Смертники с гепатитом "С"

НЕСКОЛЬКО ЛЕТ НАЗАД попал в автоаварию: лопнул шейный позвонок. Операцию сделали за деньги, разумеется.

Ночью лопнул сосуд под кожей. Кричал, никто не подошел. Утром приехал хирург и прямо на кровати заштопал сосуд и что-то влил в кровь.

Однако операция пошла насмарку, и меня поскорее выпихнули из больницы.

Претензии не принимались. В больнице занялись "защитой мундиров". А мой организм стал сдавать, пища не усваивалась. Анализ крови показал, что у меня гепатит "С". Однако инфекционисты в больницу меня так и не положили. Болезнь стала резко прогрессировать. Теперь я инвалид 2-й группы III степени. В больнице мне сказали, что таких, как я, не лечат. Я стал собирать информацию о "таких, как я".

Выяснилось, что 540 человек — с гепатитом "С" и 13 человек — ВИЧ-инфицированных. Это из 65 тысяч населения, а льготные лекарства таким, как мы, не положены.

По телеящику Путин и люди из его окружения сообщают, что за два месяца смертность снизилась на 8%, а рождаемость поднялась. Но у нас, в Хакасии, в Тыве, Красноярском крае и т. д., ничего не изменилось. Да и так понятно, что нужны годы, чтобы выйти на положительные результаты.

А гепатит "С" — коварное заболевание. Всех зараженных им выявить сложно. Лечение же стоит очень дорого. В одной рекламе за это требовали 800000 рублей! Таких городков, как наш (где на 65 тыс. населения, повторяю, почти 600 больных гепатитом "С"), очень много. Вот и считайте, сколько смертников, заражающих остальных, живет среди нас.

Полгода назад похоронили моего брата — инженера-машиностроителя. Его заразили гепатитом "С" в зубном кабинете. В какие только правоохранительные органы не обращались.

Ответ един: "Прекратить уголовное дело в связи с отсутствием состава преступления". Одна из причин эпидемии гепатита "С" лежит на совести Минздрава. Несколько лет назад Зурабов издал приказ о проверке медицинских учреждений раз в два года, а не через шесть месяцев, как было раньше. Поэтому контроль потерял всякий смысл.

Алексей Юрьевич СОСКИН