Машина с пограничниками, в которой ехала и Александра Павловна, сорвалась с обрыва на горной дороге. К счастью, трагедии не произошло.

После окончания Военного института в Москве капитан Нешумов был назначен комендантом пограничного участка на советско-иранской границе в Азербайджане. Внимательно наблюдал за своим подчинённым и жёстко спрашивал начальник пограничного отряда Герой Советского Союза полковник М.К. Меркулов. Вскоре, будучи уже майором, Нешумов был назначен начальником штаба Ленкоранского пограничного отряда, одного из самых сложных, а затем и начальником самого боевого в Пограничных войсках отряда — Батумского. Граница с членом блока НАТО Турцией, сложные горные условия, морской участок до Адлера — всё это в связке составляло каждодневный служебный колорит. Пограничный отряд был одним из лидеров в войсках по количеству задержаний нарушителей границы. Дела шли хорошо, но на этом участке границы никто не мог дать гарантий благополучия завтрашнего дня. Прорвался всё-таки один нарушитель границы, и командир получил взыскание от председателя КГБ.

Как-то и сам тогдашний руководитель Комитета госбезопасности В. Семичастный прибыл в Батуми в сопровождении начальника Пограничных войск генерал-полковника П.И. Зырянова. После доклада командования председатель КГБ обратился к Зырянову: "Павел Иванович, как это понимать: командир части майор, а заместители у него полковники?" Видимо, мудрый генерал Зырянов убедительно показал своему руководителю профессиональный и нравственный потенциал молодого командира: уже через два дня в пограничный отряд пришёл приказ о досрочном присвоении Нешумову звания подполковника.

В 1967 году подполковник Нешумов был назначен на генеральскую должность — начальником штаба Среднеазиатского пограничного округа. Кое у кого это вызвало удивление, может быть, и зависть. Нет, у Юрия Алексеевича в Москве "руки" не было. Его родовое гнездо — таёжное село в Кемеровской области. Именно здесь в семье сельских учителей были заложены в нём понятия чести, достоинства, любви к труду и отечественной истории.

Занимая высокую должность и обладая большими правами, Нешумов всегда находил общий язык как с солдатом, так и с офицером. Как-то пришлось мне присутствовать при его разговоре по телефону с дежурным по заставе, где возникла сложная и неясная обстановка. На звонок Нешумова ответил дежурный по заставе ефрейтор. Начальник штаба представился и спросил, где находятся начальник заставы и его заместитель. Голос на противоположном конце провода затих. "Не волнуйся, спокойно, по порядку доложи, какая обстановка на границе",— доверительно начал разговор Юрий Алексеевич. Голос ожил: начальник заставы с тревожной группой идет по следу нарушителя, заместитель начальника с резервом выдвигается на рубеж прикрытия…

Начальник штаба похвалил ефрейтора за чёткий доклад и сообщил, что им в помощь выдвигается группа офицеров с резервом.

Он не был баловнем судьбы

В 1971 году полковник Ю.А. Нешумов поступил в Академию Генерального штаба. В ту пору на курсе было только два пограничника — полковники Нешумов и Ницын. Армейские сокурсники и преподаватели доброжелательно и внимательно присматривались к ним: как-то себя покажут эти "зелёные" полковники.

Вот как об этом вспоминает генерал-лейтенант Леонид Филиппович Шевченко: "С пограничниками мы быстро познакомились и подружились. Юрий Алексеевич выделялся широтой мышления и глубокими знаниями. Это отмечали и преподаватели. В нём горело постоянное стремление к новым знаниями. Кроме того, это очень скромный, хороший и надёжный товарищ".

В 1973 году только два выпускника Академии Генерального штаба были удостоены золотой медали, в том числе Нешумов. Перед выпуском ему присвоили звание генерал-майора.

И снова пограничная судьба, уже в третий раз, бросила его в Среднюю Азию, теперь — командующим пограничным округом.

Высокая должность и генеральские погоны не отдалили его от сослуживцев. Бывший в то время начальником политотдела округа генерал И.П. Полежаев отмечает: "Работать с Юрием Алексеевичем было легко и интересно. Его отличало глубокое понимание роли и значения политорганов, всей системы военно-политического воспитания пограничников. На собраниях, других общественных мероприятиях он не давил своим авторитетом, активно поддерживал деловые предложения. На критику в свой адрес, даже, бывало, и не весьма аргументированную, реагировал корректно. Никто никогда не слышал от него бранного слова. С большим уважением относились к нему все руководители среднеазиатских республик. Работая много лет рядом с Нешумовым, хочу подчеркнуть, что он не баловень судьбы. Это военачальник с большой буквы, честный, порядочный русский генерал" В 1987—1993 годах генерал Нешумов был заместителем главы правительственной делегации по урегулированию проблем прохождения советско-китайской границы. Более ста лет накапливались там вопросы, перераставшие порой даже в вооружённые конфликты.

Юрий Алексеевич взялся с присущей ему глубиной и тщательностью за изучение исторических документов, проработку перспектив решения многочисленных проблем и неувязок, связанных с прохождением границы протяжённостью около 5 тысяч километров. Тут ведь и сельхозугодья, и экономика, и вопросы обороны страны. Всё это нужно было согласовать с местными органами власти и доказать сопредельной стороне историческую принадлежность государству конкретных островов.

Колоссальную работу проделала комиссия, что и легло в основу долгожданного российско-китайского договора о государственной границе. Это было достижение государственного масштаба.

Генерал Нешумов и сейчас плодотворно трудится в научном центре Пограничной службы ФСБ России. Сила и слава Пограничных войск, их уважение народом всегда базировались на таких замечательных, преданных делу патриотах Родины, которых, к счастью, всегда было много на передовых рубежах Отечества.



БОРИС ГОЛЫШЕВ